Концепция Общественной Безопасности - КОБ в Украине Цель сайта - донести до людей информацию, которая может помочь вырваться из стереотипов мышления сформированных СМИ. Тем самым вывести человека на объективный уровень мышления и понимания окружающей действительности http://kob.in.ua/stati-kara-murzyi/index.php Wed, 24 May 2017 04:12:47 +0000 Joomla! 1.5 - Open Source Content Management ru-ru А.Н. Энгельгардт "12 писем из деревни" http://kob.in.ua/stati-kara-murzyi/a-n-engelgardt-12-pisem-iz-derevni.html http://kob.in.ua/stati-kara-murzyi/a-n-engelgardt-12-pisem-iz-derevni.html Скачать HTML

ПИСЬМО ПЕРВОЕ (par0 - par30)
(par30 - par56)
(par57 - par83)
(par84 - par124)
ПИСЬМО ВТОРОЕ (par84 - par124)
(par125 - par151)
(par152 - par195)
(par196 - par222)
(par223 - par254)
ПИСЬМО ТРЕТЬЕ (par223 - par254)
(par255 - par295)
(par296 - par322)
(par323 - par349)
(par350 - par383)
(par384 - par424)
(par425 - par459)
(par460 - par488)
(par489 - par515)
(par516 - par542)
(par543 - par569)
(par570 - par597)
ПИСЬМО ЧЕТВЕРТОЕ (par598 - par644)
(par644 - par670)
(par671 - par697)
(par698 - par724)
(par725 - par756)
(par757 - par783)
(par784 - par822)
(par823 - par849)
(par850 - par876)
(par877 - par903)
(par904 - par930)
(par931 - par947)
ПИСЬМО ПЯТОЕ (par948 - par974)
(par974 - par1000)
(par1001 - par1028)
(par1029 - par1058)
(par1059 - par1085)
(par1086 - par1112)
(par1113 - par1139)
(par1140 - par1166)
(par1167 - par1217)
(par1218 - par1257)
(par1258 - par1279)
ПИСЬМО ШЕСТОЕ* (par1280 - par1322)
(par1322 - par1364)
(par1365 - par1396)
(par1397 - par1432)
(par1433 - par1459)
(par1460 - par1488)
(par1489 - par1515)
(par1516 - par1564)
(par1565 - par1599)
(par1600 - par1636)
(par1637 - par1671)
(par1672 - par1684)
ПИСЬМО СЕДЬМОЕ* (par1685 - par1725)
(par1725 - par1751)
(par1752 - par1778)
(par1779 - par1805)
(par1806 - par1840)
(par1841 - par1867)
(par1868 - par1899)
(par1900 - par1926)
(par1927 - par1953)
(par1954 - par1981)
(par1982 - par2008)
(par2009 - par2035)
(par2036 - par2062)
(par2063 - par2089)
(par2090 - par2116)
(par2117 - par2132)
ПИСЬМО ВОСЬМОЕ (par2133 - par2159)
(par2159 - par2185)
(par2186 - par2212)
(par2213 - par2239)
(par2240 - par2273)
(par2274 - par2300)
(par2301 - par2327)
(par2328 - par2364)
ПИСЬМО ДЕВЯТОЕ (par2328 - par2364)
(par2365 - par2391)
(par2392 - par2418)
(par2419 - par2445)
(par2446 - par2472)
ПИСЬМО ДЕСЯТОЕ (par2446 - par2472)
(par2473 - par2499)
(par2500 - par2526)
(par2527 - par2553)
(par2554 - par2580)
(par2581 - par2607)
ПИСЬМО ОДИННАДЦАТОЕ (par2581 - par2607)
(par2608 - par2634)
(par2635 - par2661)
(par2662 - par2688)
(par2689 - par2715)
(par2716 - par2742)
(par2743 - par2769)
(par2770 - par2796)
(par2797 - par2823)
(par2824 - par2850)
ПИСЬМО ДВЕНАДЦАТОЕ (par2824 - par2850)
(par2851 - par2877)
(par2878 - par2910)
(par2911 - par2937)
(par2938 - par2964)
(par2965 - par2991)
(par2992 - par3018)
(par3019 - par3092)

]]>
admin@kob.in.ua (Administrator) Статьи Кара-Мурзы Thu, 26 May 2011 08:14:58 +0000
Истоpия советского госудаpства и пpава http://kob.in.ua/stati-kara-murzyi/istopiya-sovetskogo-gosudapstva-i-ppava.html http://kob.in.ua/stati-kara-murzyi/istopiya-sovetskogo-gosudapstva-i-ppava.html
Глава 1. Западное и советское общество как порождение двух разных типов цивилизации


* Предмет этой и последующих глав - создание, развитие, расцвет, кризис и крушение Советского государства и порожденной им системы права. Это - особый период в истории государственности Руси, а затем России. Шире - это период в истории той цивилизации, которая сложилась в Евразии, отделенной более или менее четкими природными и культурными границами от западной цивилизации и от того, что условно понималось как "Восток" (Турция, Иран, Афганистан и Китай).

* В моменты глубоких кризисов государства, подобных революциям 1917 г. или ликвидации СССР, речь идет не об изолированных конфликтах и противоречиях, - политических и социальных - а об их соединении в одну большую, не объяснимую частными причинами систему цивилизационного кризиса . Он охватывает все общество, от него не скрыться никому, он каждого ставит перед "вечными" вопросами. Под сомнение при этом ставится не законность и праведность той или иной структуры государства или нормы права, а и те исторические события, которые предопределили путь всей цивилизации(1).

* Революция 1917 г. и перемены 90-х годов - это два эпизода в единой цепи событий, отражающих цивилизационный кризис России в ходе индустриализации. Эти события представляли собой более или менее открытую борьбу в связи с созданием, изменением и ликвидацией институтов государства и права. Всего полтора десятилетия (1939-1953 гг.) Советское государство находилось в относительно стабильном внутреннем состоянии, и то эта стабильность была обусловлена катастрофой, угрожающей извне - войной против фашистской Германии и ее союзников. Сразу после восстановительного периода возобновилась борьба (принявшая новые формы), которая закончилась поражением Советского государства.

* Таким образом, для понимания смысла событий, происходивших в государственном строительстве (и разрушении) в советский период, его необходимо поместить в исторический контекст.


? 1. Cоветский строй: тип общества и тип государства

* Сущность институтов государства и права могут быть поняты лишь исходя из типа того общества, которым они порождены. Определять тип общества по признаку господствующей в нем социально-экономической формации (феодальное, капиталистическое, социалистическое) - недостаточно. Россия, Китай и Англия различны независимо от экономической формации.

* В Новое время, по мере того как складывалась современная западная цивилизация ("Запад") и колониальные империи, возникло различение двух образов жизни человека - цивилизованного и дикого . В пределах западной культуры человек живет в цивильном (гражданском) обществе, а вне этих пределов - в состоянии природы . Так возникла идеология, получившая название евроцентризм. Ее главная идея в том, что существует единственный правильный путь развития общества ("столбовая дорога цивилизации"), который удалось пройти Европе (Западу). Остальные страны и народы уклонились от этого пути или отстали. Однако рано или поздно они пройдут весь этот путь, но с излишними страданиями и потерями.

* Евроцентризм не имеет под собой научных оснований и состоит из набора мифов, который меняется в зависимости от обстановки (например, после краха фашизма миф о расовой неполноценности "дикарей" выведен в тень). Однако как идеология, отвечающая интересам господствующих классов, евроцентризм обладает огромной живучестью и время от времени овладевает даже массовым сознанием.

* В противовес евроцентризму и на Западе, и в России многими учеными и философами развивалось представление о человечестве как сложной системе многих культур и цивилизаций. Их разнообразие необходимо не только для здорового развития, но даже и для существования человечества.

* Во второй половине ХХ века это представление приобрело строгие научные формы. С точки зрения теории государства и права важным стало различение обществ современного и традиционного . Современное общество возникло в Западной Европе на обломках традиционного общества Средневековья (Возрождение было переходным периодом, их "перестройкой"). Те культуры и цивилизации, в которых такой глубокой ломки не произошло, продолжали развиваться в условиях той или иной разновидности традиционного общества. Россия - как в облике Империи, так и в образе СССР - была классическим примером традиционного общества(2).

* Понятия "современное" и "традиционное" не содержат в себе оценки, она возникает лишь при взгляде через фильтр идеологии. Например, вопреки идеологическим установкам евроцентризма традиционное общество не является косным. В определенных условиях оно выполняет проекты быстрого и мощного развития (это видно на примере России, Японии, сегодня Китая). Сам по себе тип общества не предопределяет, будет ли оно в тот или иной исторический момент жестоким или терпимым, деспотическим или свободным.

* Современное общество выходцев из Европы в США без всяких моральных проблем триста лет использовало рабство - считаясь при этом идеалом демократии (но в то же время с Запада осыпали проклятиями "деспотическую Россию" за крепостное право, просуществовавшее очень недолго и лишь в центральных областях). Основатель теории гражданского общества философ Б.Локк помогал составлять конституции рабовладельческих штатов и вложил все свои сбережения в работорговлю.

* Для понимания смысла государственного строительства в России после Октября 1917 г. надо хотя бы на время отвлечься от идеологических оценок. Особенно искажает реальность рассмотрение истории Советского государства и права через идеологический фильтр евроцентризма. Через него все видится неправильным, а часто и необъяснимым. Поневоле приходится прибегать к вульгарному психоанализу, сводя дело к комплексам и психическим отклонениям "тиранов" или мистическим тайнам "рабской души" русского народа.

* Напротив, в свете теории современного и традиционного обществ история Советского государства и права укладывается в рациональные рассуждения, приводящие к логичным выводам.

* Главное для нашей темы - представление о человеке и тот набор интересов, идеалов и культурных норм, которые соединяют людей в общество, порождающее государство . Представления о человеке (то есть антропологическая модель , ответ на вопрос "Что есть человек?") в традиционном и современном обществе различаются кардинально. При возникновении современного общества в результате Реформации, Просвещения и буржуазных революций возникло новое представление о человеке - свободный индивидуум (3).

* Когда средневековая Европа преращалась в современный Запад, произошло освобождение человека от связывающих его солидарных, общинных человеческих связей. Капитализму был нужен человек, свободно пеpедвигающийся и вступающий в отношения купли-пpодажи на pынке pабочей силы. Поэтому община всегда была главным врагом буржуазного общества и его культуры.

* В России разрыва этих связей не произошло, несмотря на воздействие капитализма и реформу Столыпина. В антропологической модели, развитой в России в начале ХХ века православными философами, человек есть соборная личность , средоточие множества человеческих связей. Здесь человек всегда включен в солидарные группы (семьи, деревенской и церковной общины, трудового коллектива, пусть даже шайки воров). Обыденным выражением этой антропологии служит девиз: "Один за всех, все за одного".

* Очень важно для традиционного общества понятие народ как надличностной общности, обладающей исторической памятью и коллективным сознанием. В народе каждое поколение связано отношениями ответственности и с предками, и с потомками. На Западе же понятие "народ" изменилось, это - граждане, сообщество индивидов. Будучи неделимыми, они соединяются в народ через гражданское общество. Те, кто вне его - не народ(4).

* Исходным мифом западного общества стало представление о человеке, данное философом XVII века Т.Гоббсом. Он утвеpждает, что пpиpодное, вpожденное свойство человека - подавлять и экспpопpииpовать дpугого человека. Таким образом, естественное состояние для человека - война всех против всех (bellum omnium contra omnes) . В условиях цивилизации, гражданского общества, эта война вводится в рамки закона и становится конкуренцией (5).

* На уровне религиозного сознания главное изменение в представлении о человеке на Западе произвела протестантская Реформация в Европе. Она отвергла идею коллективного спасения души, религиозное братство людей. Именно эта идея и соединяла людей в христианстве: все люди - братья во Христе, он за всех нас пошел на крест. На Западе, напротив, возник религиозно обоснованный индивидуализм. Это общество возникло на идее предопределенности . Это значит, что люди изначально не равны, а делятся на меньшинство, избранное к спасению души, и тех, кому предназначено погибнуть в геенне - отверженных .

* Вот фундаментальное утверждение кальвинистов (1609 г.): "Хотя и говорят, что Бог послал сына своего для того, чтобы искупить грехи рода человеческого, но не такова была его цель: он хотел спасти от гибели лишь немногих. И я говорю вам, что Бог умер лишь для спасения избранных"(6).

* Важным идеологическим следствием из религиозного деления людей на избранных и отверженных, дополненного идеями социал-дарвинизма, стал расизм , которого не существовало в традиционном обществе. Вначале он развился в отношении народов колонизуемых стран (особенно в связи с работорговлей), затем был распространен на отношения классов в новом обществе самого Запада. В XIX веке основатели политэкономии говоpят о "pасе pабочих", а премьер-министр Англии Дизpаэли о "pасе богатых" и "pасе бедных". Пролетарии и буржуа стали двумя разными расами.

* Таким образом, колонизация пpедшествует становлению буржуазного государства, и капиталистический поpядок заключался в обpащении с рабочими Запада так же, как пpежде Запад обpащался с населением колоний. Отношение между капиталистом и пpолетаpием было не чем иным как частным случаем отношений между колонизатоpом и колонизуемым.

* В России не произошло протестантской Реформации, а идеи Просвещения и научной революции, внедряясь в иную культурную среду постепенно и без религиозного подкрепления, не произвели идеологического переворота. Представления Гоббса вообще не были восприняты, как и социал-дарвинизм (идея, что среди людей идет борьба за существование, в которой слабые должны гибнуть). В России была даже развита особая ветвь дарвинизма, делающая упор не на борьбе за существование, а на взаимопомощи.

* Таким образом, на всех уровнях сознания господствующие представления о человеке в России к моменту установления Советской власти принципиально отличались от тех, которые сложились в гражданском обществе Запада. Из представлений о человеке вытекали и взгляды на общество и государство .

* Во-первых, взгляды на общество в западной социальной философии от Гоббса и до наших дней следуют принципам методологического индивидуализма: "действия индивидуумов создают общество". В России социальная философия (как православная, так и либеральная и марксистская) вообще считала саму постановку вопроса некорректной, поскольку личности вне общества просто не существует. Общество и личность связаны нераздельно и создают друг друга.

* Различны и те силы, процессы, которые скрепляют общество двух разных типов. На Западе этим процессом является эквивалентный обмен между индивидами, их контракт купли-продажи, свободный от этических ценностей и выражаемый чисто количественной мерой цены . Каждый человек выступает по отношению к дpугому человеку как собственник. Общество фоpмиpуется чеpез акты обмена, посpедством котоpых каждый ищет максимально возможную выгоду за счет пpиобpетения собственности дpугого за наименьшую цену. Общей, всеобъемлющей метафорой общественной жизни становится рынок . Каждый акт обмена должен быть свободным и эквивалентным.

* Напротив, в обществе традиционном люди связаны множеством отношений зависимости . Акты обмена между ними по большей части не приобретают характера свободной и эквивалентной купли-продажи (обмена равными стоимостями) - рынок регулирует лишь небольшую часть общественных отношений. Зато велико значение отношений типа служения, выполнения долга, любви, заботы и принуждения. Все это отношения с точки зрения либерала несвободные и не поддающиеся рациональному расчету, они в значительной части мотивируются этическими ценностями. Общей, всеобъемлющей метафорой общественной жизни становится в традиционном обществе семья .

* В России всегда была важна идея "Общего дела", скрепляющего личности в общество. Наличие общей идеи ("общего дела"), принятой большинством граждан, придавало государству большую силу. Напротив, сомнения или разочарование в этой идее ("живем не по правде") могло привести к быстрому и для либерального мышления непостижимому разрушению всего государства.

* Принципиальное отличие традиционного общества от западного в том, что в нем всегда есть ядро этических ценностей, признаваемых общими для всех членов общества ("неписаный закон"). Само западное общество и возникло через расчленение этой общей (тоталитарной) этики на множество частных, профессиональных этик - коммерческой, административной, политической и т.д. В большой мере очистив отношения людей от внерациональных сил (заменив ценности ценой ), гражданское общество приобрело большую устойчивость, стало нечувствительным к потрясениям в сфере идеалов. Так, оно стало полностью равнодушным к проблеме признания социального порядка справедливым или несправедливым - критерий справедливости исключен из процесса легитимации общественного строя .

* Напротив, для традиционного общества идеал справедливости играет огромную роль в обретении или утрате легитимности. Ведущий современный философ либерализма Ф. фон Хайек в своей книге "Дорога к рабству" подчеркивал, что возникновение в обществе каких-то общих этических идеалов означает его сдвиг к социализму.

* В соответствии с представлениями о человеке и с теми связями, которые соединяют людей в общество, строится политический порядок, определяющий тип государства . Имея как образец идеал семьи, традиционное общество порождает т.н. патерналистское государство (от лат. pater - отец). Здесь отношения власти и подданных иерархичны и строются по образу отношений отца и детей. Ясно, что представления о свободе, взаимных правах и обязанностях здесь принципиально иные, нежели в государстве западного общества, роль которого сведена к функции полицейского на рынке ("ночной сторож").

* В Европе Реформация стала революцией не только в религиозной сфере, но и в идее государства. Раньше государство обосновывалось, приобретало авторитет через божественную Благодать. Монарх был помазанник Божий, а все подданные были, в каком-то смысле, его детьми. Впервые Лютер обосновал превращение патерналистского государства в классовое , в котором представителями высшей силы оказываются богатые. Богатые стали носителями власти, направленной против бедных. Государство перестало быть "отцом", а народ перестал быть "семьей". Общество стало ареной классовой войны.

* Назвав новое общество "республикой собственников", теоретик гражданского общества Локк так и объяснил суть государства: "главная и основная цель, ради которой люди объединяются в республики и подчиняются правительствам - сохранение их собственности " (слово "республика", т.е. "общее дело", изначально применялось к любому государству, в том числе и монархии).

* Таким образом, гражданское общество основано на конфронтации с неимущими. Внутренее единство общества отрицается принципиально, как утрата свободы, как тоталитаризм. В норме государство должно поддерживать условия для конкуренции, а периодически - вести войну и испытывать революции. В фундаментальной многотомной "Истории идеологии", по которой учатся в западных университетах, читаем: "Гражданские войны и революции присущи либерализму так же, как наемный труд и зарплата - собственности и капиталу. Демократическое государство - исчерпывающая формула для народа собственников, постоянно охваченного страхом перед экспроприацией... Гражданская война является условием существования либеральной демократии. Через войну утверждается власть государства так же, как "народ" утверждается через революцию, а политическое право - собственностью... Таким образом, эта демократия есть ничто иное как холодная гражданская война, ведущаяся государством".

* Напротив, единство общества ("народность") всегда является идеалом и заботой государства традиционного общества. Источник его легитимности лежит не в победоносной гражданской войне, а именно в авторитете государя как отца. Единство - главная ценность семьи, поэтому во всех своих ритуалах это государство подчеркивает существование такого единства.

* Различие двух типов государства хорошо видно при сравнении голосования в парламентах и Cоветах. Голосование - древнейший ритуал любой разновидности демократии, от родовой до современной либеральной. Этот ритуал лишь завершает процесс согласования интересов и выработки решения, приемлемого для всех влиятельных групп. В парламенте голосование есть ритуал, символизирующий конкуренцию , в которой побеждает сильнейший (пусть даже с перевесом в один голос). В Cоветах (любого вида - от совета старейшин племени до Верховного Совета СССР) голосование есть ритуал согласия . Здесь стремятся обеспечить единогласность(7).

* Тот же смысл имеют выборы в представительные органы власти. В гражданском обществе выборы представлены как политический рынок, на котором партии "продают" свои программы и получают плату в виде голосов граждан. В свободной конкуренции здесь побеждает сильнейший. Выборы в традиционном обществе, как мы это видели в СССР, являются на деле плебисцитом (ответ типа "да-нет"). Назначение их - явиться и одобрить общую линию государства. Поэтому так была важна в СССР явка на выборы, хотя мало кто из избирателей вообще заглядывал в бюллетень - он говорил "да" самим фактом голосования неиспорченным бюллетенем. Каждый не принявший участия в выборах означал наличие сильного недовольства. Для либерального государства массовое участие в выборах существенного значения не имеет, правомочный кворум сокращается порой до 1/4 граждан, а в некоторых случаях вообще до 1 человека.

* Различны и подходы к наделению граждан "голосом". Возникновение нового типа человека - индивидуума - привело к "атомизации" голоса. Предельным выражением демократии западного типа стал принцип "один человек - один голос". До этого в разного рода солидарных коллективах "голос" или часть его отдавались тем, кто считался выразителем разума и воли этого коллектива (например, отцу крестьянской семьи, священнику, старейшинам и т.д.). В любом государстве Советского, а не парламентского, типа носителями голоса являются не только граждане, а и коллективы, общности людей.

* На ранних этапах становления государства в Советской России даже выборы в Советы проводились в коллективах предприятий или в общинах деревень, так что голос члена коллектива "весил" больше, чем голос изолированного гражданина. В дальнейшем возник "коллективный голос" народов и национальностей. Народы получили представительство в государстве не как совокупность атомов, но как целостность (Совет национальностей), а каждый гражданин имел "голос" и как представитель своей национальности, что было даже зафиксировано в личном документе (паспорте).

* Смысл голосования как одного из механизмов волеизъявления граждан, соединяясь с другими элементами мировоззрения, определяет источник легитимации государства в двух типах общества. В гражданском обществе государство профанное , лишенное святости - рационально построенная в интересах общества машина. Оно обретает легитимность на каждый новый срок "снизу", через избирательную урну - путем сложения голосов людей-атомов.

* В традиционном обществе государство сакрализовано , оно обладает неким высшим смыслом, святостью, которая возникает не из сложения голосов индивидуальных граждан, а из благодати того или иного вида. В крайнем случае теократического государства эта благодать, легитимирующая политическую власть, целиком исходит их божественного откровения. На языке, понятном людям, это откровение выражает Церковь. Легитимность, полученная таким образом, может даже не подвергаться экзамену через выборы, пока силен авторитет Церкви.

* Наиболее распространенным вариантом государства традиционного общества является государство идеократическое . В нем источником благодати является набор идеалов, признаваемых за общепринятые и не подвергаемых проверке через диалог или выборы. Иногда хранителем таких идеалов выступает Церковь, иногда нет. Так, царская Россия не была теократическим государством, но роль Православной церкви в легитимации власти была очень велика(8).

* Советская власть была типично идеократическим государством традиционного общества. Но набор идеалов, в котором заключалась благодать, придающая власти легитимность, выражался на языке "мечты пролетариата" о правде и справедливости. Советское государство обладало важной сакральной компонентой(9).

* Со временем сакральная компонента ослабевала, перейдя из мессианской веры в мировую революцию в "культ Сталина", связанный с идеей прежде всего укрепления своей страны, а после завершения восстановительного периода (середина 50-х годов) Советское государство исключительно быстро становилось все более открытым, все менее идеократическим. Тем не менее, его тип оставался прежним. Его легитимность достигалась прежде всего через идеалы и соответствующую им социальную практику и подтверждалась выборами плебисцитарного типа (по типу "да - нет").

* В структуре процесса легитимации необходимой была роль партии прежде всего как хранителя и толкователя благодати. Поэтому сама партия, ВКП(б) и потом КПСС, имела совсем иной тип, нежели партии гражданского общества, конкурирующие на "политическом рынке". Будучи единственной партией у власти, КПСС по сути была особым "постоянно действующим" собором, представляющим все социальные группы и сословия, все национальности и все территориальные единицы. Внутри этого собора и происходили согласования интересов, нахождение компромиссов и разрушение или подавление конфликтов - координация всех частей государственной системы. Понятно, что естественная для "классовых" партий фракционность в партии соборного типа, обязанной демонстрировать единство как высшую ценность и источник легитимности всего государства, не допускалась.

* Все требования многопартийности, "свободной игры политических сил", плюрализма и т.п. ставили вопрос не об "улучшении" государства, а о смене самого типа государственности (и даже глубже - смене типа цивилизации). То есть, о революции гораздо более фундаментальной, нежели социальные революции. На протяжении всего советского периода возможные последствия такой революции оценивались обществоведами (в том числе антисоветскими философами-эмигрантами) как катастрофа, масштабы которой трудно было даже предсказать. Опыт 90-х годов в целом подтвердил эти оценки .

*  Парламент и Советы .
* Евроцентризм утверждает существование лишь одной "правильной" формы демократии - парламентской. Она основана на представительстве главных социальных групп общества через партии, которые конкурируют на выборах ("политическом рынке"). Парламент есть форум, на котором партийные фракции ведут торг, согласовывая интересы представленных ими групп и классов. Равновесие политической системы обеспечивается созданием "сдержек и противовесов" - разделением властей, жесткими правовыми нормами и наличием сильной оппозиции. В зрелом виде эта равновесная система приходит к двум партиям примерно равной силы и весьма близким по своим социальным и политическим программам. Сама политическая практика процедурно сложна, так что возникает слой профессиональных политиков ("политический класс"), представляющих интересы разных социальных групп в парламенте. Как и политическая экономия в концепции равновесного рынка, так и политическая философия парламентаризма возникли как слепок с механистической картины мироздания Ньютона(10).

* В Советах выразился иной тип демократии. Во-первых, с самого начала эта демократия выражала самодержавный идеал, несовместимый с дуализмом западного мышления (который привел к двухпартийной политической системе). "Вся власть Советам!" - лозунг, отвергающий и конкуренцию партий, и разделение властей, и правовые "противовесы". Во-вторых, Советы с самого начала несли в себе идеал прямой , а не представительной демократии. В первое время создаваемые на заводах Советы включали в себя всех рабочих завода, а в деревне Советом считали сельский сход. Впоследствии постепенно и с трудом Советы превращались в представительный орган, но при этом они сохранили соборный принцип формирования. За образец брали (явно бессознательно) земские Соборы Российского государства XVI-XVII веков, которые собирались, в основном, в критические моменты(11). Депутатами Советов становились не профессиональные политики (как правило, юристы), а люди из "гущи жизни" - в идеале представители всех социальных групп, областей, национальностей(12).

* В отличие от парламента, где победитель в конкурентной борьбе выявляется быстро, Совет, озабоченный поиском единства (консенсуса), подходит к вопросу с разных сторон, трактуя острые проблемы в завуалированной форме. Это производит впечатление расплывчатости и медлительности ("говорильня") - особенно когда ослабевают механизмы закулисного согласования позиций. Для тех, кто после 1989 г. мог наблюдать параллельно дебаты в Верховном Совете СССР (или РСФСР) и в каком-нибудь западном парламенте, разница казалась ошеломляющей.

* Если в парламенте собирались политики, которые представляли конфликтующие интересы разных групп, то Совет исходил из идеи народности . Отсюда - разные установки и процедуры. Парламент ищет не более чем приемлемое решение, точку равновесия сил. Совет же "ищет правду" - то решение, которое как бы скрыто в народной мудрости. Потому и голосование в Советах носило плебисцитарный характер: когда "правда найдена", это подтверждается единогласно. Конкретные же решения вырабатывает орган Совета - исполком.

* Риторика Совета с точки зрения парламента кажется странной, если не абсурдной. Парламентарий, получив мандат от избирателей, далее опирается лишь на свой ум и компетентность. Депутат Совета подчеркивает, что он - лишь выразитель воли народа (из его мест). Поэтому часто повторяется фраза: "Наши избиратели ждут...". В Советах имелась ритуальная, невыполнимая норма - "наказы избирателей". Их, как считалось, депутат не имел права ставить под сомнение (хотя ясно, что наказы могли быть взаимно несовместимы).

* Советы были порождены политической культурой народов России и выражали эту культуру. Судить их принципы, процедуры и ритуалы по меркам западного парламента - значит впадать в примитивный евроцентризм. В практике Советы выработали систему приемов, которые в конкретных условиях советского общества устойчивой и эффективной формой государственности. Как только само это общество дало трещину и стало разрушаться, недееспособными стали и Советы, что в полной мере проявилось уже в 1989-1990 г.

*  Советы и партия .
* Государство строится и действует в рамках определенной политической системы . В ней органы и учреждения государства дополнены общественными организациями (партиями, профсоюзами, кооперативами, научными и др. обществами). Главные общественные организации советской политической системы возникли до революции 1917 г., после нее их совокупность сильно менялась. Главным изменением было становление однопартийной системы - по мере того как союзные и даже коалиционные вначале левые партии переходили в оппозицию к большевикам. Это происходило несмотря на неоднократные, вплоть до 1922 г., попытки большевиков восстановить признаки многопартийности. Идея единства все больше довлела. Рядовые эсеры и меньшевики быстро "перетекли" в РКП(б), а лидеры уехали, были высланы или арестованы в ходе политической борьбы.

* Партия заняла в политической системе особое место, без учета которого не может быть понят и тип Советского государства. В литературе нередко дело представляется так, будто превращение партии в скелет всей системы и ее сращивание с государством - реализация сознательной концепции В.И.Ленина, возникшей из-за того, что политически незрелые и малограмотные депутаты рабочих и крестьянских Советов не могли справиться с задачами государственного управления. Видимо, проблема глубже. Необходимость в особом, не зависящем от Советов "скелете" диктовалась двумя причинами.

* Лозунг "Вся власть Советам!" отражал крестьянскую идею "земли и воли" и нес в себе большой заряд анархизма. Возникновение множества местных властей, не ограниченных "сверху", буквально рассыпали государство. Советы не были ограничены и рамками закона, ибо, имея "всю власть", они в принципе могли менять законы. Была нужна обладающая непререкаемым авторитетом сила, которая была бы включена во все Советы и в то же время следовала бы не местным, а общегосударственным установкам и критериям. Такой силой стала партия, игравшая роль "хранителя идеи" и высшего арбитра, но не подверженная критике за конкретные ошибки и провалы. Именно партия, членами которой в разные годы были от 40 до 70% депутатов, соединила Советы в единую государственную систему, связанную как иерархически, так и "по горизонтали"(13).

* Вторая причина превращения партии в связующий "скелет" государственной системы в том, что Советы соборного типа, в отличие от парламента, не могли быть быстрыми органами управления. Они выделяли из себя чисто управленческий исполком, а сами выполняли лишь одобряющую, легитимирующую роль. Для общества традиционного типа эта роль очень важна, но требовался и форум, на котором велась бы выработка решений через согласование интересов и поиск компромисса. Таким форумом, действующим "за кулисами" Советов, стала партия большевиков.

* Эта конструкция власти необычна с точки зрения либерального демократа, но она выполняет те же объективно присущие государству функции, что и при парламентской демократии. Закулисный форум для поиска компромиссов и выработки решений есть и при парламенте. Так, в США высшая финансовая, промышленная, политическая, военная и научная элита соединена в сеть закрытых клубов, где и происходит невидимое согласование интересов и выработка решений. Другим типом "надпартийного" форума является политическое масонство, в некоторые моменты играющее очень активную роль (особенно в кадровой политике). Так, сложившееся в 1906 г. российское политическое масонство объединяло в своих рядах руководителей всех левых партий, кроме большевиков. Из 29 министров Временного правительства всех составов 23 были масонами. Все три члена президиума ЦИК Петроградского Совета первого состава (тогда трудовик Керенский и два меньшевика) также были масонами. Виднейшие деятели Февраля отмечали в мемуарах, что масонские ложи и были тем "круглым столом", за которым велись переговоры революционных (эсеры и меньшевики) и либеральных (кадеты и трудовики) политиков(14).

* В годы индустриализации ВКП(б) стала массовой, а в 70-е годы включала в себя около 10% взрослого населения. Главным способом воздействия партии на деятельность государства был установленный ею контроль над кадровыми вопросами. Разгром к началу 30-х годов оппозиции внутри партии и ликвидация фракционности дали ЦК ВКП(б) полноту контроля за назначением служащих на все важные посты в государстве. Уже в конце 1923 г. стала создаваться система номенклатуры - перечня должностей, назначение на которые (и снятие) производилось лишь после согласования с соответствующим партийным органом. В номенклатуру стали включаться и выборные должности, что было, разумеется, явным нарушением официального права.

* Процессы, происходящие после ликвидации какой-то структуры, многое говорят о ее реальном месте в обществе. Сама по себе ликвидация явно недемократической номенклатурной системы (в 1989 г.) не сделала назначение государственных чиновников ни более открытым, ни более разумным. Скорее - наоборот. Поэтому критика номенклатурной системы как вырванного из контекста частного механизма имела сугубо идеологический смысл.

* В условиях острой нехватки образованных кадров и огромной сложности географического, национального и хозяйственного строения страны, номенклатурная система имела большие достоинства. Она подчиняла весь госаппарат единым критериям и действовала почти автоматически. Это обусловило необычную для парламентских систем эффективность Советского государства в экстремальных условиях индустриализации и войны. Важным в таких условиях фактором была высокая степень независимости практических руководителей от местных властей и от прямого начальства. Эта "защищенность" побуждала к инициативе и творчеству - если только они соответствовали главной цели.

* Главным дефектом, который был известен с самого начала, была тенденция номенклатуры к превращению в сословную касту ("класс"), к образованию кланов, приобретавших большую силу, если местным и хозяйственным руководителям удавалось воздействовать на партийные органы (в широком смысле слова "коррумпировать"). Таким образом, номенклатурная система со временем неизбежно "портилась" и превращалась в систему сплоченных групп, которые следовали не интересам государства, а своим частным групповым интересам. В рамках Советского государства это противоречие не было разрешено, и номенклатура в конце концов совершила "революцию сверху", уничтожив Советское государство и приняв активное участие в разделе государственной собственности.

*
? 2. Особенности советского права

* Будучи порождением традиционного общества, советское государство выработало соответствующую такому обществу систему права. Во многих отношениях оно принципиально отлично от права гражданского общества. Люди, мыслящие в понятиях евроцентризма, не понимают традиционного права, оно им кажется бесправием . В связи с этим в сфере идеологии возникает подмена понятий и взаимное непонимание.

* Так, слова "правовое государство" житель России воспринимает совсем не так, как на Западе. Там имеется в виду именно либеральное государство, отдающее безусловный приоритет правам индивидуума . В обыденном сознании России считается, что правовое государство - это то, которое строго соблюдает установленные и известные всем нормы и всех заставляет их соблюдать. В таком государстве человек может достаточно надежно прогнозировать последствия своих действий - он вполне защищен и от преступника, и от внезапного обесценивания своего вклада в сберкассе.

* Постараемся уйти от идеологии и условного понятия "правовое государство". Неправового государства в норме не бывает, даже если теократическое или идеократическое право с либеральной точки зрения жестоко или недостаточно рационально. Бывают длительные отклонения от права, что на деле есть и частичная утрата государственности. Это - нестабильное состояние, ведущее или к революции, или к полному разрушению государства, которое выражается в утрате монополии на насилие.

* Основа основ права - это полная монополия государства на применение насилия. Если монополия сохраняется - государство правовое, хотя бы и предельно жестокое. Если в стране легитимировано негосударственное насилие и наказание (например, "суд Линча" в США), то можно говорить о нестабильном состоянии неполной государственности. Если же государство предоставляет оружие и лицензию на насилие неформальным организациям - оно неправовое (15). Предоставление государством средств насилия неформальным организациям для борьбы с политическим противником внутри и вне собственной территории есть государственный терроризм , что по меркам международного права является признаком преступного государства.

*  Средства господства .
* Любое государство побуждает людей к поведению, не выходящему за рамки установленных норм. Это осуществляется двумя принципиально разными способами - принуждением и внушением. Государство традиционного общества издавна действует открытым принуждением и внушением. Называя его "недемократичным", "тираническим", обычно имеют в виду именно его авторитарность (а чаще жестокость). Государство гражданского общества породило новый тип господства - через манипуляцию сознанием .

* Манипуляция - способ господства путем духовного воздействия на людей через программирование их поведения. Это воздействие направлено на психические структуры человека, осуществляется скрытно и ставит своей задачей изменение мнений, побуждений и целей людей в нужном власти направлении.

* Манипуляция сознанием как средство власти возникает только в гражданском обществе, с установлением политического порядка, основанного на представительной демократии . Ведущие американские социологи П.Лазарсфельд и Р.Мертон: "Те, кто контролирует взгляды и убеждения в нашем обществе, прибегают меньше к физическому насилию и больше к массовому внушению. Радиопрограммы и реклама заменяют запугивание и насилие". Власть монарха (или генсека) нуждалась в легитимации - приобретении авторитета в массовом сознании. Но она не нуждалась в манипуляции сознанием. Отношения господства при такой власти были основаны на "открытом, без маскировки, императивном воздействии - от насилия и подавления до навязывания, внушения, приказа - с использованием грубого простого принуждения".

* Воздействие на человека религии или "пропаганды" в идеократических обществах, каким были царская Россия и СССР, отличаются от манипуляции своими главными родовыми признаками. Главный из них - скрытность воздействия и внушение человеку желаний, заведомо противоречащих его главным ценностям и интересам.

* Ни религия, ни официальная идеология идеократического общества не только не соответствуют этому признаку - они действуют принципиально иначе. Их обращение к людям не просто не скрывается, оно громогласно. Ориентиры и нормы поведения, к которым побуждали эти воздействия, декларировались совершенно открыто, и они были жестко и явно связаны с декларированными ценностями общества.

* И отцы церкви, и "отцы коммунизма" считали, что то поведение, к которому они громогласно призывали - в интересах спасения души и благоденствия их паствы. Поэтому и не могло стоять задачи внушить ложные цели и желания и скрывать акцию духовного воздействия. Конечно, представления о благе и потребностях людей у элиты и большей или меньшей части населения могли расходиться, вожди могли жестоко заблуждаться. Но они не "лезли под кожу", а дополняли власть Слова прямым подавлением. В казаpмах Кpасной аpмии висел плакат: "Не можешь - поможем. Не умеешь - научим. Не хочешь - заставим". Смысл же манипуляции иной: мы не будем тебя заставлять, мы влезем к тебе в душу, в подсознание, и сделаем так, что ты сам захочешь . В этом - главная pазница и пpинципиальная несовместимость двух миpов: pелигии и идеокpатии (в тpадиционном обществе) и манипуляции сознанием (в гpажданском обществе).

* В ходе Великой Французской революции с помощью пропаганды удалось натравить городские низы на церковь и монархию. В своем роде это было блестящее достижение ума и слова. Орудием буржуазии стало именно то, что ей враждебно - стремление человека к равенству и справедливости. Во

* Человек либеральных взглядов считает, что манипуляция сознанием - более гуманное и приятное средство господства, чем открытое принуждение и императивное внушение. Такой человек (который сегодня вроде бы господствует в "культурном слое" России) убежден, что переход от насилия и принуждения к манипуляции сознанием - огромный прогресс. На деле это - дело вкуса (например, Ф.М.Достоевский считал, что манипуляция гораздо глубже травмирует душу человека и подавляет его свободу воли, нежели насилие - об этом его "Легенда о Великом Инквизиторе"). Но и на Западе, среди ведущих специалистов, есть (хотя и немного) такие, кто прямо и открыто ставит манипуляцию сознанием в нравственном отношении ниже открытого принуждения и насилия. Манипуляция сознанием, производимая всегда скрытно, лишает индивидуума свободы в гораздо большей степени, нежели прямое принуждение. Об идеалах нет смысла спорить, однако надо уметь различать явления.

*  Формализация права .
* Главное внешнее отличие правовых систем двух типов общества - в степени формализации норм права, их представления в виде законов и кодексов. За этим стоит отношение между правом и этикой . Конечно, в любом обществе система права базируется на господствующей морали, на представлениях о допустимом и запретном, но в западном обществе все это формализовано в несравненно большей степени, поскольку в нем устранена единая этика. Отказ от единой этики породил нигилизм - особое свойство западной культуры.

* В правовом плане этот нигилизм означает безответственность, замаскированную понятием свободы . Понятие свободы в традиционном обществе уравновешено множеством запретов, в совокупности порождающих мощное чувство ответственности (поэтому, в частности, такое общество выглядит как неправовое - в нем нет такой острой нужды формализовать запреты в виде законов).

* В западном обществе контроль общей этики заменяется контролем закона . В традиционном обществе право в огромной своей части записано в культурных нормах, табу и преданиях. Эти нормы входят выpажены на языке тpадиций, пеpедаваемых от поколения к поколению, а не чеpез фоpмальное обpазование и воспитание индивидуумов.

* В России право ассоциируется с правдой - сводом базовых этических норм. Эти нормы до такой степени сливаются с правовыми, что большинство людей в обыденной жизни и не делают между ними различия. СССР не был, в понятиях либерализма, правовым государством, но существовали неписанные моральные нормы, которые считались даже законом (то есть, большинство людей искренне верило, что где-то эти моральные нормы записаны как Закон)(16). Когда власти эти нормы нарушали, они старались это тщательно скрыть.

* Тpадиционное госудаpство "стыдливо". Госудаpство гpажданского общества в пpинципе "стыда не имеет", в нем бывают лишь наpушения закона . "Кpовавое воскpесенье" доконало цаpизм, а pасстpел в Чикаго никакого чувства вины в США не оставил. Это видно и по близкому нам времени. Хpущев пошел на уличные pепpессии в Новочеpкасске (в масштабах, по меpкам Запада, ничтожных) - но это тщательно скpывалось. Это был позоp, Хpущев его и не пеpежил как генсек. Сегодня, после либерализации общества, танки могут pасстpеливать людей в течение целых суток в центpе Москвы с показом по телевидению на весь миp. И понятие гpеха пpи обсуждении этой акции вообще исключено(17).

* Такие общественные явления, которые со временем становятся привычными, лучше понимаются в момент их трансформации, а тем более быстрого, радикального слома. Ставшее за многие десятилетия привычным советское право (до которого действовало генетически родственное ему традиционное право Российской империи) относится к числу таких явлений. Для его понимания полезно наблюдать за теми изменениями, что происходят сегодня на наших глазах(18).

* Глубокое изменение отражает сам язык: идеологи либеральной реформы принципиально стали называть правоохранительные органы силовыми структурами. Слово, корнем которого является право , заменен термином, полностью очищенным от всякой этической окраски. Сила нейтральна, равнодушна к Добру и злу, она - орудие. Это - разрыв с традиционным правом, где "человек с ружьем" есть или носитель Добра, или служитель зла.

* Искренним идеологом либеральной реформы был академик А.Д.Сахаров. В отношении концепции правового государства он провозгласил: "Принцип "разрешено все, что не запрещено законом" должен пониматься буквально". Эта лаконичная мысль означает разрыв со системой права традиционного общества, разрыв непрерывности всей траектории правосознания России. Она означает, что в обществе снимаются все табу, все не записанные в законе культурные нормы. Конечно, в предложенной "абсолютной" форме это не может быть реализовано, так как имело бы катастрофические последствия(19). Ведь речь идет о радикальном внедрении правовых норм в том виде, как они сложились на протестантском Западе, в многонациональной стране с православной и мусульманской культурой.

*  Естественное право .
* Какие бы разделы права мы ни рассматривали (хозяйственное, гражданское, трудовое, семейное право и т.д.), всегда под ними лежат более или менее сознательные представления о естественном праве . То есть о таком идеальном, не зависящем от государства праве, которое как бы вытекает из велений разума и самой природы мира и человека. Разумеется, естественное право суть порождение культуры, в нем нет ничего "естественного". Просто оно настолько тесно связано с мироощущением, что кажется, будто оно выводится из природы вещей. "Так устроен мир", - вот обоснование естественного права.

* Поскольку мироощущение и представления о человеке в современном и традиционном обществе различны, то различаются и основания естественного права. А, следовательно, разным содержанием наполняются и внешне схожие нормы конкретного права.

* Так, одним из социальных прав как в СССР, так и в некоторых странах при социал-демократических правительствах (например, в Швеции) было право на бесплатное медицинское обслуживание. При внешней схожести этого конкретного права, его основания в СССР и в Швеции были различны.

* Согласно концепции индивидуума (в Швеции), человек рождается вместе со своими неотчуждаемыми личными правами. В совокупности они входят в его естественное право. Но бесплатное медицинское обслуживание не входит в естественное право человека. Он это право должен завоевать как социальное право - и закрепить в какой-то форме общественного договора.

* В советском (традиционном) обществе человек является не индивидуумом, а членом общины. Он рождается не только с некоторыми личными, но и с неотчуждаемыми общественными, социальными правами. Поскольку человек - не индивидуум (он "делим"), его здоровье в большой мере есть национальное достояние. Поэтому бесплатное здравоохранение рассматривается (даже бессознательно) как естественное право. Оберегать здоровье человека - обязанность и государства как распорядителя национальным достоянием, и самого человека(20). Примечательно, что в ходе реформы 90-х годов не было не только протестов, но и общественных дебатов в связи с планами отмены бесплатного здравоохранения и образования. Эти блага настолько воспринимались как неотчуждаемое естественное право человека, что даже представить себе никто не мог, что их может отменить государство.

* Одной из главных задач государства в любом обществе является регулировать отношения в сфере хозяйства (производства и распределения). Этому посвящено хозяйственное право. Для советского строя эта функция стала особенно важной, поскольку в СССР произошло глубокое огосударствление хозяйства. Главные основания права в этой сфере также очень различны в современном и традиционном обществе, они уходят корнями в глубокую древность.

* Уже Аристотель сформулировал основные понятия, на которых базируется видение хозяйства. Одно из них - экономика , что означает "ведение дома", домострой, материальное обеспечение экоса (дома) или полиса (города). Эта деятельность не обязательно сопряжена с движением денег, ценами рынка и т.д. Другой способ производства и коммерческой деятельности он назвал хрематистика (рыночная экономика). Это изначально два совершенно разных типа деятельности. Экономика - это производство и коммерция в целях удовлетворения потребностей . А хрематистика - это такой вид производственной и коммерческой деятельности, который нацелен на накопление богатства вне зависимости от его использования, т.е. накопление, превращенное в высшую цель деятельности.

* Рыночная экономика, ставшая господствующим типом хозяйства в западном обществе, не является чем-то естественным и универсальным. Это недавняя социальная конструкция, возникшая как глубокая мутация в специфической культуре Запада. В ходе перестройки в СССР рынок был представлен идеологами просто как механизм информационной обратной связи, стихийно регулирующий производство в соответствии с общественной потребностью через поток товаров и денег. То есть, как механизм контроля, альтернативный плану. Но противопоставление "рынок-план" несущественно по сравнению с фундаментальным смыслом понятия рынок как общей метафоры всего общества в западной цивилизации.

* Как возникло само понятие рыночная экономика ? Ведь рынок продуктов возник вместе с первым разделением труда и существует сегодня в некапиталистических и даже примитивных обществах. Рыночная экономика возникла, когда в товар превратились вещи, которые для традиционного мышления никак не могли быть товаром: деньги, земля и свободный человек (рабочая сила). Это - глубокий переворот в типе рациональности, в метафизике и даже религии, а отнюдь не только экономике.

* Cоответственно, хозяйственное и трудовое право строилось в гражданском обществе в русле представлений хрематистики (рынка), а в советском обществе - согласно представлениям экономики, то есть хозяйства, ведущегося не ради прибыли, а ради потребления. Понятно, что различными были в этих двух системах права категории собственности, капитала, труда, денег и т.д. Эти категории наполнялись в советской системе конкретным содержанием в основном под давлением обстоятельств хозяйственной практики, а не какой-либо теоретической доктрины (хотя задним числом обычно доказывалась необходимость введения той или иной нормы именно исходя из доктрины).

* Не имея возможности в рамках этого курса проводить широкий сравнительный анализ западного и советского обществ как продуктов двух разных типов цивилизации, мы лишь обращаем здесь внимание на необходимость постоянного учета их различий при изучении институтов государства и права, даже очень схожих внешне.

* ПРИМЕЧАНИЯ

* 1. Например, в начале 90-х годов одним из доводов в подрыве легитимности Советского государства была его генетическая связь с двумя якобы фатальными историческими решениями: решением князя Владимира в Х веке принять для Руси христианство от Византии (Православие) и решением в XIII веке Александра Невского признать власть монгольского хана, но дать непримиримый отпор Ливонскому ордену в его крестовом походе на православных славян.

* 2. Названия "традиционный" и "современный" условны, первоначальный смысл их уже не отражается выбранными словами. Кроме того, для многих само слово "современный" звучит как положительная оценка. Но раз уж эти названия давно вошли в обиход, лучше не изобретать новых. Современное общество есть продукт индустриальной цивилизации, а традиционное общество корнями уходит в цивилизацию аграрную . Иногда этот признак переносят в наши дни и ошибочно считают, что в промышленно развитых странах везде сложилось современное общество. Степень промышленного развития не служит существенным признаком. Япония - в высшей степени развитая промышленная страна, но сохранившая самые главные черты традиционного общества. С другой стороны, плантации в Зимбабве - очаги уклада современного общества.

* 3. Ин-дивид это перевод на латынь греческого слова а-том , что по-русски означает неделимый . Человек стал атомом человечества - свободным, неделимым, в непрерывном движении и соударениях. В России сам смысл понятия индивид широкой публике даже до сих пор неизвестен - это слово воспринимается как синоним слова "личность", что совершенно неверно.

* 4. C точки зрения западных исследователей России, в ней даже в середине прошлого века не существовало народа, так как не было гражданского общества. Де Кюстин писал в своей известной книге о России: "Повторяю вам постоянно - здесь следовало бы все разрушить для того, чтобы создать народ".

* 5. Запад - единственная культура на Земле, антропологический миф котоpой утверждает, что человек по своей природе кровожаден. Все остальные общества веpят, что пpоизошли от богов, что человек утратил рай за совершенный им грех, а в своем исходном естестве он создан по образу и подобию Бога.

* 6. Шотландские пуритане даже не допускали к крещению детей тех, кто отвергнут Богом (например, пьяниц). Это - отход от сути христианства назад, к идее "избранного народа". Видимым признаком избранности стало богатство. Бедность ненавиделась как симптом отверженности. Кальвин настрого запретил подавать милостыню, принятые в Англии Законы о бедных поражают своей жестокостью.

* 7. Этот смысл ритуала голосования в государстве традиционного типа прекрасно изучен в антропологии и культурологии. В оставшихся кое-где на Земле культурах с племенной демократией существуют даже изощренные специальные обряды, в ходе которых люди отставляют в сторону обиды и разногласия (танцы, ритуальные инсценировки боя, омовения и пиры). Лишь после этих обрядов приступают к голосованию, которое должно быть единодушным.

* 8. Кризис официальной Церкви, религиозные искания в обществе в конце XIX - начале ХХ века были важным фактором подрыва легитимности царской власти. Лев Толстой как религиозный мыслитель, вошедший в конфликт с Церковью, действительно стал "зеркалом русской революции".

* 9. Философ Н.Бердяев даже писал в эмиграции (1923): "Социалистическое государство не есть секулярное государство, это - сакральное государство... Оно походит на авторитарное теократическое государство... Хранителями мессианской "идеи" пролетариата является особенная иерархия - коммунистическая партия".

* 10. Теория конституционной монархии в Англии прямо выводилась из модели Ньютона. Конституция США - классический пример представления государства как равновесной машины.

* 11. Слово собор - перевод греческого слова ekklesia , что значит собрание и церковь. Земские соборы созывались не для того, чтобы принимать конкретные решения, а чтобы "найти истину" - определить или одобрить путь государства.

* 12. С точки зрения парламентаризма выглядит, конечно, нелепостью "подбор" состава Советов по полу, возрасту, профессиям и национальностям. Но когда корпус депутатов состоит не из профессионалов, а из тех, кто знает все стороны жизни на личном опыте, этот подход имеет глубокий смысл.

* 13. Связующая роль партии наглядно выявилась в 1990 г., когда эта роль была законодательно изъята из полномочий КПСС.

* 14. Отношения коммунистов с масонами были сложными, и один из руководителей Коминтерна Г.Димитров, изучавший этот вопрос, заявил о несовместимости членства в компартиях с принадлежностью к масонству.

* 15. Так, тяжелейший кризис в России вызвало предоставление вооружения неформальным силам Д.Дудаева (1991-1992 гг.) в Чечне для ликвидации органов советской власти. Для восстановления контроля над территорией затем вооружили другую группу чеченских неформалов - "оппозицию" Дудаеву. И не только вооружили, но и послали туда набранных по контракту военнослужащих без военной формы и знаков различия. Это привело к возникновению очага войны в Чечне и утрате суверенитета России над нею.

* 16. Вот слова из песни В.Высоцкого: "Расстреливать два раза уставы не велят". Разумеется, ни в каких уставах это не записано. Однако в России издавна действует этическая норма: при неудавшейся казни осужденный должен быть помилован. Почти на столетие на династию Романовых лег грех Николая I, ставший преданием - повторная казнь декабристов, сорвавшихся с виселицы.

* 17. Мы говорим об идеальном проекте, а в действительности западная демократия в случае целесообразности применяет подходы, чуждые правовым принципам собственного общества, например, принцип круговой поруки в наказании. Важным экспериментом над правосознанием стал весь опыт блокады Ирака. Строго говоря, против народа Ирака сознательно совершают смертельные репрессии за действия небольшой и неподконтрольной ему части (режима Саддама Хуссейна). То есть, на языке западного же права, используют невинных людей как заложников и убивают их.

* 18. При этом, конечно, надо прилагать немалые усилия, чтобы отделять "идеологические шумы". Много таких шумов создало правозащитное движение, исходившее прежде всего из политических, а не правовых категорий. Например, правозащитники постулировали: лучше оставить на свободе десять преступников, чем осудить одного невиновного. При этом речь шла о судебных ошибках , а не о сознательных преступлениях правоохранительных органов (такие преступления знают самые "правовые" государства). И все приняли некорректный с точки зрения права постулат, не спросив, идет ли речь именно о десяти преступниках. А если о ста? О тысяче? Обо всех ?

* 19. Кажется курьезом, а на деле принципиальное значение имел недавний случай заключения в Италии брака между братом и сестрой - не нашлось закона, который бы это запрещал. А рациональные аргументы молодоженов были неотразимы: это экономично, они гарантированы от СПИДа, а потомству вреда они не нанесут, так как детей заводить не собираются. Западное свободное общество это приняло (как и нередкие уже браки между лицами одного пола). Значит ли это, что к подобному освобождению права от традиционных моральных норм готова Россия и все населяющие ее народы?

* 20. Быстрая либеральная реформа в России привела к неожиданному эффекту: еще до перехода к платному здравоохранению резко снизилась обращаемость к врачам, несмотря на рост числа заболеваний. Люди почувствовали себя свободными от обязанности беречь свое здоровье как национальное достояние, но еще не осознали свое тело как частную собственность.

]]>
admin@kob.in.ua (Administrator) Статьи Кара-Мурзы Thu, 26 May 2011 08:13:36 +0000
Реферат Культура и происхождение человека http://kob.in.ua/stati-kara-murzyi/referat-kultura-i-proishozhdenie-cheloveka.html http://kob.in.ua/stati-kara-murzyi/referat-kultura-i-proishozhdenie-cheloveka.html Миф о происхождении человека занимает центральное место в культурах всех народов Земли. У народов Западной Европы это ветхозаветный миф о грехопадении. Человек созданный по образу и подобию Бога изгнан из Рая в проклятый мир шипов и репейников:

Рис. 1 Изгнанные из Рая Адам и Ева рыдая идут заниматься производством в мире шипов и репейников

Рис. 1 Изгнанные из Рая Адам и Ева идут заниматься производством в мире шипов и репейников за то что ты послушал голоса жены своей и ел от дерева, о котором я заповедал тебе, сказав не ешь от него, проклята Земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей; тернии и волчцы произростит она тебе; и будешь питаться полевою травою; в поте лица своего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю из которой ты взят,ибо прах ты и в прах возвратишься. (Бытие 3,17)

Ненасытный человек, в поте лица своего питающийся полевою травою в проклятом мире шипов и репейников, перекочевал из мифа в научные теории происхождения человека, и в упаковке марксизма попал в Россию. Карл Маркс в "Немецкой идеологии" писал:

Людей можно отличать от животных по сознанию, по религии вообще по чему угодно. Сами они начинают отличать себя от животных, как только начинают производить необходимые им жизненные средства шаг, который обусловлен их телесной организацией.

 Ветхозаветный миф отчетливо проступает за этой формулой. Телесная организация "по образу и подобию" обуславливает переход к производству - "в поте лица своего есть хлеб". Позднее, к формуле Маркса, выводившего необходимость производства из телесной организации человека, добавилась формула Энгельса: "труд сделал из обезьяны человека", в которой телесная организация выводится из необходимости производства. Это замкнуло логический порочный круг, по которому ходили авторы многих российских учебников. Развитие мозга, и даже возникновение общества, выводилось из потребностей в еде и питье. Сделать вечно голодной и поместить в проклятый мир шипов и репейников пришлось не только грешного эгоистичного человека, но и ни в чем не повинную обезьяну.

Проблема в том что из потребностей в еде и питье биологические особенности человека не выводятся. Потребности в пище, питье и жилище есть у всех животных. Если разум нужен лишь для удовлетворения этих потребностей почему он не возник у других животных? Как у охотников и собирателей возник мозг, способный создавать атомные электростанции и космические корабли, словом - явно избыточный для сбора грибов и ягод?

Канонизированная официальной советской идеологией работа Маркса была написана до выхода в свет труда Чарльза Дарвина о происхождении видов путем естественного отбора. Многое повидав в своих путешествиях, Дарвин не мог объяснить эволюцию уникальных биологических особенностей человека необходимостью еды и питья. Спустя некоторое время Дарвин опубликовал книгу о происхождении человека путем полового отбора. Половой отбор, основанный напредпочтениях при выборе партнера интересен тем что под действием такого отбора вид приспосабливается не к окружающей среде, а к самому себе, к своим собственным биологическим особенностям. Роскошный хвост павлина не помогает самцу ни в поисках пищи, ни в спасении от хищников. Он возник из-за биологических особенностей самок, которым такой хвост нравится.

Рис. 2 Самки мушки Cyrtodiopsis dalmanni предпочитают самцов с широко расставленными глазами.

Другой пример эволюции под действием полового отбора - мушка Cyrtodiopsis dalmanni. Самки этого вида предпочитают самцов с наибольшим отношением расстояния между глаз к длине тела. В результате глаза у этих мушек расположены на длинных стебельках. Как видим пововой отбор может легко создавать причудливые уникальные структуры, совершенно не нужные, а иногда даже просто вредные для выживания.

Приспосабливаясь к самому себе под действием полового отбора, вид может оказаться настолько неприспособленным к окружающей среде, что вымирает. Так произошло с гигантским ирландским лосем, который уже не мог достаточно быстро передвигаться из-за своих рогов, размах которых составил 3,6 метра.

Однако в случае эволюции человека мы имеем дело не с половым, а с групповым отбором. Уникальной биологической особенностью человека, к которой приспосабливался в ходе эволюции наш вид, является культура: традиции, навыки, убеждения передаваемые из поколения в поколение через обучение. Способность освоить культуру своего общества, развить ее и передать следующему поколению двигала эволюцию наших предков

Традиционно считалось что культура возникла уже у современного человека и заключалась в обуздании биологической, животной "сущности" человека. На самом деле, культура возникла намного раньше современного человека и несколько миллионов лет сама являлась мощным фактором эволюции биологической природы человека, формируя нашу телесную организацию. Зачатки культуры были недавно обнаружены у шимпанзе. Разные популяции шимпанзе имеют разные наборы игр, сигналов, приемов ухаживания, методов добывания пищи, преодоления препятствий. Эти наборы навыков и типов поведения не являются врожденными и передаются из поколения в поколение не генами, а через обучение. Большинство таких культурных навыков мало влияет на приспособленность к окружающей среде. Умение ковыряться в носу, или очистив центральную жилку листа, ловить на нее как на удочку термитов через дырочку в термитнике скорее можно считать развлечением чем добыванием средств к существованию. Способность освоить принятые в данной группе приемы ухаживания можно связать с половым отбором, но и тут связь не очень жесткая. Важна способность научиться быть как все - воспринять культуру общества. Культура шимпанзе очень примитивна. Не развиты и биологические приспособления к ее передаче. Нет языка, детеныши подражают взрослым, но взрослые не обучают детенышей.

У предков человека культура приобрела гораздо более важное значение. Эволюция вида и культуры начали усиливать друг друга. Возникновение новых биологических приспособлений к восприятию и передаче культуры позволяло усложнить культуру, а усложнение культуры, в свою очередь, повышало требования к способности культуру освоить и передать. Около 2,5 миллионов лет назад стал быстро увеличиваться мозг предков человека. Особенно быстро росли размеры зон мозга отвечающих у обезьян за подражание, а у современных людей за подражание и речь. И то и другое очевидно является приспособлением к передаче культуры. Приспособлением к восприятию культуры была и утрата врожденных программ поведения инстинктов. Чем меньше поведение человека программировалось генами тем, легче оно программировалось с помошью обучения. Платить за это пришлось, увеличенным периодом детства, когда человек должен был освоить необходимые для жизни программы поведения, а также увеличением общей продолжительности жизни. Ведь надо было не только самому научиться всему необходимому для жизни, но и детей научить. Около 1-1,5 миллионов лет назад человек прямоходячий, имевщий мозг в 2/3 мозга современного человека уже умел использовать и поддерживать огонь, и дошел с ним от Африки до Австралии. Около 300 000 лет назад анатомия человека стала практически современной. В том числе, опустилась гортань, что позволило людям более тонко контролировать голос, но повысило опасность попадания пищи и питья в дыхательное горло. Такое изменение связанное с уменьшением жизнеспособности могло возникнуть и закрепиться в эволюции лишь в том случае если давало значительный выйгрыш в чем-то другом в передаче культуры. Между 200 и 100 тысячами лет назад появились последние очеловечивающие мутации в гене речи FOXP-2. Этот ген был открыт благодаря мутациям в нем вызывающим немоту. В последствии оказалось что он очень быстро эволюционировал у человека и очевидно был под сильным давлением отбора. По-видимому обретение человеческого варианта гена FOXP-2 было последним шагом, к современному человеку, открывшим простор взрывному развитию языка и культуры.

Хотя главным фактором эволюции человека была приспособленность к своим собственным биологическим особенностям - культуре, а не к условиям окружающей среды, возникшие в результате гигантский мозг, и сложная культура, в отличии от гигантских рогов ирландского лося, выживанию не мешали. Наоборот, позволяли легко и быстро приспосабливаться к новым условиям обитания и заселить всю планету, выйти в космос, и даже побывать на Луне.

Для освоения самых сложных форм культуры: ритуалов, традиций, языка, сказок и мифов возник разум способный строить атомные электростанции и космические корабли.

]]>
admin@kob.in.ua (Administrator) Статьи Кара-Мурзы Thu, 26 May 2011 07:58:56 +0000
Далековато от Москвы http://kob.in.ua/stati-kara-murzyi/dalekovato-ot-moskvyi.html http://kob.in.ua/stati-kara-murzyi/dalekovato-ot-moskvyi.html *  (Очерк опубликован: Наш Современник, 1999, N 4. Данный текст очерка дополнен отсутствующими в публикации фрагментами)

* Хорошо строить дом. Каждое усилие как будто приобретает смысл. Разум не то чтобы отключается, а переходит в другое измерение. Да и люди вокруг становятся иными - или просто ты их видишь иначе.

* Дом я начал строить давно, еще при советских ценах. Благодаря реформе я пребуду в состоянии строительства, видимо, весь отпущенный мне на земле срок. Разочарования оседлой жизни в готовом доме мне, похоже, переживать не придется - не успею достроить.

* Каждый год непохож на предыдущий. Время приобрело какой-то неизвестный философам вид. Оно и не следует солнечным циклам, как у крестьян, и не устремлено вперед, в никуда, как у горожан. Экономический базис, говорят, предопределяет надстройку. Видно, еще больше он влияет на постройку - время меряешь ценами. "В те времена, когда обрезная доска была по 50 тысяч за кубометр...". Впрочем, и сами деньги, образ которых стал таким зыбким, мозг давно уже автоматически стал пересчитывать в доски. Наш деревянный рубль - как мне понятны эти слова! Получая где-то гонорар, я не пытаюсь представить себе его ценность в численной мере, но в мыслях хорошо вижу, сколько на него можно купить досок. Прямо ощущаю их вес, запах, занозы в руках.

* Строиться втянул меня мой начальник, человек большого оптимизма. Дело было на излете перестройки, уже начали распродавать тайком земли деревень, но еще не пустили на распыл поля и луга. Бензин еще был дешев, так что купили мы участки в далекой деревеньке, около речки. Приехали мы в пустую долинку, а теперь там добрая сотня домов.

* Возник странный мир - никто достроиться не может, даже очень богатенькие. Всех захватило это чувство неустойчивости, и людей вроде бы даже пугает сама мысль, что придется остановиться. Что придется вступить в определенную жизнь и уже нести ответственность - за дом и за жизнь. А пока что мы все как будто в походе, идем каким-то обозом. Людей вокруг мелькает много, но они еще вокруг тебя не застыли, как в дачных поселках. И любопытные же видишь вещи.

* Когда закачалась наша жизнь, все вокруг стало выглядеть по-новому. И солнце ярче, и трава зеленее, и звуки чище. Сегодня прямо кожей ощущаешь свою смертность, и каждый день - как подарок. Вглядываешься в людей и удивляешься, как же раньше мало видел. Все-таки, большой смысл есть в тех встрясках, которые судьба насылает на страну. Хотя, скорее, встряски вроде нынешней - следствие, а наша прежняя тупость - причина. Вернее, не наша, а моя и мне подобных.

* Я не владею словом писателя, лучше мне не пытаться лепить образы, через которые просвечивала бы какая-то художественная правда. Долгая служба в науке научила даже свои собственные чувства использовать как инструмент, глядеть на себя со стороны и "отбирать" впечатления, которые могут быть полезны для познания.

* Здесь я и привожу кое-какие свои впечатления о людях, которых вижу вокруг. Впечатления несильные, потому что слишком яркие использовать как материал для познания опасно. Прибор надежен, когда стрелка посередине шкалы.

* Так вот, наша тихая в прошлом деревня. Понаехали многие на иномарках, заложили дома огромные, с фантазиями. Звучали слова "коттедж", "под ключ", но смысл их был туманный. Сейчас, залезая на чердак, и гляжу на все эти "коттеджи" и каждый раз поражаюсь. Все сильнее проступает их настоящая сущность. Это же просто огромные избы! И весь этот поселок "коттеджей", сбоку которого должна была бы потеряться усохшая деревня, стал просто ее продолжением. Он послушно следует за деревней, повторяя все ее черты.


* Те робкие предприниматели, которые еще по зову Горбачева начали зарабатывать деньги хоть что-то создавая, особого интереса не представляют. Злодейство их - какого-то невысокого полета, и веселья большого в них нет. Из моего института было нас поначалу четверо застройщиков, и на нас сделал свой первый бизнес добрый малый Дима. Наверное, он стал и одним из первых предпринимателей в масштабе района. Торжественно покинул он свою скромную службу техника в коммунальном хозяйстве, чтобы "целиком заняться нашим строительством". Мы вчетвером взяли его на зарплату плюс разъезды на такси ("очень много хлопот"). Считалось, что нам очень повезло, тем более что Дима гордо сказал магические слова: "под ключ".

* Но ведь даже багдадский вор совсем иначе понимал свои желания, чем джинн, который их выполнял. Когда цены подскочили так много раз, что я бросил всякие попытки уследить за сметой и забыл исходные расчеты, возник сруб (вернее, конструкция из бруса). Тогда-то и открылся истинный смысл этих слов - "под ключ". Это означало, что в срубе выпилили, слегка наискось, проем, чудом забили в него дверь, уже где-то честно послужившую нескольким поколениям советских людей, на дверь повесили замок, а мне вручили ключ.

* Я был счастлив. Тот, кто залезал в сруб своего дома, знает это чувство. Еще по инерции казалось, что денег на дальнейшее строительство можно заработать. Я помчался читать лекции доверчивым испанским студентам, научившись и песеты пересчитывать в доски.

* На дворе уже вовсю орудовала демократия, ходили страшные слухи о том, как мафиози ставят своим должникам на живот утюг, включают какой-то "счетчик". На проспекте Калинина просил подаяние толстяк в расстегнутой рубашке, и на его огромном животе вздулся след от утюга. Подавали ему неплохо, но таким толстяком еще надо родиться.

* Меня он заинтересовал потому, что мой подрядчик Дима заявил, что я его неправильно понял, и те деньги, что я ему принес - это только за материалы, а за работу надо еще столько же. А рабочим, как известно, в демократической России надо платить во-время. Денег у меня уже не было, и я живо представил себе, как мне на живот шлепается утюг.

* Вернее, деньги-то у меня были, но в Испании. Там платят с задержкой, так что деньги за прошлый курс как раз должны были подойти, и их было тютелька в тютельку. Так что я собрался с духом, встретился с Димой в полутьме моего сруба и признался: отдать смогу только через месяц, как съезжу с новыми лекциями в Испанию. Он помрачнел, потом подобрел и сказал:

* - Из уважения к вам заплачу своими деньгами. Но это вам обойдется в тысячу долларов сверху.

* Тут помрачнел я, но напугать Диму мне было нечем. Все же я выторговал себе скидку за то, что сам буду обивать стены досками. Так что следующее лето я был занят приятной, полезной работой. К сожалению, насчет договоренности о скидке Дима начисто забыл. И по глазам видно было, что никак не вспомнит.

* Кстати, то лето я работал, как говорится, плечом к плечу с плотниками, которым Дима должен был заплатить день в день прошлой осенью - своими кровными из-за моей задержки. Он и через полгода им еще не заплатил - ни своими, ни моими.

* Плотники эти были хорошие люди, старательные, всему пытались научиться. Мой дом был, похоже, их первым опытом. Главный у них был до этого зав. отделом культуры в РК КПСС. Он был художник, имел образование, очень любил вырубать топором деревянные фигуры. Потому и попал в райком - украсил такими фигурами райкомовскую баню, и областное начальство было очаровано. Второй, самый веселый, был до этого таксистом. Но в связи с демократией такси как общественный институт в России существовать перестало - трудящимся не по карману, Диме такси не нужно, он уже ездил на белой "волге". Подался таксист в плотники и не унывал. Третий вернулся с Севера, был рыбаком. Море и водка сделали его философом, он все время о чем-то думал и говорил с глубоким и неясным смыслом. Стоило ему спуститься в подвал, как оттуда доносился его печальный вздох:

* - Да, мы - дети подземелья. Дети подземелья...

* Мы толкались вместе в этом срубе, они делали полы и врезали окна, я обивал стены досками, и меня удивляло, что все мы, с таким разным опытом, говорим на одном языке. У нас был один и тот же набор метафор, символов, недомолвок. У кого шире, у кого уже - но барьеров не было. Наша прежняя школа и прежняя жизнь вырастили нас одним народом. Я и раньше это вроде бы знал, когда бывал и на целине, и в колхозе, и на заводе. Но не думал об этом, пока порядком не пожил на Западе.

* В общем, сделали эти новые пролетарии свою работу на совесть, как умели. Правда, в одной стене брус почему-то со временем вогнулся внутрь и получилась пугающая впадина. Вот уже пятый год как я пытаюсь понять, каким образом эта стена держится вопреки всем школьным законам физики - ведь проекция ее центра тяжести явно не попадает в площадь опоры. Теперь, впрочем, ничего не видно, я все обшил досками. А потом мы с приятелями создали успокоительную теорию "слабых взаимодействий". Множество маленьких гвоздиков держат стену, как ниточки держали Гулливера. Никуда не денется.

* И еще раз пришлось пережить сильные эмоции из-за неопытности моих строителей. Подъезжаем мы с женой осенью к дому и глазам не верим. Смотрю и не понимаю: крыши нет. Жена ахнула:

* - Украли!

* Нелепая мысль, а ничего другого на ум не пришло. Это был год всеобщей веры во всемогущество мафии - почему же не предположить, что унесла она наш драгоценный алюминий. Однако все оказалось более прозаично. Прибивали таксист да рыбак этот мягкий алюминий, а никаких шайбочек под гвозди не подкладывали. Дунул ветер и снял полкрыши на глазах у изумленных соседей. Хорошо, что унес листы в поле, никому из соседей голову не отрубило.

* Но все это было после. А пока что я был счастлив тому, как мужики сделали свое дело. И пол под ногами, и окна есть, и крыша. Так что устроил я новоселье, поблагодарил их, и все мы были довольны. Как наш вечер кончился, я помню смутно. Куда-то мы плыли, как по волнам, в высокой траве, на их "уазике", через болота, пересекая по-партизански какие-то шоссе. В какой-то деревне под утро ели у бабки борщ. Но очнулся я в своем новом доме, с ощущением счастья.

* Кстати, работая все лето и осваивая соотношение кубометров и рублей, я не мог отделаться от тревожного ощущения, что всех этих кубометров завез Дима мало. Очень мало. Вдвое меньше, чем выходило по его округленной устной смете. Считал я, считал, поделился сомнениями с плотниками. Да, так и выходило. Какая неприятность. Тем более, что за работу платить столько же, сколько за материал. Что делать, подкараулил я Диму и, стараясь смягчить оскорбительный для него смысл, протянул листок с крупно написанными цифрами.

* - Дима, во всем доме и около него имеется вот сколько бруса, досок, стекла и прочего.

* - Ну и что?

* - Как что! Это же вдвое меньше того, что я заплатил.

* Дима доверительно взял меня за пуговицу, вздохнул и признался:

* - Сергей Георгиевич! Не хотелось вам говорить. Ведь не только все ваши деньги ушли, я еще и своих уйму добавил. Дай, думаю, получше дом поставлю хорошему человеку. Вы уж только жене моей не проговоритесь. Она мечтала в отпуск куда-нибудь поехать в Турцию или в Испанию, да уж не придется.

* Стыдно мне стало моей жадности. А тут еще Дима меня совсем доконал:

* - Но я попрошу вам еще досок подвезти, мне приятель с базы должен. Я вас очень уважаю.

* Больше я Диму не видел. Но его слово про доски оказалось крепким. Как-то ночью подъехал к дому огромный трейлер-холодильник, распахнулись его дверцы, и какие-то люди, ни слова не говоря, под холодным дождем начали выкидывать к моим ногам доски. Высохнуть они до лета так и не смогли и покрылись красивой чернотой.

* * * *

* Когда на моем участке возникла деревянная конструкция под крышей, я время от времени стал приставать к моему подрядчику:

* - Дима, надо, наверное, оформить дом?

* - Как это?

* - Ну, бумагу какую-то мне получить, что это дом мой.

* - Зачем бумагу?

* - Как же - собственность... Священная...

* - Ну и владейте. А бумагу-то зачем?

* - Откуда же видно, что дом мой? Придет какой-нибудь тип и скажет: "Это моя дача".

* - Да вы что, Сергей Георгиевич? Кому такое придет в голову? Все же тут знают, что это ваш дом.

* - Так-то оно так, но я думаю, какие-то документы бывают.

* - Не знаю, не знаю, зачем вам это. Я, конечно, могу сходить в управление, там у меня все знакомые. Но ведь, Сергей Георгиевич, если дом поставят на учет, вам придется платить налоги. Зачем вам это? Живите лучше, как люди.

* Этот аргумент меня отрезвил. Спросил я кое-кого из "людей". Они к затее отнеслись неодобрительно и привели массу разумных доводов.

* - Какие документы, ты что? Для этого ты целую комиссию должен привезти, угостить. Есть же какие-то приличия. Куда ты ее привезешь? Ты же сам по доске в дом залезаешь. Не дури.

* И стал я жить, как люди. Только в одном пошел наперекор обществу - в оплате электричества.

* Свет мне провели удивительно быстро, прямо в сруб. Взял с меня Дима деньги ("на столбы и проводку"), и - готово. Только книжечку на оплату он мне никак не отдавал, все забывал дома. Когда Дима исчез, я забеспокоился - долг растет, пени. Стал ездить в управление, там копались в каких-то книгах, отсылали в другие кабинеты, успокаивали. Так прошло два года.

* На третий год больная совесть заставила меня бросить все дела и идти до последнего - отстоять мое гражданское право заплатить за свет (тем более, что это были какие-то копейки). Я сказал, что потерял книжку и потребовал выписать новую. Против этой обычной просьбы доводов в управлении не нашлось, и они быстро выяснили, что никакой книжки на меня никогда выписано не было.

* - Так вы самовольно подключились к линии! С вас штраф два миллиона рублей!

* На это я ответил, что разумную сумму я бы еще заплатил, а за два миллиона буду вопить, как бешеный. Это сочли резонным и указали мне путь к тому, чтобы узаконить мое энергопотребление - в районное отделение "Мосэнерго".

* Поехал я туда. Это акционерное общество, похоже, процветало. Бывший барак, в котором размещалась контора, был покрашен и обнесен решеткой. Я подъехал на стоянку рядом со скромной иномаркой, из которой вылезал какой-то иностранный военный в картузе, как у Де Голля. Судя по галунам, генерал. Ничего себе, думаю. Может, на водохранилище какую-нибудь совместную с НАТО летнюю военную школу открыли? Сейчас ничему удивляться не приходится.

* Закрыл машину, иду к проходной. На ней новенький плакат: "Предъявите пропуск в развернутом виде". Но советского человека этим не напугаешь. Открываю дверь в проходную - мать честная! На вахте стоит французский генерал! Рука на никелированном турникете. Как адмирал на мостике.

* - Вы куда?

* Подчиняясь какому-то внутреннему голосу, я выпалил:

* - Я насчет электричества.

* - Проходите.

* Слава богу, угадал я пароль в "Мосэнерго". Вхожу в бывший советский барак - снова удар. Стены обложены мрамором. Как его прилепили к корявым кирпичам? Да, повышение платы за электричество пошло энергетике впрок. В коридоре сидит перед компьютером добродушная девица, разбирает на столе какие-то семена. Указала мне кабинет. Там уже попроще, прогресс еще не докатился. Обычные милые женщины нормально пьют чай. Начинаю, как меня учили:

* - Строю дом в деревне. Хочу провести свет.

* - Пожалуйста. Вот образец заявки. Заплатите за столбы и проводку - и на здоровье.

* - А у меня столб есть прямо перед домом.

* - Да? Покажите на плане, где ваш дом. Здесь? Да здесь же нет никаких столбов, мы этот край деревни еще не электрифицировали. Мы к вам пошлем техника, он проверит.

* Я перепугался. Может, я выдал какой-то секрет? Помчался советоваться. Не шутка - домов двадцать уже три года пользуются всеми благами РАО ЕЭС, а мне говорят, что столбов нет. Спрашиваю у соседей - никто ничего не знает. Наконец, один, из местных, мне говорит:

* - Тебя спросят, кто ставил столбы. А ты скажи: Клямкин.

* - А кто это Клямкин?

* - Неважно. Больше ничего не говори. Да они и не спросят больше ничего.

* Так и получилось. Иду к себе - на участке стоит машина. Техник. Посмотрел на столбы, на провода. Зашел в дом. Там счетчик, пломба, все в порядке. Не сказал ни слова, сел в машину и уехал.

* Приезжаю я снова в управление, меня отсылают к начальнику. Тот спрашивает:

* - Кто ставил столбы?

* - Клямкин.

* Больше ни о чем не говорили, заполнил я заявку, оплатил столбы и проводку, живу с чистой совестью плательщика.

* А другой улице не повезло. Там столбы признали незаконными, заставили собрать деньги и вкопали рядышком новые. Только перевесили провода - какая-то новая комиссия. Оказывается, и эти столбы - незаконные. Снова прибыла техника, и вкопали рядом по третьему столбу. А говорят еще, что производство столбов в России упало.

* * * *

* Мой ближайший сосед, который наезжал только в картофельную страду, поставил на меже вагончик - где-то раздобыл по случаю. Дверью ко мне на участок. Однажды в вагончике завелись люди - бригада строителей, которая этот вагончик арендовала, оплатив натурой, взявшись недорого поставить домик хозяину. Поскольку эти строители выпрыгивали из вагончика на мою землю и прямо перед моей дверью, они на все лето плотно вошли в мою жизнь. Причем вошли без надрыва, незаметно, но необратимо.

* Все они съехались издалека, собрались по зову своего атамана Саши - из-под Винницы, из Мордовии и Таджикистана. Не тащить же с собой инструменты, и они быстро освоили мой арсенал. Уже через неделю стали обычными такие сцены. Поедаю я бесшумно свой обед обедневшего аристократа, вдруг дверь распахивается:

* - Дядя Сережа, дайте маленький рубанок.

* - Гена, я не знаю, куда он девался, давно его не вижу.

* - Не беспокойтесь, я знаю, он наверху.

* Лезет наверх и уходит с рубанком. Молодая память, позавидуешь. Помнит, куда положил.

* Выйдешь на участок - навстречу Саша с огромным кочаном капусты и свеклой. Готовится варить борщ.

* - Дядя Сережа, замечательная у вас капуста. Как вы хорошо огород устроили, я прямо любуюсь.

* Разве не приятно иметь под боком таких людей?

* Саша этот был таджик, но давно кочевал по центральной России, всю жизнь был строителем. Теперь осел в Мордовии. Уходя с очередного места, оставлял очередной жене квартиру или дом. Он рассказывал мне о своих сложных семейных отношениях, но уловить нить я не мог - объем моей памяти был мал. Особо мучала его проблема - бить или не бить детей новой жены, если они делают что-то неподобающее. Ведь не бить - это значит как бы не признавать за своего.

* Саша был настоящий предприниматель периода первоначального накопления. Правда, каждый год он терял накопленное - или оставлял накопленное покидаемой жене, или нарывался на какое-нибудь несчастье. То машину на дороге отнимут, то дом сожгут. Но это - особенности его личности, а как социальный тип он все делал правильно. Не по Гайдару. Источником его наживы была огромная энергия, знание своего дела и зверская эксплуатация нанятых им рабочих. Брал он с заказчиков очень дешево, делал хорошо и был вне конкуренции.

* В бригаде его было три парня как на подбор: сильные, веселые и красивые. Ростислав и Коля-художник с Украины; Гена, только что демобилизованный из воздушно-десантных войск, из Мордовии. И еще был приехавший из пекла, из Таджикистана, Христа ради, зять Саши. Он называл свое таджикское имя, но никто запомнить его не мог и звали его тоже Коля.

* Сам Саша вел все дела с заказчиками и поставщиками, руководил работой и варил еду. Видимо, мыслил он в форме диалога и нуждался в доверительном слушателе. Поэтому настойчиво посвящал меня в свои финансовые дела и планы. Строго предупреждая, что его рабочие ничего знать не должны - получают свою фиксированную оплату, остальное их не касается. Они меня и не спрашивали.

* По моим понятиям, получали они долю ничтожную, акулы дикого капитализма XVIII века локти бы кусали, узнав о том, какую Саша вышибал прибавочную стоимость. Но, совершенно необъяснимым образом, это ни Гену, ни Ростика с художником нисколько не заботило. Они с рассвета до темноты работали, возвращаясь в вагончик, еле волоча ноги. Изредка веселились, от души и добродушно.

* Когда я наблюдал за ними, в моем уме рушились все привычные представления о конфликте труда и капитала. Они все прекрасно понимали, все были люди развитые и довольно образованные (художник даже с высшим образованием) - и никакой классовой ненависти. Иногда казалось, что Сашу они воспринимают как увечного ребенка, которого родителям приходится терпеть.

* Один только раз при мне возник "социальный" конфликт со скрытой угрозой, но ни в какие марксистские формулы он не вписывался. Редко-редко Саша позволял ребятам глоток водки или пива. Из приличия звали и меня, из приличия я шел. В эти-то моменты и натягивались струны (возможно, умный Саша специально меня затягивал, как охлаждающий стержень в реактор). В тот раз, разлив борщ, Саша не утерпел и похвастался.

* - Вот как я вас кормлю. Посмотрите, дядя Сережа, какой борщ. И окорочка, и сало. Пройдите по другим бригадам, где вы такое увидите?

* По мне, так безобидная похвальба, но чего-то я не понимал. Ростик положил ложку и каким-то необычным голосом сказал:

* - Ты уже второй раз говоришь, что хорошо нас кормишь. Это - последний раз.

* И Саша как будто испугался. Почему? Мой друг, испанский историк, сказал мне потом, что у батраков-поденщиков в Андалусии бывали раньше стычки с хозяином, даже кровавые - но не из-за оплаты или условий труда, а именно когда хозяин начинал хвастать тем, что кормит своих батраков лучше, чем другие хозяева. Значит, и в наших людях возрождаются классовые инстинкты - но батрака, а не пролетария? Проскочили мы целый этап в нашем откате к "светлому прошлому" - или вообще откат пошел не по тому пути?

* Со своей бригадой Саша был нарочито суров. Требовал соблюдать технику безопасности, угрожал:

* - Соцстраха у нас нет. Проткнешь ногу гвоздем или прорежешь руку пилой - бери билет и уезжай. Бюллетень тебе никто не оплатит.

* Сам он поздней осенью поскользнулся на высокой крыше и упал с высоты десяти метров. Сверху на него рухнул Ростик и сломал ему тазобедренный сустав. Следом прилетел лист железа, который был у Ростика в руках, и рассек Саше плечо. Так что он до весны пролежал в гипсе. Но это я узнал лишь на будущий год, когда он заехал повидаться.

* В своем деле Саша был настоящим мастером и от всей души старался научить других всему, что знал сам. Успехами своих рабочих гордился больше, чем своей ловкостью предпринимателя. Он признавал, что они уже могли работать сами, но им противно было вести дела с клиентами и считать деньги. Тут нужна была иная хватка.

* Стали они делать дом красивой и сложной архитектуры новому застройщику - снабженцу того завода, что содержал футбольную команду. Прибыли дорогие материалы, начали дело споро. Вдруг - остановка. Оказался клиент на мели, поставки прекратились. Саша помрачнел - борщ ребята едят как обычно, зарплата им тоже идет независимо от работы. Ребята, наоборот, повеселели. Утром на речку, потом растянутся у меня на солнечном месте. Смех, философские беседы, Коля-художник даже просил меня купить ему в Москве краски, хотел писать пейзаж. Тут уж антагонизм интересов труда и капитала выявился наглядно.

* Две недели прошло, Саша мне говорит:

* - Все, Григорьич. Иду объявлять, что включаю счетчик.

* Смысл этого выражения я понимал туманно, но выразил сомнение:

* - Разве уже пора?

* - Да, две недели. Больше не могу, я уже почти разорился.

* Помылся, приоделся и пошел. Я думал, ерунда какая-то, обычный скандал. Но нет, видно, клиент нарушил какие-то незыблемые законы. На переговоры собрались все уважаемые люди нашей деревни - упрашивать Сашу "выключить счетчик". Само собой, наш банкир Петр - рассудительный арбитр. Поговаривали, что собирался приехать сам Иоффе, директор завода, хозяин дома, в который ни разу не наведался. Но, возможно, тщеславный Саша насчет Иоффе преувеличил. В общем, счетчик выключили на неделю.

* Отсрочка неожиданным образом ударила по мне, хотя я и не жалею. Саша уговорил меня сделать террасу. Я бы и не стал, собирался сам соорудить крыльцо из остатков материала, но он соблазнил, замыслил красивую, необычную конструкцию, да и просил дешево. Понимал, что нельзя людям бездельничать. Работали весело. Я не верил, что получится, что улягутся в одну плоскость такие сложные стропила - ведь все проектировал Саша на палочках. Вышло прекрасно, у всех поднялось настроение.

* Только под конец, когда они крыли крышу, вышла у них стычка с Алексеичем, стариком-жестянщиком. Шел он мимо и, слышу, начал ругаться, все больше распаляясь. Саша молчал, потом стал огрызаться. Я выхожу, он уже весь красный, как рак. Оказывается, неправильно кроют. Успокоить Алексеича было невозможно. Вот уже третий год, а он, проходя мимо, каждый раз начинает ругаться и жаловаться.

* - Я говорю таджику: "Ты неправильно режешь". Он промолчал, думаю, понял. Я и пошел дальше. А он так коварно разрезал все железо.

* - Да что уж теперь. Дело сделано.

* - Нет не сделано. Я жду, когда сгниет твоя крыша - все равно меня позовешь перекрывать.

* - Доживем ли мы с вами?

* - Доживем, доживем. Она быстро сгниет.

* На ту неделю, что строили террасу, я превратился в клиента, и мой статус резко изменился. Я упал куда-то вбок. Еще вчера эти люди были на моем участке гости, а меня звали уважительно "дядя Сережа" (Коля-таджик даже почтительно называл меня просто "дядя"). Теперь обращение было полупрезрительным - "Григорьич", на "ты". Когда кончилась их работа, вернуться к "дяде Сереже" было как-то уже неловко, и я вдруг стал "Сергей Георгиевич". Значит, прекрасно знали они мое отчество.

* Иногда по вечерам они пели песни - русские и украинские. Коля-таджик не улавливал ни слов, ни мелодии, но его так переполняли чувства, что он начинал не то что подпевать, а подвывать, все более и более страстно. Странное это создавало ощущение. У меня в это время гостил знакомый философ из Германии. Он мечтал познакомиться с Россией, учил русский язык - я и привез его в деревню. Он подружился с этой бригадой, надел телогрейку, сидел с ними у костра, выслушивал их откровения, наблюдал за их отношениями и уехал, полностью перестав что-либо понимать. Он только твердил под конец:

* - Это - свободные люди. У вас выросли свободные люди.

* Я с ним был согласен, хотя и не уверен, что понимал его. Он был философ-экзистенциалист, разве разберешь, что они понимают под свободой.

* Когда немец уезжал, Саша решил устроить ему прощальный ужин на речке. Видимо, и ребятам требовалась разрядка. Всего накупил для шашлыка по-таджикски, водки - обильно и не самой дешевой. Пришли земляки из Мордовии, еще одна бригада, с хорошим гитаристом. Коля-таджик танцевал. Красивая река, осенний лес, красивые люди, резкие силуэты на фоне темнеющего неба. Немца все это потрясло. Он все время пытался мне объяснить:

* - Ты посмотри, как они стоят, какие позы.

* Мы и вправду этого не замечаем, разве мы думаем об осанке. А ведь на Западе так люди не стоят, там другая красота. Там осанка выражает предупредительность - и отгороженность, независимость. А уж если человек встал в гордую позу, то в ней вызов, а то и скрытая агрессия. А тогда я взглянул на наших мужиков глазами немца и сам удивился: стоят гордо и в то же время не вызывающе, открыто, доверчиво.

* Зажигая костер для шашлыка, Саша мимоходом бросил:

* - Да будет огонь, как сказал Прометей.

* Немец опять дернул меня за рукав:

* - Поверь, Сергей, в Германии не найдется ни одного рабочего-строителя, который вдруг сказал бы такую фразу.

* При этом он явно не имел в виду турок, говорил о немцах.

* * * *

* Сложнее всего было утрясти понятие свободы, наблюдая за Колей-таджиком.

* Приехал он откуда-то из-под Курган-Тюбе, из самого пекла, с выбитым глазом и поврежденным лицом. Трясся от холода, и я дал ему шинель и мою старую телогрейку. После него она навсегда пропахла запахом горя и бедности. А ведь он в своем городке принадлежал к элите, был фельдшером скорой помощи. Теперь он превратился в какое-то двойное существо. Однажды он собрался в город - кажется, звонить домой. Надел костюм, в котором приехал, галстук. Вышел из вагончика другой человек, его было не узнать - интеллигентный, элегантный, уверенный в себе.

* В Коле жила глубокая, животная тоска по советскому строю. Я встречал ее и в других таджиках из "горячих" мест. Стоило ему чуть-чуть выпить, он встревал в любой разговор и без всякой с ним связи вдруг сообщал:

* - А у нас старики говорят, что через семь лет Советский Союз восстановится.

* О проблеме свободы в связи с Колей я вспомнил потому, что в нем явно созрело неосознанное желание стать рабом. В простом, буквальном смысле слова - при том, что духовно он был человеком именно свободным и даже несгибаемым. Мы по инерции еще этого не понимаем, верим в исторический прогресс, хотя рабство в конце ХХ века становится общемировой реальностью. У нас наготове отговорка - то Бразилия, Филиппины, а мы же просвещенная страна, поголовно с высшим образованием. На деле-то оказывается, что никаких препятствий к тому, чтобы принять рабство, ни высшее образование, ни просвещение не создают. Но о философии грядущего рабства надо говорить отдельно. Я скажу конкретно о Коле-таджике.

* Его сознание сузилось на одной мысли - прокормить пятерых детей, которых он оставил дома. На "скорой помощи" он получал зарплату 16 нынешних рублей - на пять буханок хлеба в месяц. Вот и пришлось ему найти шурина и попроситься к нему в бригаду. Но это было не фундаментальное решение вопроса. Видно было, что инстинктивно он готов к тому, чтобы продать себя именно в рабство. Если бы нашелся человек, который сказал ему: "Будешь моей собственностью, а я обязуюсь кормить тебя и твою семью", - он бы, думаю, согласился. Да, пожалуй, и русских таких уже немало. К радости нашей демократической интеллигенции. Она велела нам выдавливать раба по капле - а вливала лоханками.

* Делать Коля ничего не умел, да и был очень щуплым. Никто в бригаде его не попрекал, кроме Саши (платил-то он). Но дело было не в попреках или прочих мелочах, это была проблема бытия. В Коле проснулась роль раба - он страстно желал услужить всем. Услужить бескорыстно, бесплатно, исходя из сути своего положения, а не по принципу "ты мне - я тебе". Это далеко выходило за рамки и благодарности, и дружеского расположения.

* Такое поведение для нас вещь необычная и, я бы сказал, труднопереносимая. Идешь, тащишь на плече лестницу. Тут же откуда-то вылетает Коля, кланяется и начинает у тебя эту лестницу с плеча срывать - он отнесет. Распиливаешь на станке доску - подбегает с умоляющим глазом, позвольте помочь. Сразу доску перекосит, пилу заклинит, ремень у станка рвется. Сядешь наточить ножовку - он тут как тут. Прощай, ножовка, ее будет трудно исправить. Отказать ему было нельзя, видно было, что в нем что-то происходит, он не в себе.

* Когда стало подмораживать, Коля совсем загрустил. С чем он уедет домой? Как-то разрешил вечером Саша выпить, завели в вагончике песни, а Коля пришел ко мне.

* - Как жить, дядя? - слезы ручьем из пустой глазницы.

* - О чем же вы думали, когда русских гнали и советскую власть свергали?

* - Да разве это мы? Это же все из Москвы шло.

* - Теперь терпеть надо, быстро не выправить. Видите - собака воет, а терпит.

* Это брошенная кем-то собака, чуя холода, пыталась с воем пролезть через щель ко мне на террасу. Надеялась, что если окажется за дверью террасы, то и в дом рано или поздно я ее пущу.

* - То собака. А мы все-таки люди, а не собаки.

* - А это, Коля, еще не факт.

* Сорвались у меня с языка эти злые слова. Но ведь мы сами уничтожили благополучие и справедливость нашей жизни. Конечно, жалко наших людей, по мере сил надо поделиться телогрейкой и капустой. Но обманывать не хочется, даже совсем уж невинную собаку. От всей души желаю, однако, чтобы отлились слезы из выбитого глаза этого таджика тем, кто обманывал его и ему подобных.

* Но я отклонился. Вопрос-то о рабстве и свободе. В одной пьесе про Эзопа финал - это гимн свободе. Обвиненный в краже Эзоп, накануне получивший вольную, может спасти свою жизнь, объявив себя рабом. Но он не желает. Он кричит: "Где тут ваша пропасть для свободных людей!". Посмотрев на Колю, я подумал, что Эзоп так расшумелся потому, что в нем еще бушевала душа раба. И эта гражданская свобода была для него высшей ценностью.

* Коля-таджик всю жизнь прожил свободным человеком - это в нем и увидел мой немец, привыкший к гражданскому обществу Запада, к свободе Эзопа. И как свободный в душе человек, Коля ощущает на себе груз ответственности, какой не имеет раб. Он отвечает и за детей, которых родил, не ведая о грядущей демократии. Отвечает за своих стариков, за свой поселок, за Советский Союз, который должен возродиться через семь лет. И чтобы поддержать всю эту жизнь, он готов пойти в рабство. Рабство - терпимое неудобство, небольшое по сравнению с его ответственностью. Это - попытка именно свободного человека, доведенного до крайности и не видящего выхода. Наверное, плохая попытка, но нам, не прошедшим через Курган-Тюбе, еще трудно о ней судить. Мы еще плачем обоими глазами.

* * * *

* В моем pяду участков, в ближнем окpужении, поселились Сеpгеи и Виктоpы - чеpез одного. Ближайший Виктоp pедко появлялся - только каpтошку сажал, пpиезжал pазок с семьей колоpадских жуков вылавливать, а в сентябpе выкапывать - сокpушаясь каждый pаз ничтожному уpожаю. Все лето чеpез заpосли буpьяна, скpывавшего побеги каpтофеля, у меня был пpямой контакт взглядом и голосом с Сеpгеев Виктоpовичем, известном как Сеpега.

* Могу себе пpедставить, как нелегко было жить в русской общине. Стоит выйти на двоp и встpетиться взглядом с соседом - и ты втягиваешься в его проблемы, начинаешь пеpеживать его беды. А он втягивается в твои, что тоже не всегда желательно. Но такова наша жизнь, "дpугих соседей у меня нет". Отклонить взгляд - это уже недpужественный акт. А поставить высокий забоp - почти объявление войны. Забоpы созpевают постепенно.

* Сеpега в pазговоpе не излагал связного текста, за нитью его мысли следить было нелегко, сведения он давал внешне пpотивоpечивые, как-то по-особому диалектичные. Так что обpаз его все пять лет, что я его знаю, непpеpывно дополняется. Жена его была швеей, потом стала предпринимательницей (он пpедупpедил, что она не любит, когда ее называют поpтнихой). Наладила она пошив споpтивной одежды. Поначалу дела шли хоpошо, из этого постpоили они большой дом. Но когда я утвеpдился как сосед, уже начался упадок,а потом и кpизис (из-за него она и погибла, но об этом я говоpить не буду). Она была талантливая, полная сил и жизни русская женщина.

* Сеpега безвылазно сидел в деpевне и был мpачен. Он pаботал в фиpме жены - на своей машине pазвозил пpодукцию заказчикам. А как начались тpудности, она его уволила.

* - Пpедставляешь, пеpвого уволила. Говоpит, надо со своих начинать. Ну ладно, уволила. А назавтpа говоpит: поезжай, pазвези заказы. Да на своей машине. Уволила, так нечего.

* Социальный конфликт пеpеpос в семейный.

* Раньше Сеpега был футболистом, один завод содеpжал их команду, а он на заводе pаботал (из его туманных высказываний можно понять, что pаботал для виду). Тепеpь его мучал pадикулит, но он все еще обладал необычной силой - хотя зачем футболисту сила? Может, это было умение собpаться с силами.

* Его всегда тянуло к людям, и его голос слышался из pазных концов деpевни. Этот голос обладал способностью пpонизывать пpостpанство, ничем не заглушаясь. Ничего из деpевни не слышно, а его голос звучит как будто pядом. И интонация его такая, что кажется, там назpевает дpака. Всегда полон стpасти.

* Сеpега всех знал и меня вводил в куpс дела - там "композитоp" живет (диpектоp-pаспоpядитель эстpадного театpа), там "пpофессоp". Махнул на дом моего начальника, который к тому вpемени был в Вене, занимал очень высокий пост в ООН:

* - Там Димка живет. Сейчас его нет, за коpдон завеpбовался.

* Это было сказано с большим сочувствием. Мы, мол, тут с тобой на солнышке гpеемся, а Димка, небось, где-то вагонетку толкает. Завеpбовался.

* Показал на большой дом по соседству:

* - Бизнесом занимается. Этой весной обосp...ся.

* - В каком смысле?

* - В буквальном смысле.

* - Как так? Взpослый человек?

* - Да так. Все, говоpит, кончаю стpоиться, нет денег.

* В Сеpеге выpазилась в пpеувеличенном виде вся пpотивоpечивость нынешнего русского человека. Он тяжело пеpеживал, что "всю стpану pазвоpовали", поломали ноpмальную жизнь:

* - На нашем заводе в пpиемной диpектоpа тепеpь ОМОН сидит - это как? Диpектоp в цех выходит, а с ним телохpанители - а?

* Похоже, не пpиемлет Сеpега эти pыночные реформы. Но вот пpезидентские выбоpы 1996 г. Как-то пеpед втоpым туpом копаюсь я понуpо в огоpоде. Решил Сеpега, что я пеpеживаю, захотел ободpить, кpичит:

* - Не pобей, Гpигоpьич! Не допустят, чтобы коммунисты власть взяли. - И потом добавил, как о несуpазной вещи - А знаешь, деpевенские-то все за Зюганова голосовали. Тут пpиходит ко мне Петpович, бульдозеpист. Ты его знаешь, он часто ко мне ходит. Я, говоpит, за Зюганова голосую и тебе советую. А я ему говоpю: "Ты что, давно не плакал? Сейчас у меня заплачешь".

* А после втоpого туpа сообщил мне:

* - Слыхал, Петpович-то запил. Из-за Зюганова. Он ведь лечился, два года в pот не бpал, а тепеpь запил. Сейчас все деpевенские напились.

* Чеpез неделю, смотpю, снова бpедет к нему Петpович, а голос Сеpеги снова стал звучать из pазных углов деpевни. Навеpное, до следующих выбоpов.

* * * *

* Застpойщики, с которыми я общаюсь, добыли денег на дом в начале реформ. Они не то чтобы "новые русские", но около того. Дpугой тип - всякое начальство и бухгалтеpы, но они деpжатся особняком. Номенклатуpа. У кандидатов в "новые русские" pабота, видно, неpвная. Отсюда потpебление водки намного выше сpеднего по стpане. Это создает для меня некоторые проблемы. Часто то с одного, то с дpугого участка взывают в темноте к моему соседу:

* - Сеpега, свези до гоpодка.

* - Не могу, я еще не вышел из состояния.

* У меня пpи этом ноет сеpдце - пpидут. Жалко вpемени, а иногда и денег. Пpоклятая pыночная экономика! Магазины откpыты 24 часа в сутки. Так и есть, под окном слышится необычно мягкий голос Сеpеги:

* - Сеpежа! Сеpежа! Съездим в гоpод, Виктоpу очень надо.

* - Да я уже лег, Сеpгей. Чего Виктоp сам не едет?

* - Сам знаешь, чего. А очень надо, Сеpежа. Ключ надо отдать, он ключ увез, а к нему мать пpиезжает, в дом не попадет. Поехали, а? Ты один тpезвый в деpевне.

* Аpгумент неотpазимый. Едем. Для виду завоpачиваем в какой-то двоp "ключ отдать" и сpазу - в магазин.

* Если у людей нет денег, они пpоявляют чудеса дипломатичности. Слышу, Сеpгей пpинес жене целый тазик клубники.

* - Рита, возьмите клубники, у меня пpопадает.

* - Да что ты, Сеpгей, пpиедет Галя, ваpенье сваpит.

* - Нельзя ждать, ее лягушки съедят.

* - Да pазве лягушки едят клубнику?

* - Что ты! Всю доpогу ее сосут. На, возьми, пусть Гpигоpьич поест.

* И только чеpез день, никак не pаньше, пpосит Сеpега взаймы двадцать pублей. Веpнее, пpосит съездить и пpивезти бутылку.

* Молодые более пpямолинейны. Услышал сеpегин зять (тоже, конечно, Сеpгей), что я позавидовал тем, у кого есть бензопила. Мне надо было выпилить наверху двеpь, а ножовкой не очень-то. И чеpез паpу дней является ко мне с бензопилой, в сильном "состоянии".

* - Сеpгей Геоpгиевич, где пилить?

* - Не надо, Сеpгей, я пеpедумал.

* - Да что вы, это же один момент.

* Дернул шнур, пила взревела, он начал размахивать ею у меня перед носом и требовать, чтобы я определил место двери. Здоровый, до пояса голый, волосы до плеч, на шее золотой крест болтается. Я бы сразу отдал ему его двадцать пять рублей, но нет, нельзя, их он попросил потом как бы невзначай, вне всякой связи с пилой. А пока я должен был натерпеться страху. Дав полный газ, он влез на стул, потерял равновесие и рухнул прямо в проем лестницы. Я его поймал, и это был один из самых мужественных поступков в моей жизни - пила ходила ходуном, и ее путь в воздухе был совершенно непредсказуем. Ну, думаю, сейчас чиркнет себе по бедренной артерии, и одним молодым демократом будет в России меньше.

* Однако дверь он выпилил. Вообще он был добрый и бесшабашный парень, в душе артист. Как-то в воскресенье отключился свет. Видно, сломался трансформатор в будке на том конце деревни. Все притихли, сидят по домам, надеются выжить поодиночке. Идет ко мне этот зять:

* - Подъедем к трансформатору?

* - Не могу, машину начал красить, нельзя прерваться. Да брось, Сергей. Разве ты разбираешься в этом деле? Кто-нибудь починит.

* Но он вошел в роль гражданина и тяжело вздохнул:

* - Эх, Серега! Никому здесь ни до чего нет дела, кроме нас с тобой. Если не мы, никто и пальцем не пошевелит.

* Помню, раньше это называлось "активная жизненная позиция". И пошел, нашел себе все-таки напарника. Тот потом рассказывает:

* - Ну, дела. Как Серега открыл будку и сунул голову, у него все волосы туда втянуло. Ну, зрелище.

* Однако трансформатор он починил.

* Но все же грустно смотреть, как пьет на своих недостроенных дачах эта наша новая элита. Как-то быстро она выдохлась. При этом все понимают, что дело неладно, пытаются оправдаться. Самый уважаемый здесь сосед - Петр. Он банкир, спонсор, спортивный меценат и прочее. У него теория: люди его круга испытывают стресс, и он вынужден раз в неделю приехать в свой нелепый дом и "отдохнуть". Если кто-то говорит об их выпивках, они очень обижаются. Серега мне пожаловался:

* - Виктор Николаич-то, слыхал? Внуки к нему приехали, он им говорит - с этим не водитесь, он алкоголик. Это он обо мне!

* Заботливость Виктора Николаевича умиляет. Он чинно водил мимо моего участка прогуливать своего дога, больше я его и не знал. Как-то осенью смотрю - лежит он недалеко от моего дома в бурьяне без сознания, а рядом дог. Ну, думаю, с сердцем плохо. Подхожу - дог ощерил такие зубы, что мне осталось только отступить тихо-тихо, не делая резких движений. Никого уже на дачах нет, осень. Нашел одного соседа. Может, говорю, следовало бы пристрелить собаку? Человека спасать надо. А он смеется:

* - Все образуется. Вы просто человек здесь еще новый, людей не знаете.

* Пошел я к дому, смотрю - никого в бурьяне нет. А на закате Виктор Николаевич, как всегда чинно, повел своего дога гулять.

* * * *

* Дом мой из бруса, надо обивать его снаружи досками. Встал вопрос, проложить ли под доски толь, чтобы не продувало. В деревне работало несколько бригад строителей - и русские, и украинцы, и белорусы, и армяне. Обошел я их, посоветовался. Общее мнение было такое: рубероид подкладывать не надо, он влагу не пропускает и отсыреет. А пергамин - можно и даже нужно. Так я и сделал.

* Участков за шесть от меня жил солидный человек, ходил не торопясь, с белой собакой бультерьером, штука редкая. В деревне он считался профессором. Как раз я прибил очередную полосу пергамина, идет профессор с собакой, на обычную свою прогулку. Вдруг остановился напротив моего дома и строго говорит:

* - Что это вы делаете?

* - Обшиваю дом.

* - Это я и сам вижу. Зачем подкладываете пергамин? Оторвите немедленно!

* - Почему?

* - Как вы не понимаете? Влага в холодное время будет конденсироваться.

* - Да я спросил у рабочих, они сказали, что можно.

* - У рабочих? Да вы что! Им же плевать на наши дома. Это же пролетарии. Пролетарий может только весь мир разрушить до основанья. А затем? А затем образуется плесень, ваш дом будет гнить.

* Профессор разозлился не на шутку. Собака тоже злобно уставилась на меня своими свиными глазками. Я принял виноватый и подавленный вид. Помогло, оба смягчились, профессор даже изложил свою мысль доходчиво:

* Ведь это законы физики. Если вы наденете плащ из пластика, ведь вы вспотеете, не так ли?

* - Да, вспотею.

* - Ну вот видите. Так же и дом. Оторвите немедленно ваш пергамин.

* Я засуетился, скрылся в доме - возможно, за кусачками. Когда выглянул, никого уже не было, и я быстро стал орудовать молотком, закрыл досками черную полосу. Впредь буду осмотрительнее - зачем демонстративно вылезать со своим пергамином, когда нервный человек выходит на прогулку, да еще с бультерьером. Забора-то нет. Но назавтра, хотя я занимался чем-то безобидным в углу участка, профессор не остался на дороге, а вместе со своей свиноподобной собакой полез ко мне прямо через заросли полыни.

* - Меня все время мучает вопрос, как же вам оторвать из-под досок те полосы, что вы уже прибили. Теперь это целая проблема. Ума не приложу. Просто не знаю. Может быть, если оторвать верхнюю доску, то каким-то крючком? Что-то вроде багра. Надо еще подумать. Не хочется много досок отрывать.

* Я что-то промямлил насчет того, что не такая уж это ценность, дом, чтобы так из-за него переживать. Пусть потеет, лет на пятьдесят хватит. А может, и на будущий год сгорит. Вижу, профессор заподозрил скрытый вызов, и на его высоком лбу вздулась жила. У собаки тут же на загривке поднялась шерсть. Надо же, какое взаимопонимание. Ч срочно пообещал, что тоже буду думать, как выйти из положения, в которое я попал из-за доверия к пролетариату.

* Как я ни берегся, профессор снова застал меня, когда я предавался пороку - прибивал последнюю полосу пергамина. Почему-то он пошел к речке в неурочное время. Посмотрел, прошел мимо. Больше со мной не здоровается.

* * * *

* Стал я копать колодец - не нанимать же людей по таким диким ценам. Вроде бы никаких секретов технология не содержит. Пригласил своего аспиранта помочь - куда ему деваться? Тем более он испанец, приехал изучать Россию, вот пусть и изучает. Наладили ворот, я копаю, он поднимает. Народ подходит глазеть, нет болбшего удовольствия, чем поглазеть на чужую работу, особенно тяжелую. Дать совет, указать на ошибки.

* Углубился я уже далеко вниз, вода. под ногами, грязь. Сапоги у меня кирзовые, им уже тридцать лет, швы разошлись. Заливает холодная вола. Кричу снизу соседу, он от моего колодца почти не отходил:

* - Сергей, у тебя есть резиновые сапоги?

* - Есть, тридцать девятый размер.

* Надо же, думаю. Нога как у женщины, а еще футболист.

* - Не годится, мне сорок четвертый.

* Копаю дальше, настроение неважное. Подходит какой-то старик из деревни, мне неизвестный. Шел мимо, видит - народ глазеет. Присоединился, свесился вниз, переговаривается с Серегой. Конечно, считает, что копаю я неправильно. Слышу, Серега вдруг спрашивает старика:

* - Погоди-ка, Алексеич! Ты в резиновых сапогах. Какой у тебя размер?

* - Сорок четвертый.

* - Как раз! Снимай сапоги, кинь ему вниз. Видишь, он в кирзовых, а там уже вода сочится.

* Старик засопел, потом с преувеличенным сожалением говорит:

* - Не подойдут ему мои сапоги. Тут на левом, видишь ли, дырка. Ее под грязью не видно, но дырка есть. Все разно будет заливать.

* Серега хмыкнул, но отковыривать грязь не стал. Старик исчез. Когда я после работы вылез, мой испанец все еще не мог прийти в себя от изумления:

* - Зачем этот старик сказал, что есть дыра в сапоге? Разве он обязан дать вам сапоги?

* Я бы и не придал этому случаю значения, а тут задумался. Ведь правда, чего бы старику врать и стыдиться. Взял бы да сказал прямо: "С какой стати я буду снимать сапоги и отдавать их этому типу, которого я знать не-знаю?". Но такое ему и в голову не пришло, а если бы он так сказал, то всех бы удивил. И так он ушел со слегка подмоченной репутацией.

* Когда я потом читал в Испании лекции о русской культуре и излагал представление о собственности, я рассказал со этом старике и его сапогах. По лицам я понял, что мне не поверили, и больше использовать этот пример не стал.

* * * *

* У меня работали два человека с Волги, приводили в порядок верх дома - зашивали там все досками, делали карниз. Поставили леса и бегали по ним, как по дорожке. Все делали с такой скоростью, что я с ужасом понял, что работой их на две недели никак не обеспечу. А они собрались у меня жить две недели. Если у них была задержка из-за нехватки материала, меня охватывало чувство вины. По мне, жить с лентяями как-то легче, хоть и скуднее. Не совсем с лентяями, а так, в меру.

* Это я к тому, что, как оказалось, у меня не хватает листа, железа, чтобы покрыть карниз. Бpосился я на рынки и базы - нет железа. Дефицит. Наверное, Эстония все закупила. Что делать? -Я к соседям - нет ни у кого. Потом Серега, видно, сжалился и кричит:

* - Есть один лист. Случайно на чердаке нашел, - и выносит мне лист железа. Через пару недель подходит и говорит:

* - Ты насчет железа не узнавал? Это ведь не мое железо, а Петра. Он у меня хранить оставлял, а теперь просит вернуть. Водостоки, что ли, хочет делать.

* - Сергей, завтра специально проеду по магазинам, пока не встречал.

* Проехал - нет железа. Ну, думаю, появится. Водостоки подождут. Проходит еще неделя, снова машет мне Сергей. Я остановил машину.

* - Не нашел? Петр такой жлоб оказался, пристал со своим железом - подай ему его лист немедленно. Ты же знаешь Петра.

* - Нет, Петра я не знаю, даже не знаю, кто такой. Но железа нет нигде. Слушай, может, он деньгами возьмет? Или я ему лист алюминия куплю, он дороже.

* - Да пошел он знаешь куда! Забудь об этом.

* Но я не забыл и через неделю вдруг в Москве случайно наткнулся на железо, купил лист. Приезжаю уже в сумерки на участок, кричу Сергея. Он уже увидел у меня на багажнике железо, идет довольный, зятя с собой ведет.

* - Вот хорошо, сразу Петру отнесу, пусть подавится, - сняли лист и скрылись с ним за кустами в темноте.

* На.завтра. вышел я рано на двор, смотрю: Серега у себя за. домом тихонько режет железо. Видно, что-то срочное надо было сделать. И хоть приплел он какого-то Петра, видно, мучила его совесть. Это надо же - вынудил долг отдать!

* * * *

* У меня всегда, была мечта. - сделать в доме отопление. Котел, батареи. Чтобы спокойно работать дождливой осенью. К тому же появилось в октябре 1993 г. смутное чувство, что полезно иметь теплый дом, куда можно было бы скрыться из вымороженной Москвы. Глупость, конечно. Скорее Москва, всю Россию заморозит и разденет. В общем, втемяшилось в голову - сделать отопление. Как известно, ненужные вещи человеку гораздо нужнее, чем нужные. Поэтому я и не пытался воззвать к собственному разуму.

* Наконец, на пятый год дом созрел для такого предприятия, а я заработал для него денег. Я чертил схемы, в уме расставлял по местам сгоны и бочата. Купил котел, и каким-то образом, которого я до сих пор не могу объяснить, мы с продавцом засунули его в мои старые "Жигули". Он никак не должен был влезть туда, а мы никак не должны были суметь его поднять. Уже из этого было видно, что суждено мне было довести дело до конца.

* Котел хороший, для твердого топтлива. Зашел один строитель посмотреть:

* - Хороший котел, у меня такой дома, в Мордовии. Бот сюда надо ТЭН врезать, топить электричеством.

* - Так ведь дорого выйдет.

* - Почему дорого? Надо прямо на провода клеммы ставить на зажимах. У вас нетрудно, провода прямо к окну подходят. У меня дома так же. Я только немного дровами подтапливаю, а так все на электричестве.

* - А зачем же дровами?

* - Что вы, как можно! Обязательно надо, чтобы из трубы дым шел. А не то люди подумают, что я ворую электричество. Как можно!

* Общественное мнение на страже морали. Делать отопление - нужен был мастер. Сосед свел меня с таким. Звали его Коля, работал он на каком-то предприятии сантехником. Я объяснил ему задачу.

* - Сделать можно, почему же нельзя. Только я никогда не делал, а ведь надо схему составлять. Ладно, я поищу мастера, и мы с ним сделаем.

* Это мне никак не годилось - расплатиться с двумя было невозможно. Я стал соблазнять Колю.

* - Зачем вам еще кто-то? Беритесь сами, а я буду подручным. Две трети цены вам, одна треть мне. А схема у меня уже есть, и не одна.

* Коля не устоял, переборол свою скромность, и мы сговорились. Стал Коля ко мне по вечерах приезжать, смотреть на котел, на. стены, что-то шептать, загибать пальцы. Так неделя за неделей. Чувствую, боится Коля начинать - и сразу стал он мне симпатичен, потому что я сам такой же.

* Наконец начали. Схемы мои не пригодились, Коля все упростил до предела и, думаю, это был гениальный шаг. Правда, с математикой он оплошал, и у меня после окончания работы осталось такое количество сгонов, муфт и контра-гаек, что я после полного прекращения выдачи в России зарплаты надеюсь протянуть какое-то время, распродавая эти ценные изделия (или меняя их на пшено, если деньги вообще отменят).

* Работал Коля хорошо - медленно и неуклонно. Прежде чем что-то сделать, подолгу смотрел на то место, куда собирался вцепиться своим ключом. Затягивал гайки и муфты как-то грустно, как будто не хотел сделать им 6ольно. Я слышал рассказы о том, как делали отопление в других домах, и рассказы эти кончались почти рыданием: когда заливали воду, из-под гаек начинало течь. У Коли только в одном месте просочилось несколько капель, он подтянул контрагайку миллиметра на полтора - и все. Хорошо было у него учиться. Он, видимо, мастером себя не считал и свои суждения высказывал как будто сомневаясь. Почему-то от этого они западали в душу.

* Часто Коля не приезжал в назначенное время, его посылали на авральные работы. Трижды копал могилы. То тесть у кого-то умер, то двое рабочих сгорели - переливали импортную краску для разметки шоссе, кто-то закурил, краска взорвалась.

* - Как же? - спрашиваю. - Наказали кого-нибудь? Ведь надо было объяснить людям. Наверное, к такой взрывчатой краске не привыкли.

* - Да нет, замяли дело. Ребята даже оформлены не были, так подрабатывали. Сейчас не то что в застойные времена. Тогда очень трудно было списать человека. Даже корову было трудно списать, если погибнет. Сразу приезжает следователь - как да почему?

* - У вас какое предприятие-то, частное уже?

* - Нет, что вы! У нас товарищество. Жаль только, что с ограниченной ответственностью. У нас, говорят, ответственность ограниченная, поэтому мы вам, ребята., зарплату платить не будем.

* - Как же не платить? Зачем же вы работаете?

* - Нам сказали, что каждому купят новые ""Жигули" пятой модели. А если кто хочет доплатить, может брать и "шестерку".

* - Когда же купят?'

* - Сказали, как только дела. пойдут на лад.

* Ну, думаю, Коля, тебе только в рыночной экономике и жить. Товарищество свое он любил, там с рабочими уважительно разговаривали. Только раз пожаловался, что очень устал - три года в отпуску не был.

* - В этот раз прихожу к бригадиру: "Егорыч, мне бы в отпуск". А он: "Да зачем тебе?". "Ну как же, отдыхать-то надо". "Да за.чем тебе?'. "К матери поеду, крышу ей починить обещал, да и картошку уже пора копать". "Ну ладно, Коля, вот заказ срочный выполним, разметку кончим - и поезжай денька на три". И все равно не пустил. Да еще ночью посылает на шоссе машины караулить. Страшное дело. Подъезжают и требуют солярку. Кричать? Не докричишься. Берут и сливают. Я уж прошу, чтобы не всю.

* - А вы что, шоссе строите?

* - Не мы строим, а. немцы. От них и главный инженер. Хороший старик, веселый. Пиво любит. Сидит весь день в машине и пьет. "Я, - говорит, - в этом деле мало понимаю, а русские инженеры очень хорошие. Я им не мешаю". На дом себе уже здесь скопил, нам фотографию показывал. Выйду, говорит, на пенсию, буду эа городом жить.

* - Так что, из всей фирмы один этот старик?

* - Нет, еще два техника приезжали, машину для разметки налаживали, краску привезли. То ли немцы, то ли эстонцы. Едят очень много. Вы не поверите, легче собаку прокормить, чем такого человека.

* - Ну и товарищество. Вы работаете, а деньги немцы гребут.

* - Зато шоссе отремонтировали. А то вот у нас в деревне, где мать у меня, не доезжая Егерей, тоже было товарищество, дорогу взялись строить. Директор у них был ощетинец.

* - Кто это ощетинец?

* - Национальность такая, с Кавказа. Нет. что я говорю, не ощетинец, а этот... Где недавно воина, была?

* - В Чечне.

* - Да, чеченец. Собирайте, говорит, деньги с каждого двора. Мы вам асфальт до деревни дотянем. Деньги собрали, он взял и исчез. Где искать, никто не знает. Вот так 6ывает, это не застойные времена.

* Коля явно полагал, что понятие "застойные времена" означает что-то вроде "золотого века" и часто их поминал. Похоже, он и не подозревал, что эти слова ввели почти как ругательство.

* Как-то утром в воскресенье Коля приехал немного вялый. Начал было работать, потом бросил и обратился ко мне. - Извините, как ваше имя-отчество?

* Я ответил, слегка, струхнув. К чему бы эта. торжественность? Коля действительно встал по стойке смирно.

* - Сергей Георгиевич, разрешите опохмелиться. Вчера могилу копал, потом на поминках был, голова болит.

* - Ради бога, Коля, но у меня нет ничего. - У меня это вышло виновато, я боялся, что Коля не поверит.

* - У меня есть, я привез.

* И мы прекрасно провели часок или два. Я достал банку огурцов, у Коли была на закуску шоколадка.

* - Не надо, Коля, отвезите детям. Коля обиделся:

* - Неужели вы думаете, что я детям шоколадки не привезу? Я для них и покупал. И еще куплю.

* Разливая, Коля посчитал нужным обьясниться.

* - Раньше, в застойные времена я совсем не пил. Вообще в рот не брал. А как алкогольную кампанию Горбачев начал - помните? -и я в ЛТП попал, так и стал злоупотреблять.

* - Как в ЛТП? Почему?

* - Я тогда еще в деревне жил. Как кампания началась, с нашей деревни надо было двоих в ЛТП направить. Участковый стал ходить, уговаривать. А вы же знаете, у каждого какая-нибудь отговорка. Один сарай достраивает, у другого язва. Участковый ко мне. Ты, говорит, парень молодой, здоровый, поезжай на пару месяцев, и заработаешь неплохо. ЛТП в Дорохове, они там на стекольном заводе подрабатывали, по двадцать пять рублей за ночь. А я тогда мечтал мотоцикл купить. Да и как откажешься. Я и поехал. А ведь в ЛТП, знаете, пить приходится. Люди пьют, неудобно.

* Так вот и попал Коля из застойных времен в демократию. И "Жигулей" не дождался. На другой год сопросил я у соседа про Колю. Говорит, уволили его. Товариществу такие не нужны. Да и дела у этого товарищества так и не пошли на лад.

* * * *

* У всякого мало-мальски честного человека, который строит дом, есть навязчивая идея - где-то найти дешевых пиломатериалов. Между соседями ходят легенды: говорят, в Тучкове есть база, очень дешево, надо только найти там какую-то Елену Петровну, она. скажет, когда подъехать. Нет, надо ехать в пионерлагерь "Юный моряк", там наладили тайное производство досок и вагонки. И мотаешься все лето по этим тайным точкам, надеешься, а осенью покупаешь на рынке уже дороже, чем в июне.

* Но мне и вправду привалила, удача. На одном патриотическом собрании случайно разговорился я с каким-то полковником, и он дал мне телефон:

* - Попробуйте. Это городок на Волге, военное производство. Но завод у них стоит, и они наладили переработку леса. Люди хорошие.

* Позвонил я, люди и вправду хорошие, только попросили уплатить вперед. Встретились мы в скверике с Юрой, отдал я завернутые в газету мои миллионы, стал ждать. Наконец звонят: встречайте. Чудом миновав ночью кордоны ГАИ, перекупщиков к рэкетиров, КАМАЗ привез мне дешевые доски. Правда, не те, что я просил. Юра объяснил просто:

* - Сломался у нас станок, только такие были. Ведь лучше, чем ничего. Да это прекрасные доски - смотрите, какие толстые.

* Я расстраиваться не стал, мы же не при тоталитаризме живем, когда план - закон. Да и доски впрямь были замечательные, я таких толстых никогда не видел.

* Раагрузили, попили чаю, собрались они ехать. Юра говорит: - Сергей Георгиевич, пропадаем. Возьмите двух человек на пару недель, вам в доме много чего надо делать. Это был неожиданный и сильный удар. Я ответил слабо:

* - Юра, денег нет. Сам понемногу тяну, приятели приезжают. Не смогу я заплатить.

* - Заплатите, сколько сможете. Вы не представляете, в каком мы положении, завод стоит, нам дадют по сто тысяч, а у всех семьи. Вам карнизы надо делать, полы стелить - вы с этими досками сами не управитесь. Куда было деваться?

* - Ладно, пусть приезжают. Наскребу миллион, пусть на него и сделают, не больше, дешевого мне не надо. Потом пусть живут, может, найдут еще какую работу.

* Так приехали ко мне Василий Михайлович, мастер цеха, и его напарник помоложе, Коля. Со своими топорами, в заводских робах и кроссовках. Из-под городка Кулебаки Нижегородской области. А я стал поваром. Правда, мои кулинарные потуги пропали зря, потому что ели они очень мало и как-то нехотя. Мы, говорят, привыкли к картошке и молоку, остальное невкусно. После об'еда Е!а.силий Миха-йлоБИЧ обошел дом, осмотрел.

* - Ну, Сергей Георгиевич. Дом хороший, по метражу вы попадаете под раскулачива.ние.

* - Как так? Когда же?

* - Когда, вся эта. ... с демократией закончится.

* - Вы оптимист. Но если так, то постарайтесь. Может, под детский сад пойдет.

* - Стараться нам не надо, мы и так нормально сделаем. Хорошо не сделаем, это я заранее предупреждаю, а нормально сделаем.

* Это меня успокоило - зачем мне хорошо? .Я же не на продажу дом строю, главное - чтобы крышу ветер не уносил.

* - За работу возьмем по миллиону, меньше нельзя. Я понял, что "спорить с Василием Михайловичем неуместно и даже не заикнулся. Выкручусь.

* Эти люди были рабочими особого типа. Может быть, таких нет нигде, кроме России. Василий Михайлович и Коля работали на авиакосмическом заводе, делали какие-то компоненты из титана и спецсплавов, точная работа. А жили в деревне, вели там свое хозяйство. Странное получилось сочетание.

* Распорядок жизни и разговор у них был вроде бы крестьянский. Вставали они с рассветом - и сразу за работу. Работали непрерывно до темноты, за столом не засиживались. Оба были людьми необычно сильными, хотя и худыми.

* В то же время у них была. необычная для крестьян склонность к точности и хорошему иэмерению. Мыслили они в миллиметрах, все время у них под рукой были измерительные инструменты. При этом глазомером обладали таким, что никогда бы я не поверил, если бы не видел своими глазами. Работу, которую я бы делал целый час из-за трудности измерения и выпиливания, Коля делал топором за десять минут - и выходило как будто заводского изготовления. Очень большое внимание уделяли заточке инструментов.

* Необычным был и способ изъясняться - удивительно точный и понятный, с использованием того, что дало нам образование - понятий физики и геометрии. У меня была коса, но не было кольца, чтобы ее насадить. Не успел я оглянуться, смотрю - коса насажена.. Как? Они взяли большой гвоздь в 20 см, толщиной чуть не в палец, и привязали им косу к древку. Буквально - обернули и завязали узлом. Как это вы сделали, как это возможно? Смеются.

* Почему я вспомнил косу? Они немного покосили участок - приятно размяться, трава хорошая. Подошел и я, попросил научить. Василий Михайлович за пять минут изложил главные принципы: ось вращения, все углы и траектории, сдвиг вперед при каждом взмахе, допустимые отклонения, смысл каждого изгиба косы. Все на.столько понятно и разумно, что я никого, кроме двух-трех лучших профессоров МГУ и нашего сержанта, помкомвзвода, в один бы ряд пе поставил. Тут была видна, огромная школа, заводского мастера, и строгое мышление. Месяц спустя я наблюдал, как учил косить одного юношу мой сосед-банкир. Человек умный и энергичный, сам из деревни, косит прекрасно. Объясняет - вроде все правильно, но все не то. Выделить главное невозможно, понять смысл того или иного правила - тем более. Какая-то каша в голове.

* Много вроде бы мелких: замечаний слышал я от этих людей, пока мы были вместе, и как-то спокойнее от них стало. А то ведь совсем на душе было муторно - 1995 год. Не читают они никаких газет, не смотрят телевизор. Но рассуждают, в целом, на уровне получше газеты "Правда". Кстати, о своем лично плачевном состоянии ни разу не заикнулись. Что делать, пока не знают, но за всем внимательно наблюдают. И не пожелал бы я Гайдару и Чубайсу попасть к ним в руки, "когда закончится вся эта ... с демократией". А в том, что она закончится, они уверены холодно и спокойно.

* Сделали они работу и заторопились домой, на сенокос. Постирали одежду, собрались. Оставался один день, и я предложил поехать куда- нибудь, отдохнуть. Они говоpят:

* - Свозите нас на Бородинское поле. Всю жизнь слышим, а побывать не довелось.


* По деревне ходят лошади. Когда приезжает автолавка, они подходят сзади и суют головы через плечи покупателей, норовят откусить от буханки. Женщины пугаются, кричат. Лошади отскакивают, у них виноватые морды. А недавно они выглядели очень элегантно, на них выезжали верхом хозяева, в пиджаках, картузах. Рядом бежали роскошные борзые.

* Заправлял конюшней и псарней молодой человек. Кончил он Тимирязевскую академию, потом стажировался на фермера, где-то в Голландии - Ельцин послал его, почти как Петр I. Должен был просвещенный фермер накормить Россию. Но оказалось, некогда. Похоже, что в нашей колхозно-буржуазной деревне он стал единственным дворянином. Более того, ему московское дворянство даже присвоило титул баронета. Как раз за лошадей.

* Приехав из Голландии, он не стал, как питомцы Петра, применять полученные там навыки, а завел лошадей и собак и организовал для нового высшего общества, псовую охоту. Видимо, клиентами были не только дворяне, но и купцы и кое-кто еще - с золотыми цепями на шее. Возродил парень русскую культуру: собаки лают, кто-то трубит в рог. Клиент влезает на лошадь, холуй подносит ему рюмку водки. Красота. И вот, поскакали по давно не паханному полю (какие-то "арендаторы" его держат, ждут приватизации). Охота идет на лис. И надо же, из кустов и впрямь выскакивает лиса и мчится через поле, собаки за ней. Охота, удалась, клиенты счастливы. Матерого зверя затравили. Баронета. за это получить - не слишком расщедрился предводитель дворянства.

* Может быть, дослужился бы наш просвещенный фермер и до барона, но дело его пошло на убыль. На звероферме под Рузой, где он брал рыжих лис, дела. пошли совсем плохо, я лисы кончились. Да как-то внезапно. С последним клиентом чуть не сорвалась охота, а ведь клиент крутой. Да и не может дворянин слово нарушить. Так что взял баронет песца, и как тот ни визжал и ни просил пощадить его седины, но выкрасили его в рыжий цвет. На этом и пресеклась у нас дворянская струя. Устроился баронет в Москве директором ночного клуба. Что ж, надо и эту сферу облагораживать.

* Борзые сначала переловили всех кошек на деревне. А недавно забрела ко мне одна на участок. Смотрю, роется в золе от костра. Оказывается, туда кости выбросили, и она обгорелые кости грызет. Пошел я в дом, намочил хлеба в молоке, поставил в миске. Борзая не идет, ей стыдно. Очень гордая собака. Потом все же подошла, поела. Трудно борзым собакам живется в этот переходный период.

* Пишу сейчас этот очерк, и проходят в памяти по кругу все эти люди. Всех их я назвал своими именами, так они срослись с ними в моей памяти - никак не удавалось придумать другое.

* За окном холодная уже ночь, подморозило. Все разъехались, вокруг в лунном свете нагромождение огромных темных силуэтов - недостроенные дома. За ними не видно огоньков деревни. Почти никто не смог вдохнуть в эти дома жизнь, нет детей, иссякли силы. Люди устали и сникли. Перестал приезжать покалеченный Саша - нет больше заказов. Приутих овдовевший Серега, совсем пропал его зять. Даже банкир редко и вяло топит свою баню. Всех взяла за горло рыночная реформа. Эти люди остались русскими, а хотели встроиться в чужую жизнь. Они даже не поняли, куда их зовут, и не могли знать, что всех их, как племя, ждет на этом пути глубокая яма.

]]>
admin@kob.in.ua (Administrator) Статьи Кара-Мурзы Thu, 26 May 2011 07:51:09 +0000
Пока летит ракета http://kob.in.ua/stati-kara-murzyi/poka-letit-raketa.html http://kob.in.ua/stati-kara-murzyi/poka-letit-raketa.html * ПАЛАЧИ ЦИВИЛИЗАЦИИ снова опустили топор на Сербию. Рубят пока не по шее, кромсают тело. Оно должно кровоточить, а народы мира - смотреть. Человечество испытывают на подлость. Мы с сербами в одном окопе, сегодня громят их фланг. Их не надо жалеть, у них надо учиться. Надо понять, что успевает мысленно крикнуть своим сыновьям и внукам старик-серб, почуяв в темном пространстве ракету "томагавк", идущую на его дом. Что он вспоминает и думает, пока ракета летит? Нам надо понять, потому что мы повторяем путь Югославии.
*
* КРОВЬ СЕРБОВ НАМ очищает душу. Но этого мало, надо очищать и ум, и волю. Уроков эти бомбежки дают много, надо успеть их усвоить. Тогда и сами успеем почистить автомат, и сербам поможем.
* В "Завтра" 11 была моя статья на важную тему "Революция или гибель". Она неоригинальна, лишь упорядочивала то, что известно. Но многие товарищи посчитали: то, что сказано в статье, преждевременно, почва для этого еще не созрела. Возможно, так, но почва созревает, и процесс этот идет быстро. Так что надо об этом говорить. Да, пока что крепки культурные барьеры, затрудняющие восприятие идеи революции. Россия была традиционным обществом, взорванным в 1917 г. после полувековой "либеральной" подготовки. Но оно восстановилось в виде СССР, и сталинизм был в своих существенных чертах реставрацией после революции (с жестоким наказанием революционеров). В ходе ломки было устранено классовое деление - основа западной демократии как "холодной гражданской войны". Сталинизм означал единение подавляющего большинства народа, максимальное выражение его общинных принципов. Поэтому революционное начало, тем более идея перманентной революции Троцкого, отвергалось в СССР с огромной страстью.
* Советское общество стало принципиально нереволюционным. Но мы уже живем не в советском обществе - уже подросли новые поколения с жестким мышлением. Разрыв с ними будет иметь фатальное значение. Речь идет о том, чтобы, отрицая революционизм, вобрать в себя назревающую революционную энергию новой, воспитанной уже не в советском обществе молодежи. Это значит признать эту революционную энергию разумной и законной и предложить такой механизм ее реализации, чтобы стала достижимой позитивная цель, но не на пути разрушительного бунта. Такой механизм в Индии нашел Махатма Ганди - но люди видели, что речь идет именно о революции, а не об иллюзорном "переваривании" английских колонизаторов. Такой механизм нашли испанцы, филиппинцы, палестинцы, в каждом случае по-своему. Россия - иной мир, и нам самим искать выход.
* Пока что в предложениях оппозиции о согласии нередко звучит такой мотив: уступите немного, не то произойдет революция. Я думаю, что уступки уже не спасут положения - разрушение страны зашло слишком далеко, и революция становится единственным спасением от гибели. Довели.
* Повторю некоторые тезисы той статьи с пояснениями. Под революцией сегодня мы понимаем глубокое изменение общественного строя и системы хозяйства, достаточное для восстановления независимости страны, обеспечения сносного существования народа и быстрого развития всех отраслей, гарантирующих сохранение нашей цивилизации. Сегодня очевидно, что косметические улучшения нынешнего государства и хозяйства ("смена курса реформ") проблемы не решат.
* Условием совершения такой революции является получение номинальной политической власти в рамках нынешней системы. Кризис режима Ельцина делает это возможным. Но мы говорим не о победе на выборах, а о том, что последует за этим. От этой программы и зависит победа на выборах.
* Революцию отвергают из-за риска насилия. Вообще говоря, это - тезис второго порядка. К его обсуждению надо переходить лишь после того, как мы придем к выводу, что без насилия спасение возможно, иначе он просто не имеет смысла. Человек, на которого напал убийца, всегда предпочтет договориться с ним миром или убежать. Но если это очевидно невозможно, единственным средством спасения оказывается насилие - сопротивление с использованием силы. Однако в нас отрицание насилия пока что настолько сильно, что приходится снова возвращаться к этому второстепенному пункту. Считать, что революция неизбежно сопряжена с насилием, - следствие незнания, целенаправленно созданного советским охранительным обществоведением (я отвергаю мысль о сознательном подлоге).
* Революция вовсе не обязательно сопряжена с гражданской войной (можно даже сказать, что гражданская война - редкий случай в революции). Конечно, при любой революции есть риск социальных конфликтов и вспышек насилия, но если революционные силы имеют политическую власть, этот риск можно свести к минимуму. Но и это, опять же, не главное. Главное в том, что риск острых конфликтов с насилием велик во время всякого глубокого кризиса и, как правило, в самой страшной форме этот риск воплощается в жизнь как раз в том случае, если отсутствует революционный проект разрешения кризиса. Так что те, кто отвергает революцию, должны показать, что этот отказ не приведет к более массовым жертвам. Или политики ожидают, что люди настолько ослабеют от голодухи, что насилие при вспышках их отчаяния будет односторонним - их удастся забить просто дубинками?
* В зарубежном обществоведении проблема революции в нынешних условиях разрабатывается очень интенсивно. Общий вывод такой: революции снова становятся важным типом переходных процессов в обществе, но сегодня революции должны быть ненасильственными. Не только могут, но и должны быть такими. Ряд находок воплощен в жизнь. Самым блестящим, видимо, следует считать идущую уже более десяти лет ненасильственную революцию палестинцев - интифаду. Успешной была революция в ЮАР. Без насилия была совершена демократическая революция в Испании после смерти Франко в конце 70-х годов, совсем недавно. Здесь была использована новая, довольно сложная политическая технология гласных переговоров между революционными и консервативными силами с подписанием детальных соглашений ("пакты Монклоа") и выработкой процедур контроля за их соблюдением.
*
* ОБЩАЯ СЛАБОСТЬ нашей оппозиции - огромная инерция советского мышления. И даже инерция периода поражения в конце перестройки. В 1989-91 гг. в СССР отвергать революционный подход означало защищать всю систему жизнеобеспечения народа - экономику, науку, здравоохранение. Тогда консерватизм был вполне оправдан. Сегодня отказываться от революционного восстановления общества и государства - значит узаконить, закрепить на длительный срок преступный, разрушительный для хозяйства захват и вывоз собственности, паралич хозяйства и вымирание народа.
* Можно ли, получив власть на выборах, "изменить курс" эволюционным путем? По сути, такую надежду лелеет оппозиция. Но ответ затруднен как раз из-за того, что оппозиция не решается признать, что общество России расколото, что в нем созрел конфликт и интересов, и ценностей. Что дело не сводится к пьянству или болезни Ельцина, некомпетентности и вороватости чиновников. Фактически пока что оппозиция отрицает наличие фундаментального противостояния социальных групп. Поэтому не составляется "карта" расстановки социальных сил, чтобы выяснить направление их интересов и ресурсы, которыми они обладают. Тогда было бы видно, какое сопротивление могут оказать "реформаторы" при попытке мягкого изменения курса. Я, например, исходя из приблизительной, доступной мне оценки, считаю, что имеющиеся у "реформаторов и олигархов" средства вполне позволяют им блокировать попытки мягкого изменения курса, но у них нет реальной возможности противостоять революции. Иными словами, революционное изменение курса было бы намного менее болезненным, чем попытка маневрировать "внутри коридора". Революционное изменение воспринималось бы как акция здравого смысла, сопротивление которой не было бы поддержано существенными социальными силами.
* Условие для такой ненасильственной революции при согласии большинства общества - убедительная победа на выборах. Времени до выборов в Думу осталось очень мало. А это, на мой взгляд, выборы более важные, чем выборы президента, на этих выборах сравниваются программы, а не личности. Времени еле-еле хватит, чтобы прояснить в оппозиции хотя бы самые главные вопросы. Велика опасность, что снова придется идти на выборы в таком положении, что простой человек не может понять, что будет делать та или иная партия, получив большинство мест в Госдуме. Простой человек не может понять, а кандидат не может объяснить - потому что вопрос не рассмотрен в самой его партии.
* Когда бываешь даже в узком кругу беззаветных противников ельцинского режима, то видишь: люди еще как во сне. Страшное бытие вовсе не определило их сознание. Да, оно достигло уровня непримиримой ненависти к режиму Ельцина, но это для режима не смертельно, если одновременно в этом сознании блокированы все положительные проекты. В это сознание встроены мины, которые на той или иной ступени рассуждений взрываются и уничтожают все то, что было сказано до этого. И средний гражданин, который поначалу благожелательно слушал такого агитатора, отходит от него разочарованный. Он и сам понимает, что режим угробил страну и его самого разорил - а дальше что? Поддерживать тех, кто каждым следующим своим тезисом опровергает предыдущий, большого желания у разумного человека нет. Конечно, их поддержат - у нас уже немало людей, которые сплочены ненавистью к режиму и не желают больше ни во что вникать. Но доля эта не настолько велика, чтобы представлять для режима серьезную угрозу.
* Кто же встраивал и встраивает в сознание "наших" эти маленькие мины? Поначалу, пока люди верили КПСС, этим занималась ее идеологическая машина под командой А.Н.Яковлева и выращенные "под глыбами" этой машины диссиденты. Сегодня, когда большинство людей официальной идеологии уже не верят, этим занимаются лидеры оппозиции. Сами того, конечно, не желая.
* Расчистим площадку для разговора. Договоримся о простой и хорошо известной вещи: в политике действуют интересы, а не обман. Обмануть в главном можно только своих - и так потерять всю свою силу. Побеждает политик, который честно, без карикатуры, оглашает интересы всех реально действующих в обществе сил и предлагает приемлемый вариант соглашения. В зависимости от соотношения сил приходится в большей или меньшей степени отступать от своих интересов, чтобы привлечь союзников, парализовать мягких противников и подавить непримиримого врага.
* Коммунист, который стал премьер-министром Италии, не скрывает, что его идеал - социализм. Зачем скрывать? Напротив, он опирается именно на ту значительную часть итальянского общества, которая разделяет идеал социализма. Но и он сам, и эта часть общества разумно признают, что в нынешних условиях пытаться разрушить капиталистический общественный строй Италии было бы безумием. Когда этот коммунист (формально бывший, но это не очень важно) взялся быть премьер-министром, он обещал не подрывать основы капитализма, а, действуя в допустимых рамках, законными средствами добиваться уступок от капитала в пользу трудящихся. Сегодня капитал для таких уступок деньги имеет, и установить с помощью левого премьера социальное перемирие - в его интересах. Но если бы этот коммунист заявил, что его идеал - капитализм, то никакой ценности для общества он бы не представлял, он был бы просто ренегатом. А значит, и гарантировать длительное социальное перемирие он не мог бы.
*
* ЧТО ЖЕ МЫ имеем в России? Подряд третью выборную кампанию левая оппозиция выступает с программными заявлениями, главный смысл которых - неопределенность. Даже, скорее, внутреннее противоречие. Сегодня мы опять слышим от НПСР два ключевых утверждения: он - за рыночную экономику и он - против уравниловки.
* Много раз сказано видными деятелями у нас и за рубежом, что термин "рыночная экономика" на деле означает старое понятие "капитализм", в которое неразрывно входит и "монетаризм". Просто ввели более благозвучный термин, чтобы людей не раздражать. Никакого иного смысла этот термин не имеет. Когда в конце 80-х годов рынок был представлен идеологами перестройки просто как информационный механизм, стихийно регулирующий производство в соответствии с общественной потребностью, это было сознательным обманом, в который уже давно никто не верит. Противопоставление "рынок-план" несущественно по сравнению с фундаментальным смыслом понятия рынок как общей метафоры капитализма. Как появилось само понятие "рыночная экономика"? Ведь рынок продуктов возник вместе с первым разделением труда и существует сегодня в некапиталистических и даже примитивных обществах. Рыночная экономика возникла, когда в товар превратились вещи, которые для традиционного мышления никак не могли быть товаром: деньги, земля и человек (рабочая сила). Это - глубокий переворот в культуре и даже религии, а отнюдь не только экономике.
* "Сборка" общества, основанного на рынке, идет через конкуренцию. Согласно Гоббсу, поскольку все люди борются за власть, никто не может чувствовать себя в безопасности с уже достигнутой им властью, не занимаясь постоянно тем, чтобы "контролировать, силой или обманом, всех людей, каких только может, пока не убедится, что не осталось никакой другой силы достаточно большой, чтобы нанести ему вред". Принять за идеал рыночную экономику значит отказаться не только от коммунизма, но и от главного стержня православной цивилизации - любви и взаимопомощи. Когда протестантский Запад повернул к капитализму, выбор между сотрудничеством и конкуренцией делался совершенно сознательно. Гоббс прямо сказал: "Хотя блага этой жизни могут быть увеличены благодаря взаимной помощи, они достигаются гораздо успешнее подавляя других, чем объединяясь с ними". Россия в начале века, перед лицом наступающего капитализма, также вполне сознательно сделала выбор в пользу сотрудничества (об этом писал П.Кропоткин в знаменитой книге "Взаимопомощь как фактор эволюции").
* Когда спрашиваешь активистов КПРФ - из тех, кто общается с простыми людьми и не может уклониться от вопросов, - они, как правило, объясняют установку на рыночную экономику как тактический прием. Надо, мол, упокоить лавочников и предпринимателей, а то начнут в нас стрелять, не дожидаясь выборов. Это, на мой взгляд, наивная уловка, и обмануть она, повторяю, может только "своих". Надеяться на обман вместо соглашения и компромисса - детская иллюзия. Да просто нельзя такое объяснение принять.
* Возможно, идеологи НПСР сами поддались обаянию "нейтрального" термина и считают, что он выражает что-то жизненное и понятное людям? Но нельзя переходить на новый язык, не увязав слова со смыслом. Повторю старую мысль: первая причина неудач - отсутствие своего языка. Использование языка противника, который владеет смыслом своих понятий, а мы - нет. Давно известно: кто владеет языком, тот и властвует. Уже около ста лет философы бьются над этой загадкой: что за сила в слове? Почему язык - главное средство господства? Есть разные теории, но факт несомненный. Потому-то такая борьба идет за школу - она дает детям язык, и его потом трудно сменить. Писатель Оруэлл дал фантастическое описание тоталитарного режима, главным средством подавления в котором был новояз - специально изобретенный язык, изменяющий смысл знакомых слов. Понятие Оруэлла вошло в философию и социологию, создание новоязов стало технологией реформаторов - разве мы этого не видим сегодня в России! А вот формула из западного учебника: "главная задача идеологии - создание и внедрение метафор". Мы и живем сегодня в ложном мире новояза и фальшивых метафор.
* Если уж использовать понятие рыночной экономики, то надо было бы выяснить, как понимают ее массы наших граждан. Я думаю, что они понимают этот термин именно как капитализм или, во всяком случае, как нечто совершенно иное, нежели знакомый им советский строй. Он явно был "нерыночной экономикой". Если так взглянуть на дело, то сразу взрывается еще одна мина: КПРФ заявляет, что в области политики ее программа предполагает переход к парламентской республике, а через нее - к советской власти. Но советская власть была лишь политической оболочкой советского жизнеустройства, которое основано было на нерыночной экономике.
* Подойдем с другой стороны. Если оппозиция заявляет, что она - за рыночную экономику - значит, она считает, что эта самая рыночная экономика может быть построена в России за обозримый период. Что она лежит в "зоне возможного". Правда, прямо это никогда не говорится. Скорее всего, не говорится потому, что сами ораторы в этом сомневаются. Думаю, большинство граждан уже почти уверено, что по каким-то глубоким причинам рыночного общества в России построить не удастся. Почему-то все этому сопротивляется. Климат неподходящий. Но и без климата есть веские причины. Во-многом упорное сопротивление рыночной реформе вызвано культурными особенностями народа. Не получается из нас ни акционеров, ни честных банкиров, ни налогоплательщиков. Но культура - тонкая материя, есть вещи и погрубее. Рыночная экономика - штука очень дорогая, она нам не по карману. Окажись вдруг мы все в рынке - большая часть русских сразу вымрет. Это все равно как семью вдруг заставить жить по законам рынка. Сварила жена борщ - платите все за тарелку борща по рыночным ценам. Оказывается, семья так выжить не может, слишком дорого для всех.
* Жизнь ставит важные эксперименты, надо только глядеть. Была такая маленькая страна - ГДР. 14 млн. человек. Страна очень развитая: хорошие дороги, новый жилой фонд, прекрасные кадры, высокорентабельное сельское хозяйство, сильная промышленность. Жили здесь немцы, если не считать автомобилей и электроники, примерно так же, как в ФРГ (а кое в чем и получше). Вошла ГДР в ФРГ, и стали в ней перестраивать нерыночную экономику в рыночную. Сейчас пошел десятый год, как в бюджете Германии ежегодно выделяется 100 млрд. марок на "рыночную реформу в Восточных землях". Выходит, уже истратили 1 триллион марок (568 млрд.доларов) только на то, чтобы превратить вполне развитое хозяйство в экономику иного типа. И то ничего до сих пор не получилось. А ведь из ГДР никто не увозил марки на Запад, у них нет пьяницы-канцлера и олигархов, которые утаивают налоги. Во что же обойдется подобная операция в России? К чему кривить душой, эта операция невозможна. Если и дальше будут с идиотским упорством ее проводить, то просто Россия исчезнет. Такова реальность.
* Вернемся к "слову". К понятию рынка. Может быть, все же идеологи НПСР как-то его необычно трактуют? Нет, трактовка обычная, это подтверждается второй частью платформы - отрицанием уравниловки. Рыночная экономика плюс отсутствие уравниловки - это и есть неолиберальная платформа, полное отрицание советского жизнеустройства.
* Я бы лично мог объяснить так: наша трагедия в том, что молодежь России впала в соблазн испытать жизнь в конкуренции, а не солидарности. Почувствовать себя "белокурой бестией", поживиться разграблением страны, вырвать кусок хлеба у слабого. Что же нам делать? Не можем мы бросить наших сыновей в их самоубийственном проекте - вот мы и остаемся с ними, поддерживаем то, чего они хотят. Такое объяснение имело бы какую-то логику. Но она бесперспективна. Оставаясь с молодежью, которая заблуждается, нельзя же поддакивать заблуждению. Вести в яму, оправдывая свою тактику тем, что потихоньку от ямы отведем? Это - опять идея "просвещенного авангарда", ведущего неразумную массу под ложным лозунгом? Не очень убедительно, но что-то иное придумать трудно.
*
* НАША ОППОЗИЦИЯ, снизу доверху, болезненно относится к критике. Это в нашем положении естественно. Но ведь совсем без критики тоже нельзя. В этой статье я не касаюсь ни политической линии наших левых партий, ни их тактики. Я говорю лишь о тех важных изъянах идейного оснащения, которые можно было бы исправить без особого труда. Если провести строгий логический анализ россыпи утверждений нашей оппозиции, мы придем к выводу, что они некогерентны - в них концы с концами не вяжутся. Это - плохой признак. Бывает, что и когерентные (внутренне непротиворечивые ) рассуждения ведут к неверным выводам, если основаны на неверных предположениях или ложной информации. Но некогерентные рассуждения ведут к ложным выводам почти неизбежно. Если некогерентность обнаружена, должны быть обязательно выявлены ее причины. Ведь они вполне устранимы!
* Первая причина разрывов в логике, как я сказал, - использование ложных слов и понятий. Не менее важно и то, что в нашем сознании сумели разрушить меру - способность верно "взвешивать" явления. Под дудочку наших меченых вождей мы согласились за слезинку ребенка, пролитую полвека назад, заставить целые народы пролить сегодня море кровавых слез. Из-за того, что в нашем доме какая-то дверца была сделана неудобно, мы разрешили сжечь весь дом. Для выезда за границу требовалось заполнить анкету, какой кошмар! Долой советскую власть!
* Редко-редко на собрании наших активистов удается, с огромным трудом, убедить людей шаг за шагом ответить на вопрос: чего же мы хотим? Начинаем загибать пальцы: это хотим, чтобы было так-то, а это так-то. И вскоре оказывается, что люди просто хотят советского строя жизни (КПСС, номенклатура - это вещи второго порядка, исправимые). Но как только люди сами, с некоторым изумлением, к этому выводу приходят, встает какой-нибудь беззаветный борец с ельцинизмом, чудом уцелевший в Доме Советов, и говорит: "Не желаю!" Как так, почему? Оказывается, он был начальником строительного управления, а инструкции министерства мешали ему выполнить какую-то выгодную работу на стороне. Все правильно, мешали, проклятые. Дверца эта была устроена в нашем доме неудобно. Но ведь дом-то был теплым! Давайте взвесим достоинства и неудобства верными гирями. Невозможно!
* Кажется, это мелочь, а на деле - камень преткновения всей нашей оппозиции. Пока его не своротим, не двинемся. Пока не восстановим чувство меры, ни о чем договориться не сможем. Вот сейчас в разных документах оппозиции предлагается как радикальный путь выхода из кризиса национализация нефтяной промышленности. Конечно, это неплохо. Но разве эта мера соизмерима с масштабами кризиса? На каких весах ее измерили? В 1997 г. вся выручка от экспорта нефти и нефтепродуктов составила 22 млрд. долларов. Выручка! Из нее половину предприятия сразу израсходовали на покрытие затрат. Если бы выплатили зарплату и что-то вложили в развитие, остались бы крохи. В лучшем случае 3-4 млрд. долларов. Ясно, что никакого существенного изменения в нынешнее положение это бы не внесло. Значит, нам отказывает наша способность измерять явления - и мы не видим чего-то главного. На 1999 г. дивиденды по акциям государства составят 1,5 млрд. рублей. Допустим, выкупили или отобрали все акции частников. Сколько будет дохода? Менее 5 млрд. рублей. Национализация без революции ничего не даст.
* При раскрытии России глобальному рынку производство в ней невыгодно. Это вывод объективный, а не идеологический. В ответ слышим, что выход - в "соглашении с национальной буржуазией". Это странно. Почему "буржуазия". Которая вывозит капиталы за рубеж, вдруг раздобрится и отдаст их на восстановление Родины? Если всерьез признаем рыночную экономику, надо считать законным и разумным, что капиталы уплывают туда, где с них можно получить более высокую и надежную прибыль.
* Возьмем ту же проблему "уравниловки" (то есть получения благ не через продажу рабочей силы, а на уравнительной основе - "по едокам"). Оппозиция обещает в будущем ее искоренить. Да, уравниловка создавала неудобства. Хорошему работнику иной раз могли заплатить столько же, сколько лодырю (хотя это, в общем, миф - просто человеку свойственно считать, что он заслуживает большего). Эта проблема, проблема управления, а не бытия, кстати, вовсе не порождена советским строем - она в той же степени не решена и в корпорациях США. Но примем, что такие неудобства были. Однако они по своему весу не идут ни в какое сравнение с главными, массивными частями уравниловки. Это - бесплатное образование и медицина, дешевое жилье и низкие цены на продукты питания. Все остальное - мелкие добавки.
* Если НПСР обещает отказ от уравниловки, то в таком варианте рыночная экономика теряет даже черты западной социал-демократии - социал-демократия как раз соединяет капитализм с уравниловкой. Утверждение рынка и отрицание уравниловки коммунистами - вещь трудно объяснимая. Если ее не объяснить, большого успеха на выборах ждать невозможно. При этом потеря общего чувства и общего языка между организованной оппозицией и массой народа сыграет зловещую роль. Массам, "лишенным языка", ничего не останетс, я как сдвигаться к простым и разрушительным идеям и делам. "Какую кровавую угрозу таят в себе люди, коим пока зажали рот, но которые скоро освободят себе руки. Что сделают руки этого тела, которое неспособно говорить?" - писал В.В.Шульгин в начале века по поводу отсутствия русской печати. Но сейчас-то дело хуже.
* Оппозиция имеет пока что огромный потенциал - 65% населения, которые не ходят на выборы. Эти люди в массе своей - противники рыночной реформы, хотя установки их противоречивы. Если бы оппозиция обратилась к ним с ясным и последовательным проектом, эти люди были бы активизированы как политическая сила. Но для этого надо, чтобы простые верные слова и надежная мера были найдены в ядре самой оппозиции.
* И все более опасным становится незнание - как нашего общества, так и того, что происходит в мире. На Западе вырастают новые соблазны для наших подрастающих молодых радикалов, которых отталкивает от себя "цивилизованная оппозиция". Отверженные утрачивают иллюзии и культуру борьбы "по правилам" и переходят к тому, что уже получило в социальной философии название - молекулярная гражданская война. Если мы впустим ее в Россию, как уже впустили сексуальную революцию и наркоманию, чаша страданий будет переполнена. Это толкнет к русскому фундаментализму, по сравнению с которым большевизм начала века покажется добродушным либеральным течением.

]]>
admin@kob.in.ua (Administrator) Статьи Кара-Мурзы Thu, 26 May 2011 07:38:57 +0000
Революция - или гибель http://kob.in.ua/stati-kara-murzyi/revolyutsiya-ili-gibel.html http://kob.in.ua/stati-kara-murzyi/revolyutsiya-ili-gibel.html

* Один из вопросов, который многие переживают как внутренний конфликт оппозиции - отношение к революции. Допустима ли она вообще как средство решения главных социальных проблем? Если да, то в каких условиях? Могут ли такие условия возникнуть в России? Имеют ли право патриоты, желающие охранить свой народ от страданий, ответить на революцию воровского антинационального меньшинства, перехватившего власть КПСС, "симметричным" способом? Или они должны, как мать в древней притче, отдать дитя коварной и жадной женщине, но не причинить ему вреда? И что надо понимать под революцией, каковы ее отличительные признаки? По всем этим вопросам у нас после истмата каша в голове. Давайте для начала хоть упорядочим проблему, разложим ее по полочкам. Тогда многое нам подскажет просто здравый смысл.
* Мы отличаем революцию от реформы, хотя граница размыта. Революция - это быстрое и глубокое изменение главных устоев политического, социального и культурного порядка, произведенное с преодолением сопротивления целых общественных групп. Это - разрыв с прошлым, слом траектории развития, сопряженный с неизбежным страданием части общества, которую подавляет революция. Реформа - изменение бережное, производимое через диалог и поиск общественного согласия, без разрыва с прошлым и без разжигания конфликта, которым революционеры пользуются для того, чтобы оставить недовольных без компенсации.
* Те, кто принципиально отвергает революцию, ссылаются на то, что якобы насилие (в пределе - гражданская война) есть обязательный инструмент революции. Вообще говоря, это - тезис второго порядка. К его обсуждению надо переходить лишь после того, как мы придем к выводу, что без насилия спасение возможно, иначе он просто не имеет смысла. Человек, на которого напал убийца, всегда предпочтет договориться с ним миром или убежать. Но если это очевидно невозможно, единственным средством спасения оказывается насилие - сопротивление с использованием силы. Но в нас отрицание насилия пока что настолько сильно, что придется начать рассуждение именно с этого второстепенного пункта. Считать, что революция неизбежно сопряжена с насилием - следствие незнания, целенаправленно созданного советским охранительным обществоведением (я отвергаю мысль о сознательном подлоге). Давайте разберем этот тезис-заклинание на известных фактах.
* Революция и гражданская война - явления, лежащие в разных плоскостях. Могут совпадать, а могут и не совпадать. Было множество гражданских войн без революций. Мы свидетели таких войн и сегодня. Эти войны внимательно изучаются, и уже накоплен огромный материал. Только за последние 20 лет в мире произошло множество разрушительный войн без всякого намека на революцию. О некоторых мы в России знаем мало, например, о тяжелейшей гражданской войне в Нигерии. Ближе нам была война в Ливане в начале 80-х годов, которая разрушила цветущую страну - ни о какой революции там не было и речи. То же самое мы видим в Югославии и Алжире, начинается война в Индонезии. Мы можем назвать условия возникновения таких войн, но среди необходимых условий вовсе не фигурирует революционный проект.
* Рассмотрим теперь обратный тезис. Нам могут сказать: да, бывают гражданские войны без революции, но нет революции без гражданской войны. Это неверно, революция вовсе не обязательно сопряжена с гражданской войной (можно даже сказать, что гражданская война - редкий случай в революции). Революция - глубокое изменение за короткий исторический период отношений собственности, политического устройства, идеологической надстройки и социальной структуры общества. Конечно, при любой революции есть риск социальных конфликтов и вспышек насилия, но если революционные силы имеют политическую власть, этот риск можно свести к минимуму, а то и полностью устранить. Сразу заметим, что риск конфликтов и насилия велик во время всякого глубокого кризиса и, как правило, в самой страшной форме этот риск воплощается в жизнь как раз в том случае, если отсутствует революционный проект разрешения кризиса.
* Известно, что в истории были глубокие революции без гражданских войн и насилия (например, буржуазная революция 60-х годов прошлого века в Японии). Это настолько тривиально, что нечего об этом и спорить. Без насилия была совершена буржуазно-демократическая революция в Испании после смерти Франко в конце 70-х годов, совсем недавно. Здесь была использована новая, довольно сложная политическая технология гласных переговоров между революционными и консервативными силами с подписанием детальных соглашений ("пакты Монклоа") и выработкой процедур контроля за их соблюдением. Вообще, в зарубежном обществоведении проблема революции в нынешних условиях разрабатывается очень интенсивно. Общий вывод такой: революции снова становятся важным типом переходных процессов в обществе, но сегодня революции должны быть ненасильственными. Не только могут, но и должны быть такими. Ряд находок воплощен в жизнь. Самым блестящим подходом, видимо, следует считать идущую уже более десяти лет ненасильственную революцию палестинцев - интифаду. Все попытки сорвать ее, пустив процесс по пути насилия (поощряя арабский терроризм), провалились.
* Тезис о том, что революция, если хорошо подготовлена и правильно выполняется, обходится без насилия и гражданской войны, доказан и нашим собственным опытом последних 15 лет. Что произошло в СССР и России? Антисоциалистическое течение в номенклатуре, осознав себя как потенциальных собственников национального достояния, получило поддержку Запада и приступило к длительной идеологической и кадровой подготовке антисоветской революции. Были подготовлены и союзники - утопически мыслящая интеллигенция и заинтересованный крупным кушем преступный мир. Сегодня интеллигенция отброшена, как отработавшая ступень ракеты (не будем употреблять обидное сравнение с ненужной грязной тряпкой), а из бандитов формируется новая элита российского общества, вплоть до меценатов. На наших глазах группировки Горбачева и Ельцина (название условное, но понятное) совершили ряд этапов революции огромных масштабов практически без насилия. Даже та кровь, которая уже пролита, не была реально необходима, а служила политическим спектаклем. Чтобы создать в обществе культурный шок, парализующий сознание.
* В 1988 г. эта революция вступила в открытую стадию и была совершенно откровенно декларирована. Об этом говорят и речи Горбачева, и теоретические статьи его "прорабов" в академических и партийных журналах. В 1989-91 гг., в период неустойчивого равновесия, отвергать революционный подход означало защищать и советский строй, и всю систему жизнеобеспечения народа - экономику, науку, здравоохранение. Тогда консерватизм был вполне оправдан. Но сегодня-то положение изменилось радикально! Сегодня отказываться от столь же глубокого восстановления хотя бы равновесия конца 80-х годов - значит узаконить, закрепить на длительный срок преступный, разрушительный для хозяйства захват и вывоз общенародной собственности, паралич хозяйства и вымирание народа.
* Социал-демократы Запада отрицают революционный способ изменения их стабильного, находящегося в равновесии общества, отказываются вести в нем подрывную работу. И правильно делают. Но в реальной ситуации нынешней России отрицать революционный подход - это совершенно иное дело. У нас речь идет о революционном восстановлении жизненно необходимых устоев общества. Можно даже сказать, о восстановлении самого общества, минимума условий его существования. О том, например, чтобы силой власти, то есть революционным путем, прекратить насильственное растление детей специально созданной для этого продукцией телевидения. Сегодня овладение СМИ - вопрос именно революции, не в меньшей степени, чем было овладение банками в 1917 г. Ведь ясно, что никакими "рыночными" средствами власть над СМИ установить невозможно, ибо это вопрос не экономики, а политики.
* По сути, отказ от революции означает согласие оппозиции признать законность произошедшего в СССР переворота, пойти на "нулевой вариант" - и с нынешнего момента начать "эволюционное" соревнование разных форм собственности и различных форм жизнеустройства. На мой взгляд, это иллюзии. Уповать на "эволюционное" восстановление после катастрофы - это все равно, что после взрыва на химкомбинате сказать: ну вот, теперь пусть его структуры возрождаются естественным путем.
* Рассмотрим подробнее. Выбор между эволюционным и революционным изменением нынешнего положения сводится к вопросу: возможно ли в реальных условиях России восстановление народного хозяйства и приемлемого уровня жизни граждан при нынешних отношениях собственности, характере распределения дохода, финансовой системе, доступу к информации и системе власти? Те, кто отрицает революцию, неявно утверждают, что это возможно. Но утверждают это именно неявно, потому что никаких возможностей для этого не видно - не только проверенных на практике, но даже воображаемых. В том коридоре, в который реформаторы загнали Россию (строгое выполнение программы МВФ и вступление во Всемирную организацию торговли с отменой таможенных барьеров и дотаций отечественным производствам), все серьезные аналитики на Западе прогнозируют быстрое сокращение населения России и уход русских с Севера и из Сибири. В этом нет никакой злой воли - расчеты "Римского клуба" не предписывают нам вымирание, они отражают реальные, проверенные десятком лет тенденции. При раскрытии России глобальной рыночной системе промышленное и сельскохозяйственное производство в ней невыгодны. Это вывод объективный, а не идеологический, в этом Гайдар не виноват. Как же выйти из этого положения без революционного перехода к иному порядку?
* В ответ мы слышим, что выход - в "соглашении с национальной буржуазией". Этот ответ вызывает недоумение и порождает еще больше вопросов, на которые нет ответа. Почему "буржуазия", которая всеми способами вывозит капиталы за рубеж, вдруг раздобрится и отдаст их на восстановление Родины? Чем же ее можно прельстить? Ведь если оппозиция всерьез признает рыночную экономику и обещает не трогать ее святые принципы, то надо считать законным и разумным, что капиталы уплывают туда, где с них можно получить более высокую и надежную прибыль. А значит, вон из России! Производство здесь при рынке убыточно, и снижением налогов на 10% дела не поправить.
* Второй источник средств, на который иногда указывают - национализация прибыльных производств. Это - более чем странный тезис. На 1999 г. предполагается получить дивидендов по акциям, принадлежащим государству, 1,5 млрд. рублей. Допустим даже, что все эти дивиденды дает Газпром - самая прибыльная отрасль. В ней государство имеет 32% акций. Ну, национализировали эту отрасль, выкупили или отобрали все акции частников. Сколько будет дохода? Менее 5 млрд. рублей. Те, кто уповают на национализацию, не знают этих цифр? Может быть, есть какая-то тайна, которая нам неизвестна? Так скажите.
* Прибыльными сейчас остаются лишь производство газа, нефти и металлов. Но частный капитал убыточное производство вести не может, следовательно, все отрасли, оставляемые частникам, просто будут свернуты. То есть, хозяйство как система будет уничтожено. Не говоря уж о том, что средства, которые таким образом можно добыть, по сравнению с потерями от реформы просто ничтожны. Дело не в том, чтобы где-то что-то раздобыть, а в восстановлении всей системы производства. Да и вообще дело не в том, у государства собственность или у частника, а в том, какое это государство и что это за частник. Если государство не меняется, то и национализация мало что даст. Можно и без воровства растащить все деньги - назначить государственным директорам, как в РАО ЕЭС, оклады по 20 тысяч долларов в месяц, вся прибыль на это и уйдет.
* Мы имеем сегодня прекрасный эксперимент: полгода действует правительство Е.М.Примакова, поддержанное оппозицией. Весь экономический блок координирует коммунист Ю.Д.Маслюков. Можно считать, что принципиального улучшения состава этого правительства не было бы даже после победы оппозиции на выборах. Заметных помех деятельности правительства администрация президента не создает. Каковы же реальные результаты такой "эволюционной" смены правительства без изменения главных черт общественного строя? Реальных результатов практически нет. Те рычаги воздействия на хозяйство, которыми располагает правительство, положения изменить не могут. Это видно из бюджета 1999 года. Да и три года деятельности "красных губернаторов" почти в половине областей России дали, скорее, психологический эффект. Он очень важен как условие восстановления страны, но условие недостаточное.
* Можно поставить и другой вопрос, до которого обычно не доходит дело, но он правомерен. Допустим, в нынешнем коридоре при нынешнем курсе реформ спасения для России нет. Можно ли "изменить курс" эволюционным путем внутри этого коридора, не "перескакивая" в другой коридор? Этот "перескок" и есть революция. Ответ на этот вопрос сегодня затруднен вследствие установки самой оппозиции, которая никак не решится признать, что общество России расколото, что в нем созрел конфликт и интересов, и ценностей. Пока что все дело сводится к пьянству или болезни Ельцина, некомпетентности его команды или вороватости чиновников. Фактически, оппозиция отрицает наличие фундаментального противостояния социальных групп. Если бы мы признали наличие этого конфликта, можно было бы составить "карту" расстановки социальных сил, выяснить направление их интересов и ресурсы, которыми они обладают. Тогда было бы видно, какое сопротивление могут оказать "реформаторы" при попытке мягкого изменения курса. Я, например, исходя из приблизительной, доступной мне оценки, считаю, что имеющиеся у "реформаторов и олигархов" средства вполне позволяют им блокировать попытки мягкого изменения курса, но у них нет реальной возможности противостоять революции. Иными словами, революционное изменение курса было бы намного менее болезненным, чем попытка маневрировать "внутри коридора". Революционное изменение воспринималось бы как акция здравого смысла, сопротивление которой не было бы поддержано существенными социальными силами.
* Если так, то отказ от революции ошибочен и потому, что даже сами новые "собственники" еще вовсе не считают свою собственность законной и воевать за нее не собираются. Они будут счастливы удрать с тем, что удалось урвать - это и так составляет баснословные богатства. О такой установке говорит множество фактов - и непрерывный поток капиталов за рубеж, и распродажа основных фондов, и скупка за рубежом домов уже не поштучно, а целыми кварталами и поселками. Конечно, какая-то часть предприимчивых людей пустила незаконно полученную собственность в дело: отремонтировали магазины, мастерские и даже заводы, занялись извозом на грузовиках и автобусах и т.д. Так им надо сказать только спасибо, и "революция" оппозиции должна их поддержать. Нет у нас идиотов, которые бы стали уничтожать производительный частный сектор.
* На что же может надеяться оппозиция при отказе от революции в самом благоприятном случае - в случае победы на выборах? Может ли страна "откупиться или убежать" от убийцы? Думаю, что нет. По сути, ни на что существенное оппозиция у власти надеяться не может, если за этим не последует мирная законная революция при наличии политической власти. Отвергнув революционное возвращение обществу незаконно изъятой собственности, оппозиция, даже получив видимость политической власти, станет охранителем реальной власти нынешнего режима - ибо реальная власть у тех, у кого собственность и средства информации. Попытка Сальвадора Альенде в гораздо более благоприятных, чем сегодня в России, условиях, была надежным экспериментом. Ведь дело не в Пиночете - он лишь поставил точку, завершил то дело, которое сделали собственники Чили и спецслужбы США экономическими и информационными средствами. Главное - не стрельба Пиночета, а тот факт, что никто не вышел на защиту Альенде.
* Значит, оппозиция, став властью, вынуждена будет защищать социальный порядок, который большинство народа не принимает. В мягком варианте мы наблюдаем это в Польше и особенно Венгрии (не говоря уж об Италии, где премьер-министром стал убежденный коммунист). Поляки и венгры проголосовали за экс-коммунистов в надежде на восстановление основных структур социалистического порядка, пусть при сосуществовании с капитализмом. Но экс-коммунисты, будучи всей душой за это, вынуждены проводить ту же неолиберальную политику, что и их крайне правые предшественники. Вынуждены и дальше сокращать социальные программы, ибо приняли схему МВФ. А до этого мы то же самое видели на Западе при власти социал-демократов. Они отказались приняли главные принципы рыночной экономики - и свернули "социальное государство", отняли многие завоевания рабочих. Сделали то, что правым было бы сделать не под силу.
* К чему же это может повести в России, где основные идеалы и привычки населения являются несравненно более уравнительными, чем в Польше и Венгрии? И где хозяйство разрушено Гайдаром и Черномырдиным в несравненно большей степени, чем это сделал Бальцерович в Польше (перед ним МВФ не ставил такую задачу). Это поведет к тому, что возникнет реальная опасность полной утраты веры в демократический, ненасильственный способ решения социального конфликта. При этом произойдет потеря авторитета главными организациями оппозиции. Станет неизбежным резкий поворот большой массы людей к радикализму при полном отсутствии структур, способных возглавить революцию ненасильственную. И это может произойти обвальным, самоускоряющимся способом. Вряд ли власть удержится на краю пропасти и не прибегнет к насилию, которое будет детонатором. Получается, что отказ от революции создает в России угрозу бунта - вещи несравненно более страшной, нежели организованная революция. Результат будет плачевным: правительство коммунистов или будет вынуждено направлять ОМОН против забастовщиков, или честно уйдет в отставку, признав свою неспособность ответить на исторический вызов.
* Надежды на то, что события не пойдут по такому пути, очень малы. Если криминальная революция ельцинистов будет признана оппозицией как свершившийся и узаконенный факт, то сразу сместится линия фронта в общественном конфликте и неизбежно, пусть и постепенно, возникнет радикальное сопротивление, которое не остановится перед насилием. Это будет следствием не идеологии, а инстинкта самосохранения людей. Вина за такой выбор ляжет и на тех, кто отказался использовать шанс мирной восстановительной революции и на несколько лет задержал формирование сил реального сопротивления. В политической борьбе, как и на фронте, запрещено надевать чужую военную форму. Нельзя называть себя коммунистами и тем самым будить в людях вполне определенные надежды, если ты принципиально с коммунистическим мировоззрением разошелся.
* Из этого не следует, что, например, КПРФ следовало бы изменить свою предвыборную платформу, которая исходит из отрицания революционного подхода. КПРФ необходимо пройти по этому пути до полной ясности - иллюзии возможности "переваривания" режима должны быть не отброшены, а испиты до конца. В июне 1906 г. кадеты первой Госдумы сказали очень важную вещь: "Наша цель - исчерпать все мирные средства, во-первых, потому, что если мирный исход возможен, то мы не должны его упустить, а во-вторых, если он невозможен, то в этом надо вполне и до конца убедить народ до самого последнего мужика". Сегодня речь не об исчерпании мирных средств, а эволюционных средств.
* Все то, что сказано выше, возможно, преждевременно, почва для этого еще не созрела. Но она созревает, и процесс этот идет быстро. Так что надо об этом говорить. Пока что есть культурные барьеры, затрудняющие восприятие идеи революции. Россия была традиционным обществом, взорванным в 1917 г. после полувековой "либеральной" подготовки. Но оно восстановилось в виде СССР, и сталинизм был в своих существенных чертах реставрацией после революции (с жестоким наказанием революционеров). В ходе ломки было устранено классовое деление - основа западной демократии как "холодной гражданской войны". Сталинизм означал единение подавляющего большинства народа, максимальную реализацию его общинных принципов. Поэтому революционное начало, тем более идея перманентной революции Троцкого, отвергалось в СССР с огромной страстью. Советское общество стало принципиально нереволюционным.
* Мышление советских людей было настолько неконфронтационным, что даже уволить негодного работника для любого начальника стало невыносимой пыткой - легче стало увольнять "через повышение". Даже сегодня, после десяти лет разрушения нашей культуры, в нас сильна инерция уважения к человеку - очень трудно идти на прямую конфронтацию. Когда смотришь парламентские дебаты на Западе, кажется невероятным, как у них совести хватает говорить друг другу такие гадости - пусть вежливые, но для нас совершенно немыслимые. То, что пишет западная пресса о Ельцине, у Зюганова никогда язык не повернется сказать. Ринуться в революцию Горбачева-Ельцина действительно могли лишь люди особой породы, непохожие на основную массу. Они и получили имя "новых русских" - нового, неизвестного народа-мутанта. Пожалуй, и те, кто подталкивал первые русские революции, не были типичным продуктом русской культуры, а тоже были, в известном смысле, "новыми русскими", носителями западного духа. Они разожгли, не зная что творят, русский бунт, в котором сами и сгорели.
* Можно поэтому предположить, что отказ от революции, который декларирует оппозиция, связан не столько с рациональным политическим расчетом, сколько с инстинктивным отвращением к этому грубому, разрушительному способу - так отложилась революция в исторической памяти советского человека. Его натура государственника запрещает подрывать даже людоедское государство Ельцина-Чубайса. И возникает глубокое противоречие. Отказываясь от революции, наши лидеры исходят из тайной надежды, что весь этот ужас, навязанный нам властью чубайсов, как-то рассосется. Как-то их Россия переварит, переделает, переманит - как переварила она татарское иго. Хотелось бы в это верить, и надо этому способствовать. Но уповать на это нет оснований. Похоже, ядро новой власти составляет такой тип людей, которые с основной массой народа культурно несоединимы и перевариванию не подлежат - ни Кочубеями, ни Карамзиными они не станут. С ними можно успешно и продуктивно жить, только если они не у власти. Так англичане благополучно сегодня живут и работают в Зимбабве, но никогда бы они не были "переварены" африканцами, покуда это была Южная Родезия.
* Есть ли выход из этого противоречия? История показывает, что есть - но выход всегда творческий, требующий больших духовных усилий. Речь идет о том, чтобы, отрицая революционизм, вобрать в себя назревающую революционную энергию новой, воспитанной уже не в советском обществе молодежи. Это значит признать эту революционную энергию разумной и законной и предложить такой механизм ее реализации, чтобы стала достижимой позитивная цель, но не на пути разрушительного бунта. Такой механизм в традиционном обществе Индии нашел Махатма Ганди - но люди видели, что речь идет именно о революции, а не о об иллюзорном "переваривании" английских колонизаторов. Такой механизм нашли испанцы, филиппинцы, палестинцы, в каждом случае по-своему. Это - примеры творчества конкретных культур. Россия - иной мир, и нам самим искать выход.
* И все более опасным становится незнание. Как нашего собственного общества, так и того, что происходит в мире. Уже сегодня во многом из-за невежества политиков и их подручных запущены процессы, которые будут нам стоить огромных страданий и которые можно было остановить. А ведь как много уроков могли мы извлечь из трагической судьбы Алжира - богатой, почти европейской страны, где, как в лаборатории, создана гражданская война. А на Западе вырастают новые соблазны для наших подрастающих молодых радикалов, которых отталкивает от себя "цивилизованная оппозиция". Разрушение на Западе "социального государства" как часть всемирной перестройки, ликвидация левой идеологии, сдвиг стабильного "общества двух третей" к нестабильному "обществу двух половин", тотальная коррупция власти и невиданные спекулятивные махинации, приводящие к краху хозяйство огромных стран масштаба Мексики или Бразилии - все это нарушает социальное равновесие.
* Отверженные утрачивают иллюзии и культуру борьбы "по правилам" и переходят к тому, что уже получило в социальной философии название - молекулярная гражданская война. То есть, парии (а среди них уже много интеллигентов, включая тех, кто владеет высокими технологиями) стихийно, через самоорганизацию, освоили теорию революции Антонио Грамши. Они начинают "молекулярную агрессию" против общества, ту войну, против которой бессильны полицейские дубинки и водометы. Пресса Запада ежедневно приносит несколько сообщений об актах, которые можно считать боевыми действиями этой войны. В совокупности картина ужасна. Те, кого отвергло общество, поистине всесильны. Пока что они нигде не перешли к мести обществу, и их акты являются не более чем предупреждением - ведь зарин, который кто-то разлил в метро Токио, это весьма слабое, учебное ОВ (да и вообще это была, скорее всего, учебная тревога, организованная спецслужбами - как раньше в Нью Йорке, только там не был применен реальный зарин).
* Если соблазн мести такого рода будет занесен на нашу почву, он может принять характер эпидемии. И значительная доля вины ляжет на оппозицию, которая оставила молодежь без перспектив борьбы. Этого нельзя допустить. Перед нами огромное поле возможностей, и их поиск идет в гуще самых разных групп. Тяжелой потерей будет, если организованная оппозиция откажется от этого поиска или начнет оживлять уже негодные в новой ситуации ленинские схемы.

]]>
admin@kob.in.ua (Administrator) Статьи Кара-Мурзы Thu, 26 May 2011 07:37:40 +0000
Экспертное сообщество России: генезис и состояние http://kob.in.ua/stati-kara-murzyi/ekspertnoe-soobschestvo-rossii-genezis-i-sostoyanie.html http://kob.in.ua/stati-kara-murzyi/ekspertnoe-soobschestvo-rossii-genezis-i-sostoyanie.html

* Содержание

* Вступление

* 1. Эксперты и идеология

* Эксперты и специалисты

* Генезис экспертного сообщества ельцинской России

* Легитимация больших политических решений: принятие программы МВФ Россией

* 2. Философские и методологические установки экспертов

* Антидемократизм экспертов

* Антиэтатизм экспертов

* Этический нигилизм экспертов

* Социал-дарвинизм как основа антропологической модели

* Аутизм как методологический принцип.

* 3. Эксперты и их воздействие на "оснащение ума"

* Эксперты и разрушение логического мышления

* Отход от здравого смысла

* Редукционизм и стереотипизация проблем

* Нарушение критериев подобия

* Тоталитаризм утверждений

* Создание некогерентности (несоизмеримости частей реальности).

* Манипуляция словами и образами

* Манипуляция числом и мерой

* 4. Эксперты и большие травмы общественного сознания

* Откровенная ложь

* Не прямая ложь, а умолчание

* Внедрение ложных понятий

* Ложные концепции

* Ложное обоснование изменений

* Замалчивание намерений и проекта

* Создание мифов

* Вступление

* Поводом к написанию этой работы послужил "круглый стол", который состоялся 14 апреля 2000 г. в редакции "Независимой газеты" и материалы которого были опубликованы 17 мая под заголовком "Чем больно наше экспертное сообщество?". Как было сказано главным редактором "НГ" В.Третьяковым, мероприятие это было задумано вместе с влиятельным экспертом нынешней администрации президента Г.Павловским. Целью было - разобраться, что представляет из себя т.н. "экспертное сообщество" России, которое "советовало власти" и владело умами общества с 1991 г., и каково его состояние сегодня, в момент смены президента. Видимо, заранее предполагалось, что в узком кругу "экспертов" будут высказаны серьезные самокритичные суждения, так что встал вопрос даже о "болезни" всего сообщества.

* Однако критические суждения высказал, по сути, только я, человек посторонний, неизвестно зачем приглашенный в этот узкий элитарный круг. Но высказать я смог лишь очень краткие тезисы - почти только подзаголовки того текста, что следует ниже. Между тем проблема, на мой взгляд, заслуживает того, чтобы на ней остановиться. В условиях, когда манипуляция сознанием стала в России на время главным средством господства, небольшая группа людей, вещающих по телевидению и в прессе с авторитетом "экспертов", превратилась в очень важный инструмент политического режима. Поэтому полезно обсудить, насколько возможно достовернее, характерные черты этой группы. Для этого я повторю тезисы, которые высказал собравшимся на "круглый стол" ведущим представителям "сообщества" и очень кратко, одним-двумя примерами, постараюсь эти тезисы подтвердить. Для начала уточню, о чем идет речь.


* 1. Эксперты и идеология
* Эксперты и специалисты
* В современной политике одной из важных фигур стал эксперт, который готовит для политиков варианты решений и убеждает общество в благотворности или опасности того или иного решения. Обе функции важны, однако вторая - легитимация политических решений в глазах общества - является фундаментальной и приоритетной. По сути, решения политиков готовятся исходя из их групповых интересов, и на этой "непрозрачной" стадии выбор варианта определяется соотношением сил между группировками политиков. Хотя многие ученые и сами входят в такие группировки и участвуют в циничных "внутренних" дебатах, на этой стадии их даже условно нельзя причислять к числу экспертов. Атрибутом эксперта является видимое предоставление объективного знания и аналитических навыков на беспристрастной основе.

* Часто конфликт интересов могущественных сил, за которыми стоят финансовые и промышленные воротилы, выходит и в публичную политику, если до этого они не приходят к тайному сговору. Именно тогда обывателя и депутатов развлекают спектаклем "научных" дебатов между экспертами. Демократией тут и не пахнет - мнения непросвещенной массы ("кухарок") отметаются как иррациональные. Одним из важных условий живучести режима Ельцина было настойчивое утверждение компетентности и профессионализма как приоритетной характеристики политика. Это "отодвигало" среднего человека от политики, указывало его место как зрителя в политическом театре. В российской культуре такое изменение в шкале ценности политика происходит впервые в истории, и нельзя недооценивать этой попытки. Ранее, и для царя, и для генерального секретаря ЦК ВКП(б) приоритетным качеством была любовь к своей стране и своему народу. Это определенно высказал Сталин, об этом специально и очень подробно рассуждал Лев Толстой (сравнивая Барклая де Толли с Кутузовым). Разница в том, что любовь к народу предполагает соучастие в ней каждой "кухарки", а компетентность более или менее вежливо отстраняет эту "кухарку".

* Политики и их эксперты, имитируя беспристрастность науки (ее свободу от этических ценностей) заменяют проблему выбора , которая касается всех граждан, проблемой принятия решений , которая есть внутреннее дело политиков и экспертов. При таком подходе вообще исчезают вопросы типа "Хорошо ли бомбить Югославию?" или "Хорошо ли приватизировать землю?", они заменяются вопросами "Как лучше бомбить Югославию?" и "Как лучше приватизировать землю?". В силу пpисущих самому научному методу огpаничений, наука не может заменить политическое pешение. Просто это решение скрывается от общества, с помощью экспертов власть получает возможность мистификации проблемы под пpикpытием автоpитета науки. Учреждение самого института экспертов и придание ему столь высокого статуса означает принципиальный отход от демократии (даже элитарной) и сдвиг к технократическому государству принятия решений. В своей "Энциклопедии социальных наук" (1934) основоположник современной технологии манипуляции сознанием Г.Лассуэлл заметил: "Мы не должны уступать демократической догме, согласно которой люди сами могут судить о своих собственных интересах". Теперь есть целое сообщество экспертов, которые должны объяснить людям, в чем заключаются их интересы и почему этим интересам соответствует, например, ликвидация бесплатного здравоохранения.

* Каково соотношение деятельности эксперта и научного знания? Ценность для политиков одобpения со стоpоны ученого как эксперта никак не связана с его научным изучением вопроса. Одобpение ученого носит хаpизматический хаpактеp. В политике обpаз объективной, беспристрастной науки служит именно для того, чтобы нейтpализовать, отключить воздействие на человека моpальных ценностей как чего-то неуместного в сеpьезном деле. Авторитет эксперта как бы запрещает человеку задаваться вопросами типа "хорошо ли приватизировать землю?".

* Эксперт - этот такой тип идеологического работника, убедительность которого проистекает от авторитета знания . Так же, как Алла Пугачева в идеологической работе использует свое очарование как эстрадной бомбы, Михаил Ульянов эксплуатирует кинематографический образ маршала Жукова, а Ростропович - свой смычок. Авторитет знания - очень сильный идеологический инструмент. Как сказал великий физик Джеймс Клеpк Максвелл, "так велико уважение, котоpое внушает наука, что самое абсуpдное мнение может быть пpинято, если оно изложено таким языком, котоpый напоминает нам какую-нибудь известную научную фpазу".

* Кроме того, в народе бытует созданная школой вера в беспристрастность науки. Это вера ложная, ибо в ней объективность научного знания незаметно перенесена на ученых. Это подлог, поскольку ученые (а тем более верхушка научной элиты, из среды которой и являются эксперты) - особая социальная группа, имеющая свои идеологические установки и интересы. С какой же стати эта социальная группа будет беспристрастной в момент тяжелой социальной борьбы? Ученый как эксперт в политике сплошь и рядом говорит нечто совершенно противоположное тому, что он знает в своей лаборатории как исследователь. Но, как сказал однажды Робеpт Вуд, ученые хоpошо знают, что их автоpитет и влияние на политику в большой степени зависит от их способности казаться аполитичными - таковыми они и стараются казаться..

* Очень часто ученый, делающий идеологическое заявление ничего не смыслит в вопросе, потому что он всю жизнь был занят своим узким делом. Ницше писал: "Когда человек становится мастером в каком-либо деле, то обыкновенно именно в силу этого он остается полнейшим кропателем в большинстве других дел; но он судит совершенно иначе, как это уже знал Сократ". Что мог знать о приватизации земли А.Д.Сахаров, какая тут связь с элементарными ядерными частицами? Для политиков был важен его титул, а не знание.

* Оpтега и Гассет в "Восстании масс" писал об этом новом типе ученого: "Его нельзя назвать обpазованным, так как он полный невежда во всем, что не входит в его специальность; он и не невежда, так как он все таки "человек науки" и знает в совеpшенстве свой кpохотный уголок вселенной. Мы должны были бы назвать его "ученым невеждой", и это очень сеpьезно, это значит, что во всех вопpосах, ему неизвестных, он поведет себя не как человек, незнакомый с делом, но с автоpитетом и амбицией, пpисущими знатоку и специалисту". Именно - это очень серьезно.

* Обязательным атрибутом эксперта является авторитет (хотя бы и фальшивый), полученный в какой-то области и подтвержденный формальными титулами или хотя бы созданным в общественном мнении мифом. Но это - внешний атрибут, необходимый, но не достаточный. Экспертами становятся только люди, которые говорят то и только то, что нужно политикам. Это не обязательно продажные люди (хотя часто это так), это люди, отобранные после изучения их установок. Когда их устойчивые установки перестают соответствовать запросам политиков, эти люди перестают быть экспертами (хотя, возможно, их "подбирают" конкуренты их бывших патронов). Эксперты, которые могут сказать что-нибудь "не то", вычищаются моментально и необратимо. "Общеизвестно, - пишет английский социолог науки Б.Баpнес, - что ученый, котоpый pаботает для пpавительства или для пpомышленной фиpмы, никогда не высказывает публично своего мнения, если нет пpиказа начальства выступить в защиту интеpесов оpганизации. И, pазумеется, начальство может заставить выполнить это условие, в чем могли убедиться на собственной шкуpе многие ученые. Напpимеp, как в Великобpитании, так и в США экспеpты в области ядеpной энеpгетики, котоpые публично выpазили свои технические сомнения, моментально остались без pаботы".

* Таким образом, эксперты - очень небольшая и специфическая часть "сообщества знающих людей". Хотя они к этому большому сообществу принадлежат и питаются его "продуктом" (знанием, методом, языком), их функция - легитимировать решения политиков с помощью авторитета знания. Это функция идеологическая , возникшая в индустриальном обществе и заменившая функцию религии. "Обоснование pешений ссылками на pезультаты исследований комиссии ученых пpиобpело в США символическую pитуальную функцию, сходную со сpедневековой пpактикой связывать важные pешения с пpецедентами и пpоpочествами Священного Писания", - пишет другой видный социолог науки.

* И политики, и сами эксперты стремятся расширить понятие "эксперт" на всякое участие ученых и знающих людей в процессе принятия решений (все это, мол, "экспертные суждения"). Это делается небескорыстно, ради социальной мимикрии, "растворения" идеологов в сообществе специалистов. При любом политическом режиме работают службы специалистов, функция которых - предоставлять политикам достоверное знание по конкретным вопросам и готовить варианты технических решений. Когда в мае 1991 г. готовился Закон о приватизации, общественное мнение обрабатывали эксперты типа Л.Пияшевой, Г.Попова и даже кое-кто из академиков. Но одновременно правительство поручило нескольким группам специалистов изучить проект закона и беспристрастно сказать, к чему поведет его принятие. Специалисты выполнили задание, и расхождения в их оценках были несущественными. Как показали последующие события, последствия приватизации были предсказаны ими очень точно. Разрушительное действия приватизации сказалось несколько быстрее, чем предсказывали специалисты, только потому, что и Закон о приватизации не выполнялся - но это детали. Специалистов, которые изучали законопроект, никто, разумеется, не допустил до микрофона и прессы в качестве экспертов.

* Для нас здесь важно, что "специалисты" подбираются не по титулам, а по действительным знаниям. Они выполняют свою работу анонимно и в публичной политике как эксперты не участвуют (хотя кое-кто из них может совмещать обе функции - как специалист говорит "для служебного пользования" правду, а как идеолог врет напропалую). Мы в целях анализа эти функции разделим - нас интересуют не личности, а социальные роли. Ученый ведь может быть и убийцей - в свободное от работы время. Чтобы не вдаваться в этот вопрос, мы просто ограничим понятие эксперта именно выполнением указанной выше функции как участников политического процесса.

* Строго говоря, кроме узкого слоя экспертов с признанным, хотя бы неформально, статусом, для общества в целом вся интеллигенция играет роль коллективного эксперта. Интеллигенция через "молекулярный" процесс воздействия на окружающих служит главным глашатаем и пропагандистом суждений экспертов с признанным в среде интеллигенции статусом. Академик Сахаров скажет что-то невразумительное о желательности расчленения СССР на 45 государств - и уж боготворящий его инженер растолкует эту мудрость рабочим в курилке, а врач пациентам. Роль интеллигенции (в отличие от специалистов) как главного социального субъекта идеологии подробно рассмотрел Антонио Грамши. Но эта роль была известна до него. Н.Бердяев писал, что интеллигенция "была у нас идеологической, а не профессиональной и экономической, группировкой, образовавшейся из разных социальных классов".

* Я ниже буду говорить о сообществе экспертов в узком смысле - о тех, кто обладает признанным статусом и делает существенные утверждения, которые в условиях нашего кризиса играют важную роль в процессе легитимации (или подрыва легитимности) политических, социальных и культурных структур жизнеустройства нашего общества. Ниже рассмотрены характерные черты этого сообщества - тип мышления, особенности дискурса (языка, стиля, логики убеждения и т.д.), способ организации, а также побочное влияние деятельности экспертов на общество. Имеется в виду влияние не через поддержку политических решений, а воздействие на массовое сознание, язык, мораль, стандарты человеческих отношений. Эти стороны бытия оказываются под влиянием самого процесса деятельности экспертов, под влиянием их стиля мышления, языка, морали и т.д.


* Генезис экспертного сообщества ельцинской России

* На "круглом столе" в "НГ" собралась верхушка той специфической группы, которую можно назвать экспертное сообщество ельцинской России. Откуда взялась эта группа, как сложилась, каковы ее главные идеалы и кредо в социальной и политической философии?

* Как показало обсуждение и последующие выступления в печати, эти люди объединены довольно четко очерченной общей платформой и ощущают себя именно сообществом. То есть, их споры и стычки по частным вопросам или конфликты во время политических свар несущественны по сравнению с тем, что их соединяет. Напротив, со многими из них я мог бы согласиться по тому или иному частному вопросу, но вся их философская платформа, их идеалы и мораль для меня неприемлемы.

* Таким образом, речь идет об идеологически сплоченной группе, в которой не может быть плюрализма мнений по главным вопросам. Уже из этого видно, что эта группа никак не представляет существующее в России сообщество специалистов . Специалисты, и вообще интеллигенция, в условиях нынешнего глубокого кризиса России расколоты по главным вопросам бытия примерно так же, как расколото само общество. В этом общем противостоянии эксперты однозначно и без колебаний находятся на стороне правящего политического режима и тех социальных сил, интересы которых он выражает (грубо говоря, интересы "богатых"). Разумеется, и эти интересы эксперты могут обслуживать разными способами. Ведомство Геббельса действовало во многом по-иному, нежели У.Липпман или Г.Лассуэлл в США.

* В отношении наших экспертов можно сказать, что и в области методологии и методов они образуют весьма компактную группу, и конфликтов в связи с профессиональными приемами и нормами в их среде не возникает. Они притерлись друг к другу. Что же служит для них столь эффективной объединяющей силой? Очень коротко я бы сказал так: их соединяет общее прошлое, в ходе которого у них выкристаллизовался фанатичный антисоветизм - ядро идейной основы этой группы. У всего этого сообщества, за исключением немногих прагматиков, развито мессианское представление о своей роли как разрушителей "империи зла". Из-за этого мессианизма они, конечно, сильно преувеличивают свою роль в бедах России, но их признания, с поправкой на преувеличение, надо принять во внимание для выяснения их вектора, общей направленности их желаний и усилий.

* В номере "НГ" от 17 мая помещено большое письмо одного из когорты экспертов, который не смог присутствовать на заседании "стола", А.Ципко. Само название письма красноречиво: "Магия и мания катастрофы. Как мы боролись с советским наследием". Приведу некоторые его откровения, которые говорят как раз о зарождении и созревании этого сообщества:

* "Мы, интеллектуалы особого рода, начали духовно развиваться во времена сталинских страхов, пережили разочарование в хрущевской оттепели, мучительно долго ждали окончания брежневского застоя, делали перестройку. И наконец, при своей жизни, своими глазами можем увидеть, во что вылились на практике и наши идеи, и наши надежды...

* Не надо обманывать себя. Мы не были и до сих пор не являемся экспертами в точном смысле этого слова. Мы были и до сих пор являемся идеологами антитоталитарной - и тем самым антикоммунистической - революции [ А.Ципко путает понятия эксперт и специалист, но это мелочи - С.К-М ] ... Наше мышление по преимуществу идеологично, ибо оно рассматривало старую коммунистическую систему как врага, как то, что должно умереть, распасться, обратиться в руины, как Вавилонская башня. Хотя у каждого из нас были разные враги: марксизм, военно-промышленный комплекс, имперское наследство, сталинистское извращение ленинизма и т.д. И чем больше каждого из нас прежняя система давила и притесняла, тем сильнее было желание дождаться ее гибели и распада, тем сильнее было желание расшатать, опрокинуть ее устои... Отсюда и исходная, подсознательная разрушительность нашего мышления, наших трудов, которые перевернули советский мир".

* Здесь замечательно четко выражено важное и не вполне осознанное в обществе свойство: идейным мотором перестройки была страсть разрушения . Именно она соединила разрушителей, которые чувствовали себя притесненными советской системой. Но у этого союза и не могло быть никакого позитивного проекта, желания строить, улучшать жизнь людей - ибо у каждого в этом союзе был "свой" враг. Чистый "ленинист" вступал в союз с заклятым врагом марксизма - ради сокрушения советского строя. Были даже такие, для кого главным врагом был военно-промышленный комплекс его собственной страны! Понятно, что когда движущей силой интеллектуального сообщества становится страсть к разрушению, судьба миллионов "маленьких людей" не может приниматься во внимание. Они - Наполеоны, а не тварь дрожащая.

* А.Ципко продолжает с ясным пониманием своей (и его друзей-экспертов) миссии: "Нашими мыслями прежде всего двигала магия революции... Но магия катастрофизма, ожидание чуда политических перемен и чуда свободы мешали мыслить конструктивно, находить технологические решения изменения системы... Магичность и катастрофичность нашего мышления обеспечивали нам читательский успех, но в то же время мешали нам увидеть то, что мы должны были увидеть как ученые, как граждане своей страны... Мы не знали Запада, мы страдали романтическим либерализмом и страстным желанием уже при этой жизни дождаться разрушительных перемен...". Замечу здесь, что высказанные здесь А.Ципко претензии считаться учеными и гражданами своей страны абсолютно необоснованны. Научный тип мышления несовместим с магией, ожиданием чуда и той крайней, фанатичной идеологизированностью, о которой пишет сам автор. С другой стороны, делать все, чтобы разрушить, например, военно-промышленный комплекс и государственные структуры страны в момент, когда она ведет тяжелую глобальную войну (пусть и холодную), никак не могут ее лояльные граждане. Это - функция "пятой колонны" противника.

* А.Ципко верно оценивает результаты: "Борьба с советской системой, с советским наследством - по крайней мере в той форме, в какой она у нас велась - привела к разрушению первичных условий жизни миллионов людей, к моральной и физической деградации значительной части нашего переходного общества". Физическая деградация части общества - это, надо понимать, гибель людей. По последним уточненным данным, эта "неестественная" гибель составила в РФ 8 миллионов человек.

* Означает ли эта декларация видного антисоветского эксперта признание в том, что в целом установки его сообщества были ошибочными или аморальными? Нет, он так не считает. Оценку себе и своим соратникам он дает очень высокую: "Бесспорно то, что это сообщество существует, что оно сыграло громадную роль в духовном обновлении советской России. И, самое главное, бесспорно то, что это сообщество не устарело ни морально, ни физически. Не устарело морально, ибо не утратило моральную, антитоталитарную ориентацию, благодаря которой мы создали то, что создали". То есть то, что создали, хорошо , и это сообщество будет продолжать в том же духе.

* Перейдем к конкретным делам и инструментам этого сообщества.

* Легитимация больших политических решений: принятие программы МВФ Россией

* Правительство Гайдара откpыло Россию Междунаpодному валютному фонду (МВФ). Пpогpамма МВФ состоит в том, что стpану-должника заставляют пpиватизиpовать всю национальную собственность, а потом за бесценок скупают акции pазоpенных пpедпpиятий и землю. Должникам вpоде Боливии некуда было деваться, а России не было нужды пpинимать эту пpогpамму, как не пpинял ее, напpимеp, Китай.

* Уже к концу 80-х годов было точно известно, что пpименение пpогpаммы МВФ пpивело к экономической катастpофе в Латинской Амеpике и Афpике (кpоме тех стpан, вpоде Чили, Коста-Рики и Египта, котоpым по политическим пpичинам петлю ослабили). Этого избежали стpаны Юго-Восточной Азии (Тайвань, Южная Коpея и дp.), котоpые не пустили к себе МВФ. Результаты применения программы МВФ были исследованы и изложены в более чем сотне диссертаций, защищенных в университетах США, причем объектами изучения стали все до одной страны, в которых эта программа была применена.

* Знали об этих результатах наши эксперты? Знали. Вплоть до того, что их пpедупpеждали не только кpупные политики вpоде Вилли Бpандта и Жискаp д'Эстена, но и советник пpавительства России известный испанский социолог Мануэль Кастельс. Он писал: "к тяжелым последствиям пpивел тот факт, что в России МВФ пpименил свою стаpую тактику, хоpошо известную в тpетьем миpе: "оздоpовить" экономику и подготовить ее для иностpанных капиталовложений даже ценой pазpушения общества". Никто из экспертов не довел до сведения общества надежно установленные выводы ученых и политиков Запада (о замалчивании выводов российских ученых и говорить нечего).

* Более того, известна была и прямая связь между применением программы МВФ и криминализацией общества тех стран, где она была применена. В 1995 г. в Испании прошла междунаpодная конфеpенция "Наpкотики и пpавовое госудаpство". Главный доклад "Глобальный долг, макpоэкономическая политика и отмывание денег", был сделан виднейшим канадским экономистом и экспеpтом по наpкобизнесу. В нем много места уделено пpямой связи между интеpесами наpкобизнеса и пpогpаммой МВФ. Некотоpые выводы прямо касаются нас:

* "Пpогpамма макpоэкономической стабилизации МВФ способствовала pазpушению экономики бывшего советского блока и демонтажу системы госудаpственных пpедпpиятий. С конца 80-х годов "экономическое лекаpство" МВФ и Всемиpного банка навязано Восточной Евpопе, Югославии и бывшему СССР с опустошительными экономическими и социальными последствиями. Показательно, в какой степени эти экономические изменения в бывшем СССР pазpушают общество и дефоpмиpуют фундаментальные социальные отношения: кpиминализация экономики, pазгpабление госудаpственной собственности, отмывание денег и утечка капиталов - вот pезультат pефоpм. Пpогpамма пpиватизации (чеpез пpодажу госпpедпpиятий на аукционах) также способствует пеpедаче значительной части госудаpственной собственности в pуки оpганизованной пpеступности. Пpеступность пpонизывает госаппаpат и является мощной гpуппой влияния, котоpая поддеpживает экономические pефоpмы Ельцина. Согласно последним pасчетам, половина коммеpческих банков России находится под контpолем мафии и половина коммеpции в Москве в pуках оpганизованной пpеступности. Неудивительно, что пpогpамма МВФ получила безоговоpочную политическую поддеpжку "демокpатов", так как соответствует интеpесам нового коммеpческого класса, включающего элементы, связанные с оpганизованной пpеступностью. Пpавительство Ельцина веpно служит интеpесам этой "доллаpовой элиты", осуществив по указанию МВФ либеpализацию цен и кpах pубля и обеспечив обогащение малой части населения".

* Практически все эксперты, стеная по поводу взрыва преступности в России, ни словом не обмолвились о том, какую роль в этом сыграло принципиальное политическое решение о принятии программы МВФ.


* 2. Философские и методологические установки экспертов


* Антидемократизм экспертов

* Можно показать, что в России был установлен режим крайне авторитарной президентской республики. Помимо общеизвестного факта разгона и расстрела парламента имеется множество других надежно выявляемых родовых признаков этого типа власти. Также очевидно, что если бы политический режим России следовал нормам буржуазной представительной демократии , то курс реформ Гайдара-Чубайса никак бы не прошел. Созыв за созывом (начиная с созыва 1989 г.) парламент этот курс отрицал, опрос за опросом показывал, что большинство населения этой реформы не приемлет. Таким образом, введенное с помощью экспертов в общественный лексикон слово "демократия" является порождением новояза. Эксперты, которые постоянно утверждали якобы демократический характер власти, выступали как недобросовестные идеологические работники. Но главное, они в своем большинстве сами исповедовали крайне антидемократические установки.

* Так, например, О.Лацис, пишет о реформе Гайдара: "Когда больной на операционном столе и в руках хирурга скальпель, было бы гибельно для больного демократически обсуждать движения рук врача. Специалист должен принимать решения сам. Сейчас вся наша страна в положении такого больного". Он с авторитетом эксперта оправдывает тот факт, что у страны не спросили ни о согласии на операцию, ни о доверии хирургу. В рамках демократического мышления заявление О.Лациса чудовищно - такое стеснялись говорить даже энтузиасты концепции "просвещенного авангарда".

* Эксперты оправдывали разрушительные изменения, далеко выходящие за рамки декларированных во время реформы целей - смену не только общественного строя (хотя и это никогда прямо не декларировалось), но и типа цивилизации. Директор одного из аналитических центров при президенте А.Ракитов признает, что удар в реформе направлен именно против основ русской культуры как генотипа всей цивилизации России: "Трансформация российского рынка в рынок современного капитализма требовала новой цивилизации, а следовательно, и радикальных изменений в ядре нашей культуры".

* Какое-то время это обосновывали необходимостью уничтожения коммунизма. Сейчас маска "борьбы с коммунизмом" отброшена. В качестве экспертов выступают энтузиасты старой идеи "мирового государства", управляемого просвещенным международным правительством. Совершенно открыто пишет в "Вопросах философии" Н. Амосов: "Созревание - это движение к "центральному разуму" мировой системы, возрастание зависимости стран от некоего координационного центра, пока еще (!) не ставшего международным правительством... Можно предположить, что к началу ХХI века вчерне отработается оптимальная идеология... - частная собственность 70 проц. и демократия - в меру экономического созревания... Это не означает бесконфликтности и даже не гарантирует постоянного социального прогресса... Особенно опасными в этом смысле останутся бедные страны. Эгоизм, нужда могут мобилизовать народы на авантюрные действия. Даже на войны. Но все же я надеюсь на общечеловеческий разум, воплощенный в коллективной безопасности, которая предполагает применение силы для установления компромиссов и поддержания порядка. Гарантом устойчивости мира послужат высокоразвитые страны с отработанной идеологией и с достаточным уровнем разума". Разве не ясно здесь, какова будет разрешенная для России ("в меру экономического созревания") демократия и как будут поддерживать у нас порядок "высокоразвитые страны с отработанной идеологией"?

* Экспертное сообщество выступало как группа, солидарная в своем крайнем антисоветизме. Уже в этой демонстративно радикальной позиции отражался антидемократизм мышления, ибо эксперты обращались к гражданам, в большинстве своем положительно относящимся к советскому строю. Эксперты подчеркивали свой статус представителей "господствующего меньшинства". А ведь в их среде должны были быть известны выводы крупного международного социологического исследования "Барометр новых демократий", которое проводится начиная с 1991 г. в бывших соцстранах и всех республиках СССР. В августе 1996 г. был опубликован краткий доклад руководителей проекта Р.Роуза (Великобритания) и К.Харпфера (Австрия). Вот выводы, касающиеся нас: "В бывших советских республиках практически все опрошенные положительно оценивают прошлое и никто не дает положительных оценок нынешней экономической системе". Если точнее, то положительные оценки советской экономической системе дали в России 72%, в Белоруссии 88 и на Украине 90%.

* Показательно отношение к крестьянам, мнением которых о реформе на селе демонстративно пренебрегают. Замечательна сама фразеология А.Н.Яковлева: "Нужны воля и мудрость, чтобы постепенно разрушить большевистскую общину - колхоз... Здесь не может быть компромисса, имея в виду, что колхозно-совхозный агроГУЛАГ крепок, люмпенизирован беспредельно. Деколлективизацию необходимо вести законно, но жестко". Мы видим, что у этого идеолога демократии и плюрализма и мысли нет предложить соединившимся в коллектив людям (пусть бы и "люмпенам") другой, лучший способ жизни, чтобы они смогли сравнить и выбрать. Нет, он требует именно разрушить общину. Здесь не может быть компромисса!

* О демократии не может быть и речи, если граждане не понимают смысла происходящего. Но в ходе реформы и власти, и их эксперты выработали особый язык, которого не понимает большинство не только населения, но и депутатов парламента! А ведь роль слова в мышлении признают, как выразился А.Ф.Лосев, даже "выжившие из ума интеллигенты-позитивисты". Вспомним: в сентябре 1992 г. слово "ваучер" заняло в России одно из первых мест по частоте употребления. Введя слово ваучер в язык реформы, Гайдар и его эксперты не объяснили ни смысла, ни происхождения слова. Я опросил, сколько смог, "интеллигентов-позитивистов". Все они понимали смысл интуитивно, считали вполне "научным", но точно перевести на русский язык не могли. "Это было в Германии, в период реформ Эрхарда", - говорил один. "Это облигации, которые выдавали в ходе приватизации при Тэтчер", - говорил другой. Некоторые искали слово в словарях, но не нашли. А ведь дело нешуточное - речь шла о документе, с помощью которого распылялось национальное состояние. Само обозначение его словом, которого нет в словаре, фальшивым именем - колоссальный подлог. Наконец, у одного экономиста оказался словарь американского биржевого жаргона. И там обнаружилось это жаргонное словечко, для которого нет места в нормальной литературе. А в России оно было введено как ключевое понятие в язык правительства, парламента и прессы. Это все равно, что на медицинском конгрессе называть, скажем, половые органы жаргонными словечками.

* Антиэтатизм экспертов

* Долгое время, покуда программа реформы выводилась из стратегической задачи "создания необратимости" в разрушении советской системы, выступления экспертов отличались радикальной антигосударственной направленностью. Инерция ее еще далеко не преодолена, и заложенные ею стереотипы дорого обходятся обществу.

* Вот, советник Ельцина П.Бунич заверял: "Моя позиция была известна всей сознательной жизнью, непрерывной борьбой с государственным монстром" (как говорится, сохраняем стиль автора). Человек выучился на экономиста и нанялся к "государственному монстру" работать ради улучшения его экономики. Всю жизнь получал зарплату, премии и ласки - а оказывается, все это время неустанно стремился нанести своему работодателю вред, тайно боролся с ним! Так завистливый лакей плюет в кофейник хозяину. Ради какой великой идеи П.Бунич прожил двойную, изломанную жизнь? И что здорового он может предложить нам сегодня как эксперт?

* Под огнем оказались все части государства - от хозяйственных органов, ВПК, армии и милиции до системы школьного образования и детских домов. Л.Баткин в книге-манифесте "Иного не дано" задает риторические вопросы: "Зачем министр крестьянину - колхознику, кооператору, артельщику, единоличнику?.. Зачем министр заводу?.. Зачем ученым в Академии наук - сама эта Академия, ставшая натуральным министерством?". В лозунге "Не нужен министр заводу!" - формула превращения России в безгосударственное, бесструктурное образование.

* Поддержав сначала разрушение несущих конструкций государства, видные эксперты затем разводили руками при виде тех бедствий, которые обрушились на мирных граждан. Вот философ Э.Ю.Соловьев рассуждает: "Сегодня смешно спрашивать, разумен или неразумен слом государственной машины в перспективе формирования правового государства. Слом произошел. Достаточно было поставить под запрет правящую коммунистическую партию. То, что она заслужила ликвидацию, не вызывает сомнения. Но не менее очевидно, что государственно-административных последствий такой меры никто в полном объеме не предвидел... Дискредитация, обессиление, а затем запрет правящей партии должны были привести к полной деструкции власти. Сегодня все выглядит так, словно из политического тела выдернули нервную систему. Есть головной мозг, есть спинной мозг, есть живот и конечности, а никакие сигналы (ни указы сверху, ни слезные жалобы снизу) никуда не поступают. С горечью приходится констатировать, что сегодня - после внушительного рывка к правовой идее в августе 1991 г. - мы отстоим от реальности правового государства дальше, чем в 1985 г.".

* В каждой фразе кривит душой философ-эксперт и усугубляет вину своего цеха. Напрасно он прячется за словом " никто ", говоря, что якобы не предвидели катастрофических последствий "выдергивания нервной системы" из тела идеократического государства. Эти последствия не просто "предвидели" и Горбачев, и Яковлев, и молодцы из корпорации "РЭНД". Эти последствия настолько хорошо изучены и в истории, и в социальной философии, что результат можно было считать теоретически предписанным. Да и эксперименты были проведены.

* Замечу, что, дискредитируя советский тип государства, эксперты оправдывали изменения, которые вели к заведомому ухудшению положения именно по тому критерию, который эксперты выдвигали как приоритетный. Так, очень много говорилось о том, что советское государство отягощено крайне разбухшим бюрократическим аппаратом. Это была заведомая неправда при сравнении его по этому критерию с либеральными государствами Запада (причем известны были и количественные данные, и их теоретическое обоснование). А что произошло в России под прикрытием экспертов? В государственном аппарате управления в СССР было занято 16 млн. человек. Около 80% его усилий было направлено на управление народным хозяйством. Сегодня в госаппарате РФ 17 млн. чиновников. Хозяйством госаппарат принципиально не управляет (75% его приватизировано, остальное парализовано), а населения в РФ вдвое меньше, чем в СССР. Можно считать, что "относительное разбухание" чиновничества в результате либеральной революции десятикратно! Никакого объяснения экспертов по этому поводу не последовало. Сообщество, исключающее всякую рефлексию в отношении собственных заявлений, не является профессиональным, оно представляет из себя идеологическую службу.

* Этический нигилизм экспертов

* Одно из условий эффективного господства путем манипуляции сознанием - автономия государства от морали. Йохан Хейзинга говорил, что это величайшая опасность, угрожающая западной цивилизации - "открытая рана на теле нашей культуры, через которую входит разрушение". Возникновение мозаичной культуры тесно связано с возникновением целого сословия "прогрессивных" интеллектуалов, которые оправдывали аморальность свободой информации и стремлением разрушить оковы угнетения нравственностью. Ф.Ницше писал о них: "Ничто не вызывает большего отвращения к так называемым интеллигентам, исповедующим "современные идеи", как отсутствие у них стыда, спокойная наглость взора и рук, с которой они все трогают, лижут и ощупывают".

* За последние десять лет эксперты в России очень много сделали, чтобы вообще устранить из политики и социальных отношений сами понятия греха и нравственности. Н.Шмелев писал (в прямой противоположности одного из принципов Дж.Локка): "Мы обязаны внедрить во все сферы общественной жизни понимание того, что все, что экономически неэффективно, - безнравственно и, наоборот, что эффективно - то нравственно".

* Можно говорить о нравственной болезни, которая поразила ту часть элитарной интеллигенции, что выступает в качестве экспертов. Эта болезнь - утрата чувства сострадания к простому человеку. Вот, перед выборами 1993 г. выступил по ТВ Ю.Левада, директор ВЦИОМ. Это напоминало отчет разведчика штабу, ведущему войну против собственного народа. Хотелось ущипнуть себя за руку - ведь это социолог, как бы врач, ставящий диагноз обществу. Разве позволено ему участвовать в войне? Он успокаивает ведущего: непримиримых противников режима всего 20 процентов населения (всего-то 30 миллионов!), но вы не беспокойтесь - это люди в основном пожилые, без высшего образования, им трудно организоваться. Дескать, подавить их сторонникам режима, людям молодым, энергичным и уже захватившим большие деньги, труда не составит. Какой разрыв с извечной моралью!

* Очевидно, что то изменение общественного строя, которое стремится легитимировать экспертное сообщество, принесло большинству граждан России тяжелые страдания. Рыночник академик Н.Я.Петраков вынужден признать в журнале "Вопросы экономики" в 1996 г.: "Анализ политики правительств Гайдара-Черномырдина дает все основания полагать, что их усилиями Россия за последние четыре года переместилась из состояния кризиса в состояние катастрофы". Т.И.Заславская с ужасом признает "снижение социальных запросов населения вследствие постепенного свыкания с бедностью и утраты надежд на восстановление прежнего уровня жизни".

* Казалось бы, невозможно уйти от этических проблем такого изменения. Однако, выступая по поводу реформы, эксперты демонстративно ни словом не касаются ее "человеческого измерения". Рассуждая о кривых Филлипса, связывающих уровень инфляции и безработицы, Гайдар был похож на генерала, который в генштабе США докладывает план бомбардировок Ирака в терминах, исключающих категории смерти и страданий. Сама фразеология говорит о том, что реформа основана на этике войны - против собственного населения. Даже такой либерал, как академик Г.Арбатов, посчитал нужным отмежеваться: "Меня поражает безжалостность этой группы экономистов из правительства, даже жестокость, которой они бравируют, а иногда и кокетничают, выдавая ее за решительность, а может быть, пытаясь понравиться МВФ".

* Впрочем, другой член этой интеллектуальной бригады проф. Е.Майминас тут же объясняет, что эти упреки вызваны вовсе не состраданием к своему народу и не угрызениями совести, а исключительно прагматическими соображениями - как бы не раздразнить зверя. Он пишет: "Почему эти серьезные люди - отнюдь не экстремисты - бросают в лицо правительству тяжелейшие обвинения в жестокости, экспроприации трудящихся или сознательном развале экономики...? Первая причина - в небезосновательных опасениях, что предстоящая либерализация практически всех цен, особенно на топливо и хлеб, даст новый импульс общему резкому их росту, дальнейшему падению жизненного уровня и вызовет мощный социальный взрыв, который может открыть путь тоталитаризму". Дескать, вот если бы стояли у нас оккупационные войска, которые защитили бы "демократов" от красно-коричневых, тогда можно было бы бесстрашно обрекать людей на голодную смерть.

* Сам невротический страх перед "социальным взрывом", который эксперты несколько лет нагнетали в общественное сознание, послужил одной из причин углубления кризиса. Недавно целая группа иностранных (американских) экономистов, работавших в России, была вынуждена признать: "Политика экономических преобразований потерпела провал из-за породившей ее смеси страха и невежества". Эксперты сыграли важную роль в изготовлении этой "смеси страха и невежества".

* Социал-дарвинизм как основа антропологической модели

* Далеко не все эксперты высказывали конкретные утверждения в области антропологии, но те высказывания, которые делались, были столь радикальны, что несогласные с ними обязаны были возразить. Но возражений не было, и можно считать, что в целом экспертное сообщество приняло вполне определенную антропологическую модель - представление о человеке. Эта модель основана на радикальном социал-дарвинизме, что противоречит всей культурной траектории России. Пресса довела принципиальные положения этой модели до скандальных, гротескных формул крайнего мальтузианства, но пресса не создает моделей, она лишь заостряет идеи, высказанные экспертами.

* Вот как представляет человека видный в прошлом эксперт Н.Амосов в его статье "Мое мировоззрение", и не в желтом "Московском комсомольце", а в "Вопросах философии": "Человек есть стадное животное с развитым разумом, способным к творчеству... За коллектив и равенство стоит слабое большинство людской популяции. За личность и свободу - ее сильное меньшинство. Но прогресс общества определяют сильные, эксплуатирующие слабых". Н.Амосов с 1989 г. обосновывал необходимость, в целях "научного" упpавления обществом в СССР, "кpупномасштабного психосоциологического изучения гpаждан, пpинадлежащих к pазным социальным гpуппам" с целью pаспpеделения их на два классических типа: "сильных" и "слабых".

* Теорию деления человечества на подвиды, ведущие внутривидовую борьбу, развивал видный социолог В.Шубкин, утверждая при этом, что "популяция" СССР выродилась до низшего подвида "человек биологический". Вообще, идея "генетического вырождения" советского народа была общим фоном множества экспертных суждений, и никто из умеренных членов экспертного сообщества никогда не указал на нелепости, которые нагромождали энтузиасты этой идеи.

* В целом весь дискурс экспертного сообщества России проникнут биологизаторством, сведением социальных и культурных явлений к явлениям животного мира. Вот видный антрополог, который в 1992 г. был Председателем Госкомитета по делам национальностей в ранге Министра в правительстве Ельцина, директор Института этнологии и антропологии РАН В.А.Тишков в интервью в 1994 г. выдает сентенцию: "Общество - это часть живой природы. Как и во всей живой природе, в человеческих сообществах существует доминирование, неравенство, состязательность, и это есть жизнь общества. Социальное равенство - это утопия и социальная смерть общества". И это - после фундаментальных трудов этнографов в течение четырех последних десятилетий, которые показали, что отношения доминирования и конкуренции есть продукт исключительно социальных условий, что никакой "природной" предрасположенности к ним человеческий род не имеет. Постулат Тишкова о доминировании и неравенстве в человеческом обществе как естественном законе природы - это чисто идеологический вывод.

* В Россию биологизацию культуpы импоpтиpовал Гоpбачев. Это - понятие об общечеловеческих ценностях . То есть ценностях, пpисущих всему человеческому роду, иначе говоpя, записанных в биологических стpуктуpах. Таким образом, некоторым продуктам культуры придается характер чего-то абсолютного, вне времени и пространстве. Это - идеологическая чушь, ибо элементы культуры исторически обусловлены. Нет единой культуры, присущей человеку как биологическому виду. Даже в одном месте, в Западной Европе, человек сегодня имеет совершенно иную шкалу ценностей, нежели в Средние века (или даже в 1942 г.). Даже странно читать утверждение А.Ципко об "абсолютной ценности человеческой жизни как таковой". Как бы посмеялись над ним Чингиз-хан, Гитлер или Егор Гайдар.

* Принятие тезиса об общечеловеческих ценностях имело разрушительные последствия и означало включение в идеологию "стихийного расизма". Из него следует, что те гpуппы или наpодности, котоpые некотоpыми ценностями не обладают, не вполне пpинадлежат к человеческому pоду. Список этих обязательных ценностей составляет "миpовая демокpатия", и достаточно взглянуть на этот список, чтобы понять его сугубо идеологический смысл.

* Вспомним, как в самых pазных ваpиациях повтоpялся тезис о неpазвитости в pусских чувства свободы. Это - один из важных инструментов идеологической экспансии. Тезис о том, что "Восток" отличается от Евpопы атpофиpованным чувством свободы, является одним из главных мифов евpоцентpизма. Самир Амин отмечает: "Пеpенося методы классификации животных видов и методы даpвинизма от Линнея, Кювье и Даpвина к Гобино и Ренану, утвеpждалось, что человеческие "pасы" наследуют вpожденные пpизнаки, постоянство котоpых не наpушается социальным pазвитием. Согласно этому видению, именно психологические стеpеотипы пpедопpеделяют, в большой степени, pазличные типы общественной эволюции... Можно множить цитаты, отpажающие этот взгляд, напpимеp, о вpожденной любви к свободе, о свободном и логичном мышлении одних - в пpотивоположность склонности к послушанию и отсутствию стpогости мысли дpугих".

* Переходя от социал-дарвинизма и идеи борьбы за существование к социальной инженерии, виднейшие эксперты при молчаливом одобрении всего их сообщества доходят до крайних технократических утопий переделки человеческого материала. Н.Амосов пишет: "Исправление генов зародышевых клеток в соединении с искусственным оплодотворением даст новое направление старой науке - евгенике - улучшению человеческого рода. Изменится настороженное отношение общественности к радикальным воздействиям на природу человека, включая и принудительное (по суду) лечение электродами злостных преступников... Но здесь мы уже попадаем в сферу утопий: какой человек и какое общество имеют право жить на земле".

* Жизнь показала несостоятельность той взятой из учебников антропологической модели, в которой человек представлен как индивид, ведущий гоббсову "войну всех против всех". Тем не менее эксперты в целом продолжают исходить из принципов методологического индивидуализма и берут homo economicus как стандарт для модели человека. Это придает всему дискурсу экспертов острую некогерентность. Вот жалобы Пияшевой: "Я социализм рассматриваю просто как архаику, как недоразвитость общества, нецивилизованность общества, неразвитость, если в высших категориях там личности, человека. Неразвитый человек, несамостоятельный, неответственный - не берет и не хочет. Ему нужно коллективно, ему нужно, чтобы был над ним царь, либо генсек. Это очень довлеет над сознанием людей, которые здесь живут. И поэтому он ищет как бы, все это называют "третьим" путем, на самом деле никаких третьих путей нет. И социалистического пути, как пути, тоже нет, и ХХ век это доказал... Какой вариант наиболее реален? На мой взгляд, самый реальный вариант - это попытка стабилизации, т.е. это возврат к принципам социалистического управления экономикой".

* В чем смысл этого лепета "доктора экономических наук", видного эксперта? В том, что антропологическая модель, на которой стали строить "новую экономику" ясины да чубайсы, ложна. Русскому человеку, несмотря на все их потуги, как и раньше, "нужно коллективно". И потому он не берет и не хочет священной частной собственности. И потому, по разумению умницы Пияшевой, хотя "социализма нет", единственным реальным выходом из кризиса она видит "возврат к социализму".

* Аутизм как методологический принцип.

* Перестройка в СССР была эффективной программой по мобилизации аутистического мышления у большой части городского населения СССР.

* Цель реалистического мышления - создать правильные представления о действительности, цель аутистического мышления - создать приятные представления и вытеснить неприятные, преградить доступ всякой информации, связанной с неудовольствием (крайний случай - грезы наяву). Двум типам мышления соответствуют два типа удовлетворения потребностей. Реалистическое - через действие и разумный выбор лучшего варианта, с учетом всех доступных познанию "за" и "против". Тот, кто находится во власти аутистического мышления, избегает действия и не желает слышать трезвых рассуждений. Он готов даже голодать, пережевывая свои приятные фантазии.

* Аутистическое мышление - не "бредовый хаос", не случайное нагромождение фантазий. Оно тенденциозно, в нем всегда доминирует та или иная тенденция, тот или иной образ - а все, что ему противоречит, подавляется. Для того, чтобы манипулировать сознанием путем усиления аутистического мышления, специально культивируются в обществе навязчивые желания, становящиеся аутистическими тенденциями. Огромную роль в этом процессе сыграли эксперты .

* Вспомним один из фундаментальных лозунгов перестройки, который противоречит элементарной логике. А.Н.Яковлев выкинул его в августе 1988 г.: "Нужен поистине тектонический сдвиг в сторону производства предметов потребления". Этот лозунг, который прямо взывал к аутистическому мышлению, обосновывал начавшееся разрушение хозяйства (советский строй подрывался прежде всего с этого края). Лозунг А.Н.Яковлева сразу претворился в резкое сокращение капиталовложений. Была остановлена наполовину выполненная Энергетическая программа, которая надежно выводила СССР на уровень самых развитых стран по энергооснащенности (сегодня Россия по обеспеченности этим необходимым для любого хозяйства ресурсом быстро опускается ниже стран третьего мира). А ведь простейшие выкладки показали бы неразумный, с точки зрения интересов населения, характер лозунга А.Яковлева.

* Человек с реалистическим сознанием спросил бы себя: каково назначение экономики? И ответил бы: создать надежное производство основных условий жизнеобеспечения, а затем уже наращивать производство "приятных" вещей. Что касается жизнеобеспечения, то, например, в производстве стройматериалов (для жилищ) или энергии (для тепла) у нас не только не было избыточных мощностей, но надвигался острейший голод. Проблема продовольствия прежде всего была связана с большими потерями из-за бездорожья и острой нехватки мощностей для хранения и переработки. Закрыть эту дыру - значило бросить в нее массу металла, стройматериалов и машин. Транспорт захлебывался, железнодорожники провозили через километр пути в шесть раз больше грузов, чем в США и в 25 раз больше, чем в Италии. Но близился срыв - не было металла даже для замены изношенных рельсов и костылей. И на этом фоне "архитектор" призывал к "тектоническому" изъятию ресурсов из базовых отраслей. Еще поразительнее та легкость, с которой был проглочен совсем уж нелепый тезис: надо сократить производство стали, "ибо СССР производит ее больше, чем США".

* Плодом аутистического мышления был и образ той свободы , которая наступит, как только будет сломан "тоталитарный" советский строй. Никаких предупреждений о возможных при такой ломке неприятностях и слышать не хотели. Между тем любая конкретная свобода возможна лишь при условии наличия целого ряда "несвобод". Абсолютной свободы не существует, в любом обществе человек ограничен структурами, нормами - просто они в разных культурах различны. Никаких размышлений о структуре несвободы, о ее фундаментальных и вторичных элементах не было. Ломая советский порядок и создавая хаос, людей загнали в ловушку самой примитивной и хамской несвободы.

* Крайний аутизм в хозяйственной сфере выражен в примате распределения над производством. Распределять (а тем более прихватывая себе побольше) легко и приятно, производить - трудно и хлопотно. Фетишизация рынка (механизма распределения) началась с 1988 года, но уже и раньше состоялась философская атака на саму идею жизнеобеспечения как единой производительно-распределительной системы. Можно даже сказать, что здесь речь идет уже о целом аутистическом мироощущении.

* Главное в аутистическом мышлении то, что оно, обостряя до предела какое-либо стремление, нисколько не считается с действительностью. Поэтому в глазах людей, которые сохраняют здравый смысл, подверженные припадку аутизма люди кажутся почти помешанными. Вот простой пример того, как в массовое сознание эксперты накачивали аутизм. Летом 1991 г. несколько научных групп провели расчет последствий "либерализации цен", которую осуществил уже Ельцин в январе 1992 г. Расчет проводился по нескольким вариантам, но общий вывод дал надежное предсказание, оно полностью сбылось в январе. Результаты расчетов были сведены в докладе Госкомцен СССР, доклад этот в печать допущен не был, специалисты были с ним ознакомлены "для служебного пользования". В массовую печать дали заключения "ведущих экономистов", которые успокаивали людей.

* Так, "Огонек" дал такой прогноз Л.Пияшевой: "Если все цены на все мясо сделать свободными, то оно будет стоить, я полагаю, 4-5 руб. за кг, но появится на всех прилавках и во всех районах. Масло будет стоить также рублей 5, яйца - не выше полутора. Молоко будет парным, без химии, во всех молочных, в течение дня и по полтиннику" - и так далее по всему спектру товаров. Молоко парное (!) в течение всего дня - не чудеса ли. Буквально в то же время в том же "Огоньке" Л.Пияшева писала: "Никто и нигде не может заранее знать, какие цены установятся на землю, дома, оборудование, даже на сырье и потребительские товары". Никто не может знать, а она знала - до копейки. Весь этот прогноз - манипуляция. Она вопиюще груба, мясо быстро поднялось в цене до 20 тысяч (!) рублей. Л.Пияшева же стала доктором экономических наук и признанным "экспертом" в области экономики.

* Обман при подготовке общественного мнения к либерализации цен - лишь мелкий эпизод в систематическом замалчивании той социальной цены, которую должны были заплатить граждане в ходе экономической реформы. Эксперты как сообщество выступили авторами и исполнителями огромного подлога, обеспечив тотальное замалчивание тех трудностей, которые должны были выпасть на долю общества, лишив его, таким образом, свободы волеизъявления. Иными словами, они выступили вовсе не как инструмент демократизации политической системы, а как орудие манипуляции общественным сознанием со стороны корыстно заинтересованного меньшинства.

* Поразительно, но сознательный обман общества экспертами даже сегодня, при виде массовых страданий обманутых людей, не вызывает в профессиональной среде никакого осуждения. Напротив, его оценивают как эффективный. На круглом столе в "Независимой газете" 17 мая В.Третьяков так отозвался о ловкости Е.Гайдара: "Представьте, если бы Гайдар пришел к Ельцину и сказал: будем вводить реформы, и через десять лет все будет хорошо - не так, как требовал Ельцин, - успех через полгода, а через 10 лет. И будет гиперинфляция процентов 1000-2000... Если бы он так сделал, Ельцин бы тут же ударил его кулаком по голове, и Гайдар не стал бы премьер-министром. Поэтому Гайдар на всякий случай сказал: инфляция составит 50%, и к концу года все будет нормально. Я предполагаю, что Гайдар как эксперт был тогда достаточно грамотен, но не говорил правду из идеологических соображений, потому что считал, что нужен капитализм, а это зависит от Ельцина, ему надо сказать то, что он хочет услышать, а дальше пойдет, и уже ничего нельзя будет сделать".

* Вдумайтесь в эту конструкцию! Человек сознательно лжет "из идеологических соображений", причем своей ложью прикрывает не благо, а губительные для страны изменения, но в элитарном кружке, который обсуждает вопрос "Чем больно наше экспертное сообщество?" это называют не преступным должностным подлогом, а "грамотный эксперт". В этом-то и есть ответ на вопрос о болезни - ни В.Третьяков, ни собравшиеся эксперты "реформаторов" не видят во лжи Гайдара ничего зазорного или патологического, они ее считают законным атрибутом "грамотного эксперта". Кстати, В.Третьяков как будто не видит абсурдности своего критерия: "успех через полгода" это ложь, а "успех через 10 лет" был бы правдой. Ведь десять лет уже прошли! Неужели не видно, что в настоящую катастрофу мы только-только втягиваемся? Десять лет реформы мы протянули на ресурсах старой советской системы, но теперь-то они подходят к концу, а новые капиталовложения еще даже не начинали делать. В чем же видит В.Третьяков "грамотность" Гайдара, назови он дату "успеха" 2000 г.?

* Чудовищный документ, показывающий степень аутизма влиятельных экспертов - стенографическая запись интервью 4 января 1994 г., взятого сотрудником Института социологии РАН Лапиной Г.П. у ФИЛИППОВА Петра Сергеевича (он - член Президентского Совета, руководитель Аналитического центра Администрации Президента РФ по социально-экономической политике, вице-президент Всероссийской ассоциации приватизируемых и частных предприятий).

* Вопрос
: Об исторической ситуации в России.

* Ответ
: Что было? Я имею ввиду, что для простого человека означала командно-административная система? Это были взаимоотношения по тезису: "Я начальник - ты дурак, ты начальник - я дурак". Экономика работала не на результат, а на рапорт, на отчет, на исполнение плана. Экономика напоминала человека, больного тяжелой формой склероза. Все экономические сосуды были "забиты" ресурсами. Но даже среди бюрократии теплилась надежда, что, может быть, можно перейти от этих государственно-распределительных отношений к отношениям, основанным на частной собственности, на собственности гражданина не только на свою дачу и машину, но и на что-то большее.

* В
: А зачем это бюрократии?

* О
: Директор государственного предприятия - всего лишь наемный работник и в любой момент может получить приказ об увольнении. И поэтому переход к отношениям частной собственности, когда никто не может лишить человека акций его предприятия или участка земли, на котором расположено его ранчо, казался привлекательным. И он действительно более привлекателен... Так вот, я не видел среди этих людей (директоров предприятий) больших революционеров, т.е. людей, которые были бы готовы жизнь положить ради изменения собственности в обществе. Это делали другие люди - разночинцы (я их так называю): инженеры, юристы, прочая интеллигенция ...

* В
: А Вы почему?

* О
: А я? Это идейные соображения... Я понял, что дальше так жить нельзя, нужно что-то менять и сел писать книгу с традиционно русским названием "Что делать?", в которой попытался совместить несовместимое. Я все еще находился в плену социалистических идей: социализм, что называется, въелся в плоть и кровь. Но, с другой стороны, хотелось рынка! И в результате у меня получался некий социалистический рынок с человеческим лицом. Примером для меня была Югославия... Я ушел работать механиком в автопарк - "во внутреннюю эмиграцию" - и продолжал писать свою книжку,организовывал семинары, а также зарабатывал деньги для будущей революции. В 1975 г. мы создали кооператив, точнее товарищество по совместной обработке земли "Последняя надежда": мы там выращивали рассаду и тюльпаны. Деньги нам были нужны для типографии и прочих нужд...

* В
: А лозунг вашей революции?

* О
: Изменить этот мир! Переустроить страну.

* В
: Проект революции был оценен по достоинству?

* О
: Да, можно так выразиться. Но возвратимся к началу. В 1985 - начале 1986 гг. стало ясно, что происходят какие-то серьезные сдвиги в нашей стране. Поэтому я вышел из своей "внутренней эмиграции" и поехал по России устанавливать явки. Таким образом я перезнакомился с очень многими людьми... Когда, например, я убедился в том, что никто не собирается писать закон о приватизации, я написал его сам... и с великими трудностями протащил этот закон через Верховный Совет: так у нас началась приватизация. Провел я закон о частной собственности...

* В
: Ну, и действуют эти законы?

* О
: Закон о приватизации, слава Богу, действует! Это все видят, хотя бы по телевизору... Егор Гайдар - хороший человек, но он сел на ту лавку, которую мы для него сколотили из законов, принятых за полгода до того, как он стал исполняющим обязанности премьер-министра. Ну, и к кому отнести, например, меня? Я - разночинец, инженер-радиотехник, который увлекся экономикой. Вот такие, как я, делали эту реформу...

* В
: Они [ разночинцы ] , стало быть, и есть ведущее ядро?

* О
: Да. Ну, смотрите, Собчак - кто? Кандидат юридических наук, пришел и стал заниматься политической деятельностью. Полторанин (как бы Вы к нему ни относились) - кто? Обычный журналист, пришел и, в сущности, занялся разрушением коммунистической системы. Ведь его основная функция - не журналистская, а политическая, верно ведь?

* В
: Петр Сергеевич, а Ваша основная задача все-таки в чем состояла? В том лишь, чтобы разрушить советскую систему или что-то конкретное вместо нее построить?

* О
: Ну, что значит разрушить? Я перечислил, что сделал - разве это не строительство?

* В
: Отчасти, да. Вы как бы закладываете законодательный фундамент, который пока еще...

* О
: Работает, уже работает. А как же! Вот Вы - акционер? Нет? Удивительно, теперь все акционеры, все меняют: кто ваучеры, кто деньги, кто что... Люди на основании этого законодательного фундамента создавали, создают и будут создавать предприятия, повышать свой жизненный уровень, а также своих сограждан. Еще в 1991 г. я создал первую частную газету в Санкт-Петербурге - "Невский курьер". Все остальные газеты были тогда еще государственными, а у нас была частная, и нам с ее помощью удалось резко повлиять на развитие общественного мнения в городе (а позже и в Москве), создать предпосылки для большего развития демократии. Чтобы открыть газету, мы объединились в акционерное общество, которое существует до сих пор (там работают мои коллеги), выпускает книги, календари, брошюры и прочее... Другое дело, что конкуренции недостаточно, и наш товарный рынок не ломится, как в Гетеборге или других странах...

* В
: Если он и ломится временами, то только от импортных товаров...

* О
: Ну, а что тут удивительного, если страна 80% своих производственных мощностей тратила на изготовление танков и станков.... Другое дело, конечно, что деньги стали проблемой. Правда, наш народ - очень своеобразный народ: ему хочется, чтобы и деньги были, и товар. Такого не бывает!

* В
: По тому, что Вы говорите и как действуете, очевидно, что Вы представляете собой личность "западного склада" - индивидуальность, стремящуюся к самостоятельности, не склонную целиком подчиняться коллективным действиям. Вы, что называется, "сами по себе". Вы же не будете отрицать этот очевидный факт?

* О
: Я, конечно, никогда не буду представителем "стада баранов"!.. Но народ таков, каков он есть. Ничего страшного - переживем и одиночество... Но вот пацаны, слава Богу, растут и готовы стекла у машин мыть, но получать за это деньги! Другие - те, кто поумнее, - готовы корпеть над языком, наукой, но тоже - получать, жить достойно! Я не понимаю, как это - не хотеть иметь своей яхты, не хотеть путешествовать по миру, летать на самолетах, ездить на автомашинах? Женщина, которая не умеет водить автомашину, для меня уже не женщина!

* В
: Разве Вам не очевидно, что очень большая часть населения не за вас, она (эта часть) ищет какого-то другого пути, неважно, как его называют "национальный", "российский", "третий"?

* О
: Конечно, тогда надо продолжить разговор о чертах нашего общества. Мы пока упомянули такую черту, как "инертность", но есть еще и другие: "эгалитаризм", "ненависть к начальству, даже избираемому", "ненависть к богатым; убеждение, что богатый человек может быть богатым только путем хищений или каких-то других неблаговидных действий", "зависть - пусть у меня корова сдохнет, но и у моего соседа тоже"... Эта уравнительная система взглядов, в которой нет личной заинтересованности, конкуренции, обрекает народ на нищенское существование. Исторически ей на смену пришла другая этика, основанная на конкуренции, на частной собственности... И в России этот процесс шел. Были люди, которые вместе со своими семьями покидали род, племя - сами (и становились "извергами" ) или были принуждены соплеменниками (и становились "изгоями"), и обосновывались отдельно. Но старое цепляется, и человек, не привыкший, не умеющий работать ("серятинка") хватается за уравнительный механизм и требует, чтобы все собирали и поровну делили. Старое цепляется, но его надо преодолевать.

* В
: Петр Сергеевич, нельзя же всерьез утверждать, что наше народонаселение не работает и никогда не работало. Ну, возьмите, к примеру, своих родителей- небось, они всю жизнь проработали ...

* О
: Артель "напрасный труд"...

* В
: Однако люди, подчеркиваю, трудились, не покладая рук, и кое-что, осмелюсь заметить, построили.

* О
: Да, закапывали деньги в землю, закапывали... Построили БАМ, канал Волга-Чограй, никому не нужные.

* В
: Что бы Вы ни утверждали, но в стране много чего было, да и страна была большая...

* О
: Какой была, такой и осталась.

* В
: Нет, даже с этой стороны нет - уменьшилась.

* О
: Причем здесь это. Люди, жившие в Казахстане, по-прежнему там живут? Кто где жил, тот там и живет.

* В
: Однако, если вернуться к сегодняшнему дню, не все так однозначно, как Вы говорите. Если по ходу реформ стало бы ясно, что лучше становится именно лучшим работникам, это было бы одно. К сожалению, этого нельзя констатировать.

* О
: Это естественно. В нашей экономике узкое место - это торговля: у нас в три раза меньше торговых площадей, чем, например, в Японии. Нам здесь еще работать и работать. Хотите хорошо жить - займитесь торговлей. Это общественно-полезная деятельность. И так будет до тех пор, пока будет существовать дефицит торговых площадей, а, еще вернее, мы испытываем дефицит коммерсантов.

* В
: А как Вам кажется, можем ли мы рассчитывать на "мягкую" трансформацию общественных форм? Без каких-либо серьезных социальных потрясений?

* О
: А разве у нас они есть?

* В
: Ну, как же - все-таки октябрьские события имели место?

* О
: Да ничего там страшного не было...

* В
: Тогда я спрашиваю Вас, как обычный средний человек: можете ли Вы сказать, когда в стране все образуется?

* О
: А что это значит - образуется, на сколько градусов? И сейчас все образовано. У нас что - трамваи не ходят?

* В
: Ну, хорошо. Тогда договорим, все-таки, о группах в обществе, имеющих отношение к собственности и власти. Если проще, какая из этих групп сейчас сильнее: чиновники, директора, предприниматели?

* О
: Да мы все - чиновники. Просто есть чиновники, ориентированные на реформы - их мало, считанные единицы. А большинство, вся чиновничья структура живет за счет распределения... Да я их всех к стенке поставлю с великим удовольствием.

* В
: Ясно, в смысле интересно...".

*

* Усилиями экспертов аутизм в политически активной части населения поддерживается на нужном уровне. Уже в течение восьми лет представители российского "среднего класса" в подавляющем большинстве оценивают при опросах экономическое состояние страны как "катастрофическое". Теме не менее они уверены, что через 4-5 лет все наладится, и их будущее будет обеспечено. Попытки выяснить, на чем основано это их убеждение, к успеху не приводят. Они явно надеются на чудо (вернее, на целую серию чудес), но в этом не сознаются. Другими словами, поражение их сознания глубже, чем было у немцев в 1944 г. - те надеялись на чудо-оружие, создание которого хотя бы декларировалось руководством Германии.

*

* 3. Эксперты и их воздействие на "оснащение ума"

*

* Эксперты и разрушение логического мышления

* Логическое мышление уязвимо, посредством манипуляции в него можно внедрять "программы-вирусы", так что люди, отталкиваясь от очевидных фактов, приходят к ложному, а иногда и абсурдному умозаключению.

* Альянс обществоведов (типа Г.Попова и Т.Заславской), идеологов (типа Г.Бурбулиса и А.Яковлева) и ученых-естественников (типа Е.Велихова и C.Ковалева), который и положил начало новому сообществу экспертов, выработал небывалый стиль политических дебатов. Благодаря мощным средствам массовой информации он был навязан общественному сознанию и стал инструментом для его шизофренизации. Рассуждения стали настолько бессвязными и внутренне противоречивыми, что многие всерьез поверили, будто жителей крупных городов кто-то облучал неведомыми "психотропными" лучами.

* Как шел процесс иррационализации, навязанный экспертами реформаторов? Рассмотрим структуру простых логических построений, которую используют политики. Аристотель называл их энтимемами (риторическими силлогизмами) - неполно выраженными рассуждениями, пропущенные элементы которых подразумеваются. Вот схема разумного, хотя и упрощенного, рассуждения:

*

* Данные (Д)--------- Квалификация (К) ------ Заключение (З)

* ? ?

*  Поскольку (Г) ----- Оговорки (О)

* ?

* Ведь (П)

*

* В популярной книге А.Моля читаем: "Аргументация определяется как движение мысли от принятых исходных данных (Д) через посредство основания, гарантии (Г) к некоторому тезису, составляющему заключение (З)". Подкрепление (П) служит для усиления "гарантии" и содержит обычно хорошо известные факты или надежные аналогии. Квалификация (К) служит количественной мерой заключения (типа "в 9 случаях из 10"). Оговорки (О) очерчивают условия, при которых справедливо заключение ("если только не...").

* В митинговых рассуждениях обычно остаются лишь главные три элемента: Д-Г-З. Но это - абсолютный минимум. Аргументация ответственных политических дебатов намного сложнее, в них требуется, например, отдельно обосновывать и выбор данных, и надежность гарантии, и методы квалификации. Что же мы наблюдали в процессе реформы? Из аргументации были сначала полностью исключены подкрепления, оговорки и квалификации. А затем была разрушена и минимальная триада - была изъята или чудовищно искажена гарантия.

* Отключение от рациональных критериев стало массовым явлением прежде всего в среде интеллигенции. Так, интеллигенция, в общем, поддержала удушение колхозов как якобы неэффективной формы производства. И ей не показалось странным: в 1992 г. правительство Гайдара купило у российского села, у колхозов и совхозов, 21 млн. т зерна по 12 тыс. руб. (около 10 долл.) за тонну, а у западных фермеров 24,3 млн. т по 100 долл. за тонну. Почему же "неэффективен" хозяин, поставляющий тебе товар в десять раз дешевле "эффективного"? То же с молоком. Себестоимость его в колхозах до реформы была 330 руб. за тонну, а у фермеров США 331 долл. - при фантастических дотациях на фуражное зерно, 8,8 млрд. долл. в год (136 долл. на каждую тонну молока)!

* Вспоминая сегодня все то, что пришлось слышать и читать за последние десять лет у экспертов наших новых политиков, можно утверждать, что они сознательно и злонамеренно подорвали существовавшую в России культуру рассуждений и привели к тяжелой деградации общественной мысли.

*

* Отход от здравого смысла

* В 1990 г. мне на отзыв дали законопроект " О предпринимательстве в СССР ". Подготовлен научно-промышленной группой депутатов, стоят подписи Владиславлева, Велихова, других представителей элиты. И совершенно несовместимые друг с другом утверждения и заклинания. "В нашем обществе практически отсутствует инновационная активность!". Такого общества не может быть в принципе. Инновационная активность пронизывает жизнь буквально каждого человека, это - его биологическое свойство. Да если говорить об экономике: сами же утверждают, что она в основном работала на оборону, но в производстве вооружений инновационный потенциал был безусловно и вне всяких сомнений исключительно высок. То есть, советская экономика в основной своей части была высоко инновационной.

* Или еще тезис: "Государство не должно юридически запрещать никаких форм собственности!" - и это после стольких веков борьбы за запрет рабства или крепостного права (а ведь возрождение рабства - реальность конца ХХ века). "Государство должно воздействовать на хозяйственных субъектов только экономическими методами!" - во всем мире "хозяйственные субъекты" весьма часто оказываются в тюрьме, а у нас, значит, бей его только рублем. "Основным критерием и мерой общественного признания общественной полезности деятельности является прибыль!" - но тогда да здравствует наркобизнес, норма прибыли у него наивысшая. И все это - за подписью экспертов-академиков.

* В выступлениях экспертов из ученых бросалось в глаза отрицание накопленного человечеством навыка рассуждений, чуть ли не мистическая тяга сказать нечто прямо противоположное знанию и здравому смыслу. Можно предположить, что причина этого - не в "сумеречном" состоянии сознания самой интеллектуальной бригады реформаторов, а в искусственном создании такого состояния у широких кругов слушателей и зрителей - как инструмента социальной технологии. Антонио Грамши писал, что в борьбе за культурную гегемонию над массами современная буржуазия вынуждена разрушать здравый смысл, в то время как антибуржуазные движения должны обращаться именно к здравому смыслу. Приняв к исполнению социально-инженерный проект "построения капитализма", эксперты слишком буквально стали применять грамшианскую методологию.

* Вот передача "Момент истины". Святослав Федоров требует "полной свободы" предпринимателям и доказывает, что питекантроп превратился в человека именно когда получил собственность, а без нее человек превращается обратно в питекантропа. И при этом постоянно обращает внимание на то, что он - профессор. А надо бы профессору вспомнить, что при общинном строе люди (похожие на питекантропов не больше, чем самый цивилизованный предприниматель) жили в 2 тысячи раз дольше, чем при частной собственности. Но кульминацией рассуждений С.Федорова был убийственный аргумент против вмешательства государства в хозяйственную деятельность. "Экономика, - говорит С.Федоров, - это организм. А в организм вмешиваться нельзя - он сам знает, что ему лучше. Мы вот сидим, разговариваем, а печень себе работает, как надо". От кого же мы это слышим? От профессора медицины! Да не просто врача, а хирурга! Он всю свою жизнь только и делает, что вмешивается в деятельность организма, да не с лекарствами (хотя и это - очень сильное вмешательство), а со скальпелем, и прямо в глаз. Каким расщепленным должно быть сознание человека, чтобы выбрать именно ту аналогию, которая действует прямо против его собственного тезиса.

* Вот видный деятель пишет в pеспектабельном жуpнале "Междунаpодная жизнь" о необходимости "pеально оценить наш pубль, его покупательную способность на сегодняшний день" (в начале 1991 г.). Пpедлагаемый им метод абсуpден: "Если за него (pубль) дают 5 центов в Нью-Йоpке, значит он и стоит 5 центов. Дpугого пути нет, ведь должен же быть какой-то pеальный кpитеpий". Почему "дpугого пути нет", кpоме как попытаться пpодать pублевую бумажку в Нью-Йоpке? Кому нужен pубль в Нью-Йоpке? А pеальная ценность pубля на той теppитоpии, где он выполняет функции денег, была известна - 20 поездок на метpо. То есть, рубль был эквивалентом количества стройматериалов, энергии, машин, рабочей силы и других реальных средств, достаточного чтобы построить и содержать "частицу" московского метро, "производящую" 20 поездок. В Нью-Йоpке потpебная для обеспечения такого числа поездок сумма pесуpсов стоила 30 доллаpов.

* Путем непрерывного воздействия бесчисленного множества таких "молекулярных" ударов по здравому смыслу совокупность экспертов помогла политикам добиться того, что масса трудящихся пассивно приняла или даже поддержала такие социальные изменения, которые прямо и практически с очевидностью противоречили ее интересам (прежде всего, приватизацию промышленности и ликвидацию кооперативного сельского хозяйства).

*

* Редукционизм и стереотипизация проблем

* В последние десять лет мы в России видим целенаправленные действия по превращению народа в толпу - через изменение типа школы, ослабление традиций, воздействие рекламы, телевидения и массовой культуры, разжигание несбыточных притязаний и пропаганду безответственности. Налицо все признаки тех методов и технологий "толпообразования", на которые обращали внимание изучавшие это явление философы. Очень большую роль в этой программе играют эксперты.

* В конце 80-х годов произошло почти моментальное переключение их дискурса на тип мозаичной культуры - с отходом от принципов Просвещения и университетской культуры. В своих суждениях эксперты перестали ставить и обсуждать целостные проблемы, и понятия, в которых они могут быть осмыслены. Возник тип сообщений, которые хаотизировали мышление, делали его некогерентным. Используя все средства манипулятивной риторики (дробление, срочность, сенсационность), эксперты создали практически тоталитарный фильтр, лишающий население России минимально необходимой информации о реальности и логических конструкций для ее осмысления. Это лишило огромное число людей последних крох возможности сознательного волеизъявления и отношения к будущему.

* В своих выступлениях эксперты исходили из концепции упрощения (стереотипизации) - механическаой подгонки социального явления под устойчивую общую формулу (стереотип). Человек должен был воспринимать такие сообщения без усилий и безоговорочно, без внутренней борьбы и критического анализа. На этой основе и сложился редукционизм экспертных суждений - сведение реальных общественных проблем и явлений к предельно упрощенным и легким для восприятия утверждениям. Стало практиковаться разделение целостной проблемы на отдельные фрагменты - так, чтобы читатель или зритель не смог связать их воедино и осмыслить проблему. Это - фундаментальный принцип мозаичной культуры. Эксперты стали главными актерами в создаваемом в России "обществе спектакля", с его воображаемым временем, которое состоит в отрицании реального прошлого и реального будущего - временем без действительной памяти и без действительного проекта.

* Гейзенберг, ставший свидетелем катастрофических последствий крайнего редукционизма и стереотипизации общественных проблем в Германии во время фашизма, писал: "Кто занимается философией греков, на каждом шагу наталкивается на эту способность ставить принципиальные вопросы, и, следовательно, читая греков, он упражняется в умении владеть одним из наиболее мощных интеллектуальных орудий, выработанных западноевропейской мыслью". Эту унаследованную от античной мысли особенность он видел в "способности обращать всякую проблему в принципиальную", то есть стремиться к упорядочению мозаики опыта. Экспертное сообщество России целенаправленно превращает всякую принципиальную проблему в самый плоский и пошлый стереотип.

* Вот некоторые примеры. Эксперты постоянно сводили проблему либерализации общества (шире - жизнеустройства) к ее экономической стороне. Но экономика - лишь видимая часть айсберга проблемы. Главное - культура и мировоззрение. И массовому сознанию было навязано убеждение, будто стоит сломать ненавистные структуры плановой экономики, и на расчищенном месте сама собой возникнет рыночная экономика англо-саксонского типа. Надо только разрешить!

* Во время подготовки и проведения приватизации по схеме Чубайса была установлена настоящая информационная блокада - к эфиру не были допущены специалисты, предупреждавшие о губительных последствиях "приватизации по Чубайсу". Стереотипные выступления экспертов настолько упрощали проблему, что подавляющее большинство граждан не знало и не понимало сути программы приватизации, а тем более процедуры этого процесса. Как выяснилось, даже профкомы предприятий были дезинформированы относительно прав работников. Таким образом, эксперты стали соучастниками акции, которая нанесла государству, обществу и частным гражданам большой вред.

* Вот всего лишь один из важных пунктов проблемы, полностью исключенных из представления о ней, данной экспертами. Приватизация - элемент целостного процесса изменения отношений собственности, а именно, наделение каких-то лиц правом частной собственности. Но государственные предприятия находятся в общественной собственности - они национализированы или построены как национальное достояние. Государство выступает лишь как распорядитель, управляющий этой собственностью. Чтобы иметь возможность ее приватизировать, необходимо сначала осуществить денационализацию . Это - важнейший и самый трудный этап, что прекрасно известно из опыта всех кампаний приватизации, например, в период правления Тэтчер. Этот этап - изъятие собственности у ее владельца (нации). А это, совершенно очевидно, никак не сводится к экономическим отношениям (так же, как грабеж не означает для жертвы просто утрату некоторой части собственности). Однако в выступлениях экспертов проблема изъятия собственности абсолютно замалчивалась. Слово "денационализация" стало табу и было заменено ложным именем, неологизмом " разгосударствление ".

* Совершенно ложно представлена огромная проблема приватизации земли и ее превращения в товар. Эта проблема сведена лишь к ее экономическому измерению и низведена почти до технической задачи - в то время как речь идет об изменении всего образа жизни деревни, а значит, и всей России. И даже в мелочах недобросовестны здесь эксперты. Они свели свою роль к пропаганде частной собственности на землю, от них нельзя узнать никаких определенных сведений и аргументированных мнений. Вот, в Саратовской области уже три года как введена свободная продажа земли. К каким результатам это привело? Кто купил землю? По какой цене? Что на ней выращивает? Какие урожаи? Никакой информации за три года не было дано. Когда велась реформа Столыпина, власть тоже вела пропаганду приватизации земли. Однако в газетах регулярно публиковались сводки с ответами на названные выше вопросы. Наблюдение за ходом реформы велось как МВД, так и экспертами Вольного экономического общества.

* Эксперты послужили прикрытием огромной аферы недобросовестных банков по созданию финансовых пирамид. Они не только не компенсировали недобросовестную рекламу предупреждающими комментариями, но не дали доступа к эфиру тем российским и зарубежным специалистам, которые могли бы предупредить вкладчиков и объяснить механизм финансовых пирамид. Точно так же, уже в 1997-1998 гг., они послужили прикрытием аферы с ГКО, которая приняла международный масштаб и привела Россию к тяжелейшему кризису. Эксперты не дали внятных сообщений даже о дебатах в Думе и Совете Федерации по этому вопросу в апреле-мае 1998 года. Получение обществом этой информации позволило бы если не предотвратить крах, то хотя бы смягчить его последствия, а гражданам спасти значительную часть вкладов.

* Встав на позицию поддержки радикального крыла реформаторов, экспертное сообщество превратилось в идеологический институт, который демонстративно обслуживает богатое меньшинство .

*

* Нарушение критериев подобия

* Общий регресс в качестве рассуждений, который переживает наше общество, был вызван и тем, что эксперты стали грубо нарушать критерии подобия, согласно которым выбираются факты и аналогии для аргументации. Если эти критерии не соблюдаются, то утверждение вообще остается без основания, то есть вырождается в иррациональное.

* Вспомним метафору рыночников: "нельзя быть немножко беременной". Мол, надо полностью разрушить плановую систему и перейти к стихии рынка. Но ведь никакого подобия между беременностью и экономикой нет. Более того, реальная экономика и не признает "или - или", она, если хотите, именно "немножко беременна" многими хозяйственными укладами. Поскольку все указания специалистов на постоянные ошибки такого рода игнорировались, речь идет о сознательных акциях по разрушению логики.

* Диверсия против логики - во всех ссылках на Запад (не будем даже придираться к тому, что и сама западная действительность при этом была представлена ложно). Постоянно повторялось, например, такое: "Британская Империя распалась - значит, и СССР должен был распасться!". И никаких обоснований подобия. И почему сравнивают с Британской империей, а не с Китаем и не с США? Или и они должны распасться и именно сегодня? Кстати, из тезиса о закономерности распада СССР с неизбежностью следует, что и Российская Федерация должна распасться - ведь она точно такая же империя, какой был СССР. Ну, чуть поменьше, но это дела не меняет.

* Важным эпизодом было убеждение людей в том, что СССР не должен производить стали больше, чем США. Это - производное от тезиса, будто "плановая экономика работает не на человека, а на себя". Ну причем здесь "производство в США" как критерий для наших решений? Ведь никто из экспертов не осмелился сказать: сократим производство стали, ибо нам столько не надо ! Не могли этого сказать, так как всем известно, какой голод на металл испытывала наша экономика. Но даже если имитировать США, утверждение вопиюще нелогично. Разве критерием может служить производство ?

* Мировое хозяйство интегрировано, и металлургические мощности вывезены в страны "третьего мира" (например, в Мексику и Бразилию), откуда США получают металл. На производстве стали специализируются ФРГ и Япония - а там производилось стали на душу населения намного больше, чем в СССР. США могли сталь и металлоемкую продукцию - суда, тяжелую технику и автомобили покупать, а СССР - нет. Кроме того, США сократили производство стали лишь после того, как осуществили массированные металлоемкие строительные программы (дороги, здания, мосты), к которым в СССР только приступали. Даже за послевоенные годы США произвели стали почти на 1 млрд. тонн больше , чем СССР. В целом в США уже было "вложено" стали почти в 2,5 раз больше, чем в СССР - когда же мы сократили бы этот разрыв?

* Да и вообще говорить отдельно о стали нельзя, она лишь один из элементов всего комплекса конструкционных материалов. Большую часть стали США заместили новыми композитными материалами, пластиками и т.д., а в СССР их выпускалось еще очень мало. Это - печальная технологическая реальность. И решить эту проблему предлагалось просто сократив производство стали!

* Академик А.Л.Яншин, председатель Научного совета по проблемам биосферы АН СССР, выступая в 1991 г. против программы "поворота рек", призывал к "резкому сокращению площадей, засеваемых хлопчатником". Какова же аргументация? В Узбекистане, мол, урожайность хлопчатника всего 23 ц/га, а в США "хлопководство при урожайности менее 35-40 ц/га считается нерентабельным и не практикуется". Подумайте, при чем здесь США? Вот, в Кувейте себестоимость добычи барреля нефти 4 долл., а в России 14 - так что, нам и нефть не добывать?

* Демонстративно игнорируются критерии подобия и в идее отказа от патерналистского государства и переходе к государству либеральному. Основанием для этого опять берется аналогия с западной цивилизацией (и даже именно с ее англо-саксонским крылом). Надо заметить, что в своем либеральном экстремизме эксперты отметают даже концепцию (тоже западную) "социального государства". Разве не удивительно: за время реформ ни разу не дали слова таким либеральным социал-демократам, как Улоф Пальме, Вилли Брандт или Оскар Лафонтен.

* Критерии подобия нарушаются во всех смыслах - и когда в качестве аналогии привлекают совершенно несопоставимые явления, и когда с разными мерками подходят к событиям одного порядка. Огромное значение для подрыва СССР имели события в Тбилиси в 1989 г. Предположим даже, что они не были провокацией и что действительно кто-то погиб от саперных лопаток десантников, которым приказали очистить площадь от митингующих (хотя, заметим, комиссия специалистов отметила отсутствие на телах погибших рубленых ран - факт, о котором эксперты умалчивали).

* Возмущение либеральной публики а тот момент не имело предела - армию заклеймили до всякого разбирательства. И вот организаторы того митинга, как бесстрастно сообщает ТВ, "наносят ракетно-бомбовые удары по городу Гагра". Ракетно-бомбовые! По курорту, жемчужине Кавказа! По площадям, не надеясь попасть конкретно в своих врагов-абхазов, а просто уничтожая все живое и систему жизнеобеспечения города. И никакой реакции со стороны экспертов-демократов! И что поразительно - сопоставляя бомбардировку Гагры с событиями в Тбилиси, эти люди и сейчас делают вид, что разгон митинга был несравненно более тяжким преступлением, нежели бомбардировка городов и сел (так и говорил А.Н.Яковлев в беседе с Карауловым в августе 1996 г.).

*

* Тоталитаризм утверждений

* Элементарный акт мышления всегда связан с диалогом, с оппозицией утверждений. Мы же в рассуждениях экспертов наблюдаем полный разрыв с диалогичностью и принципиальный отказ от ответа оппонентам Крайний тоталитаризм утверждений экспертов был важным средством отключения здравого смысла граждан. Сначала из рассуждений была устранена необходимая часть энтимемы - квалификация , количественная мера утверждения. А потом мало-помалу перешли к жестким тотальным, абсолютным выводам, которые уже не допускали полутонов и поиска меры , а расщепляли реальность на черное и белое.

* Вот, А.С.Ципко заявляет: "Не было в истоpии человечества более патологической ситуации для человека, занимающегося умственным тpудом, чем у советской интеллигенции. Судите сами. Заниматься умственным тpудом и не обладать ни одним условием, необходимым для постижения истины". Представляете, в СССР человек умственного труда не обладал ни одним условием для постижения истины. Ни одним! Ну разве это умозаключение совместимо с нормальной логикой и здравым смыслом? Нет, его тоталитаризм доведен до абсурда.

* А вот советник Ельцина, А.Мигранян: "Разрушая все органические связи, отчуждая всех от собственности и власти, данный режим... Вот почему никогда в истории не было такого бессилия отдельного человека перед властью". Итак, в одном абзаце утверждается, что советский режим всех отчуждал от собственности и власти, а в другом абзаце - что при советском строе был многомиллионный класс бюрократии, который имел собственность и власть. Далее говорится, что не было во всей истории , включая правление царя Ирода и Пол Пота, большего бесправия, чем в СССР вплоть до прихода демократов. При непрерывном повторении подобных утверждений по всем каналам телевидения не надо никаких психотропных лучей.

* Поток таких тоталитарных утверждений был столь плотным, что люди к ним просто привыкли как к чему-то естественному. Утверждения делались таким тоном и повторялись столь часто, что это нанесло тяжелый ущерб массовому сознанию. Как пишет С.Московичи, "утверждение в любой речи означает отказ от обсуждения, поскольку власть человека или идеи, которая может подвергаться обсуждению, теряет всякое правдоподобие. Это означает также просьбу к аудитории, к толпе принять идею без обсуждения такой, какая она есть, без взвешивания всех "за" и "против" и отвечать "да" не раздумывая". С.Московичи уделяет приему непрерывного повторения много внимания. Он пишет: "Таким образом, повторение является вторым условием пропаганды. Оно придает утверждениям вес дополнительного убеждения и превращает их в навязчивые идеи. Слыша их вновь и вновь, в различных версиях и по самому разному поводу, в конце концов начинаешь проникаться ими. Они в свою очередь незаметно повторяются, словно тики языка и мысли. В то же время повторение возводит обязательный барьер против всякого иного утверждения, всякого противоположного убеждения с помощью возврата без рассуждений тех же слов, образов и позиций. Повторение придает им осязаемость и очевидность, которые заставляют принять их целиком, с первого до последнего, как если бы речь шла о логике, в терминах которой то, что должно быть доказано, уже случилось...

* Будучи навязчивой идеей, повторение становится барьером против отличающихся или противоположных мнений. Таким образом, оно сводит к минимуму рассуждения и быстро превращает мысль в действие, на которое у массы уже сформировался условный рефлекс, как у знаменитых собак Павлова... С помощью повторения мысль отделяется от своего автора. Она превращается в очевидность, не зависящую от времени, места, личности. Она не является более выражением человека, который говорит, но становится выражением предмета, о котором он говорит... Повторение имеет также функцию связи мыслей. Ассоциируя зачастую разрозненные утверждения и идеи, оно создает видимость логической цепочки".

* С тоталитаризмом мышления тех, кто получил официально признанный статус эксперта, был жестко сцеплен и тоталитаризм фильтрации той информации, которую эксперты выпускали в общество. Такой блокады общественного диалога и такой деформации массового сознания нельзя было бы достичь, если бы само экспертное сообщество не наложило бы тотальную цензуру на изложение специалистами альтернативных суждений или хотя бы достоверной информации. Разумеется, цензура была установлена чисто политическими средствами - через контроль за средствами информации и тщательный подбор людей. Однако она была столь очевидной, что сообщество не могло этой цензуры не видеть, оно приняло ее вполне сознательно, что и свидетельствует о чисто идеологическом, а не научном характере этого сообщества. Отказ от элементарной профессиональной этики и первичных норм благородства имел такие масштабы, что стал сам по себе крупным явлением культуры.

* Подчеркну, что блокаде подвергались сообщения не только политических противников, а и специалистов высшего уровня, по долгу службы обязанных доводить до сведения общества важную информацию. В конце ноября 1998 г. я делал доклад в Горбачев-фонде. Сидят иностранцы, депутаты, академики (даже вице-президент РАН). Выступает академик-секретарь Отделения экономики РАН академик Д.С.Львов. Его с группой ученых РАН попросили разобраться в платежных ведомостях правительства Черномырдина за 5 лет. И он сообщает, что баланс годовых отчетов правительства Российской Федерации не сходится - куда-то утекло 74 миллиарда долларов! Горбачев нервно засмеялся. Все-таки 74 миллиарда.. .

* Есть в балансовом отчете графа "Ошибки и пропуски". Туда списывается нестыковка баланса - всякие несущественные мелочи. Д.С.Львов говорит: у Черномырдина в эту графу списывалось по 5 млрд. долларов в год, а в 1997 г. даже 7,3 млрд. долларов. Треть госбюджета!

* 74 миллиарда украли не "олигархи", не Козленок, их не увезли за границу в бюстгальтере. Они уже должны были быть в руках правительства - и пропали. Через пару недель лицо Д.С.Львова промелькнуло на телеэкране - где-то, на каком-то театральном вечере он успел крикнуть в телекамеру, что, согласно их раскопкам, пропало не 74, а 90 миллиардов. Д.С.Львов, высший иерарх официальной экономической науки, сообщает эти сведения не на чрезвычайном пленарном заседании Госдумы, специально собранном по этому вопросу, даже не в программе "Вести", а где-то в коридоре, одной обрывочной фразой. Никто из экспертов не дал никаких комментариев чрезвычайному сообщению Д.С.Львова, не помог ему получить доступ к микрофону, чтобы его разъяснить. В этом эпизоде эксперты вели себя не как профессиональное сообщество, а как политическая клика.

* Через полгода после той конференции прислали мне из Горбачев-фонда, как докладчику, две хорошо изданные книжки с материалами конференции. Я сразу кинулся читать выступление Д.С.Львова - ни слова о пропавших миллиардах! Горбачев, рыцарь гласности...

*

* Создание некогерентности (несоизмеримости частей реальности).

* Человек может ориентироваться в жизненном пространстве и разумно судить о действительности, когда отдельные элементы реальности соответствуют друг другу и соединяются в систему - они когерентны, соизмеримы. В России эксперты создали обстановку общего, негласно уговоренного абсурда. При этом средний нормальный человек теряет почву под ногами и начинает сомневаться именно в своем разуме.

* Вот, дебаты по бюджету на 1999 г. Никто не сказал о некогерентности бюджета, о том, что его части несоизмеримы. Половина доходов бюджета (более 200 млрд. руб.) прямо извлекается из кармана рядовых граждан - в виде налога на добавленную стоимость и импортных пошлин - при покупке их скудного пропитания. Налоги на прибыль предприятий невелики (30 млрд. руб.). Это понятно - не хочется обижать Каху Бендукидзе. Но почему так смехотворно мала плата за пользование недрами (8 млрд. руб.)? Ведь "частные компании", которым розданы прииски и нефтепромыслы, владеют лишь постройками, трубами да насосами, содержимое недр приватизации не подлежало.

* В извлеченных из недр минералах были воплощены те 300 млрд. долларов (15 годовых бюджетов), которые преступно вывезены за границу. Почему же за выкачивание этих богатств из наших пока что принадлежащих всему народу недр берется такая ничтожная плата? Почему же никто не удивляется и даже не спрашивает? Как будто экспертам дали тайный знак - "искать не там, где потеряли, а там, где светло". И вот они шарят руками под фонарем.

* Вот другой сюжет из области налогов. Налоговая служба мечет громы и молнии против тех, кто жульничает при уплате налога с прибыли - и делает вид, что не знает общеизвестной вещи: главный способ сокрытия доходов заключается в применении внутрифирменных трансфертных цен. Иными словами, зарубежная фирма-акционер имеет право покупать материалы и оборудование не по рыночным, а по внутрифирменным ценам. Получив такое право, она ввозит из-за рубежа материалы и машины по ценам, в сотни, а то и тысячи раз превышающим рыночные. Так без всяких налогов изымается и вывозится вся прибыль - а для приличия оставляют на виду с гулькин нос. Конечно, получение такого права - вопрос большой коррупции. И эксперты молчат. Из множества таких мелких несоизмеримостей складывается общая патология массового сознания, его острая некогерентность.

* Положение не меняется. В программной статье В.Путина "Россия", опубликованной 31 декабря 1999 г., сделаны три утверждения, все попарно некогерентные:

* - "Бурное развитие науки и технологий, передовой экономики охватило лишь небольшое число государств, в которых проживает так называемый "золотой миллиард".

* - "Мы вышли на магистральный путь, которым идет все человечество... Альтернативы ему нет".

* - "Каждая страна, в том числе и Россия, должна искать свой путь обновления".

* Такие примеры можно множить и множить. Речь идет даже не о том, что экспертное сообщество непрерывно вбрасывает в массовое сознание множество некогерентных утверждений, разрушая логику и здравый смысл. Оно создало, путем включения множества частных подлогов и умолчаний, особый, принципиально некогерентный дискурс, деформирующий само мышление. Это - агрессия в культуру более высокого уровня, нежели создание извращенного языка ("новояза" Оруэлла). Возьмем как частный пример фрагмент дискурса экспертов-экономистов.

* - В языке экспертов фигурирует понятие "нормальная рыночная экономика". Все признают, что это - неравновесная система, которая для поддержания равновесия требует непрерывного изъятия огромных ресурсов извне и сбрасывания загрязняющих отходов вовне. Этот тип хозяйства не только не может быть распространен на все человечество (потому и укоренилось понятие "золотой миллиард"). Это - выводы Конференции Рио-92, которые экономистами никогда не оспариваются (хотя и замалчиваются). Представлять как нормальное то, что не может быть нормой для всех и даже для значительного меньшинства, есть создание острой некогерентности.

* - Негласно введено предположение, что при хорошем и неторопливом исполнении приватизации в России можно было бы построить "нормальную рыночную экономику" (или "экономику золотого миллиарда"). Немногие авторы, которые указывают на невозможность этого в принципе, занимают в сообществе маргинальное положение, и их заявления просто игнорируются. Ситуация ненормальна: заявления экспертного сообщества по важнейшему вопросу строятся на неявном предположении, которого никто не решается явно высказать даже в качестве постулата. Когда слепой ведет слепого к пропасти, это трагично, но простительно, но тут - другой случай. Экспертное сообщество становится козлом-провокатором.

* - Принятие для России правил "нормальной рыночной экономики" (переход на "магистральный путь") означает включение либо в ядро мировой системы, либо в число "аутсайдеров", на территории которых ядро организует "дополняющую" экономику. Разрыв между ядром и периферией не сокращается, а растет, и в перспективе, как выразился Ж-Ж.Аттали, "участь аутсайдеров ужасна". Прогнозы сокращения населения России, продолжающей "следовать по магистральному пути", хорошо известны, динамика всех эмпирических показателей за последние десять лет эти прогнозы подтверждает. Таким образом, эксперты, замалчивающие суть выбора, не могут не знать о его последствиях. Введение в заблуждение целого народа относительно вполне реальной опасности его физического исчезновения означает нравственную гибель сообщества, принявшего на себя функцию "экспертного".

* - Встроиться в глобальную систему рыночной экономики даже в положении аутсайдера можно лишь в том случае, если хозяйство данной страны обеспечивает приемлемую норму прибыли для "экономических операторов" (предпринимателей). По отношению к населению тех регионов, где этот уровень не достигается, введено понятие "общность, которую не имеет смысла эксплуатировать". Примечателен уже сам факт, что это введенное на Западе в оборот чрезвычайно важное для нас понятие никогда не доводилось экспертами до сведения российского общества. Между тем, оно касается нас непосредственно.

* В России в силу географических и почвенно-климатических условий капиталистическая рента была всегда низкой (поэтому, например, фермерство не могло конкурировать с крестьянством). Сегодня в странах с теплым климатом имеется избыток квалифицированной рабочей силы. Конкурируя на мировом рынке труда (за капитал, за доступ к средствам производства), она имеет перед русскими работниками большие абсолютные преимущества. В средней полосе России на отопление жилья и рабочего места уходит 4 тонны условного топлива на душу. Это стоит 2 тыс. долларов на семью. Они входят в минимальную стоимость рабочей силы, которая каким-то способом должна быть оплачена предпринимателем. На Филиппинах этих расходов нет, и разумный предприниматель не станет эксплуатировать русского работника, пока на рынке труда есть филиппинец. При рыночной экономике инвестиции в Россию невыгодны, и это фактор фундаментальный. Россия не может быть даже объектом эксплуатации.

* Десять лет реформы показали, что именно граждане России, еще в большей степени, нежели африканцы, могут стать "общностью, которую нет смысла эксплуатировать"). Создание иллюзорных надежд на инвестиции - подлог. Он на совести экспертов.

* - В России быстро сокращается добыча энергоносителей и увеличивается их экспорт. В 1998 г. добыто 294 млн. т нефти, а экспортировано (с учетом экспорта нефтепродуктов) 201 млн. т. Это 69% добычи. Для внутреннего потребления России остается мало нефти (0,7 т на жителя). Кроме того, в РФ произошел сдвиг в потреблении нефти из сферы производства из-за резкого роста числа личных автомобилей (в три раза с 1985 г.). А стратегия массовой автомобилизации предполагает дальнейший переток энергоресурсов в сферу потребления. Перспективы роста добычи малы, т.к. с конца 80-х годов глубокое разведочное бурение на нефть и газ сократилось к 1998 г. более чем в 5 раз (а бурение на другие минеральные ресурсы - в 30 раз).

* Энергия - фактор производства абсолютный . Таким образом, оживление хозяйства и рост производства в России при "нормальной рыночной экономике" невозможны по фундаментальной причине отсутствия энергетической базы. Создание экспертами иллюзорных ожиданий роста производства - подлог.

* - И государство, и хозяйство с большим трудом изыскивают средства для покрытия самых срочных и неотложных расходов. Тем не менее, эксперты указывают на якобы имеющиеся источники средств, которые могут не только решить срочные проблемы, но и обеспечить инвестиции (улучшение налоговой системы, принятие "хороших законов" и т.п.). При этом никогда не дается сравнения реального масштаба этих источников и тех потерь, что понесло хозяйство за годы реформы и которые надо возместить. Здесь создана острая несоизмеримость.

* По сравнению с теми средствами, которые Россия потеряла из-за разрушения производственной системы, все эти отыскиваемые источники доходов - крохи. Подорваны основы производственного потенциала. Например, за годы реформы сельское хозяйство России недополучило почти миллион тракторов. Значит, только чтобы восстановить уровень 80-х годов в оснащении тракторами, нужно порядка 10-20 млрд. долларов. И ведь тогда восстановится техническая база, на которой стояли колхозы (12 тракторов на 1000 га пашни), а фермерам для нормальной работы нужно в десять раз больше тракторов, чем колхозам. Значит, 200 млрд. долларов потребны только на создание нормального тракторного парка. А удобрения? А комбайны и грузовики? А восстановление стада, которое вырезано более чем наполовину? А морской флот? А трубопроводы, который десять лет не ремонтировались? А промышленность и электростанции? Огромные средства надо вложить, чтобы восстановить качество рабочей силы - только на то, чтобы довести питание людей до минимально приемлемого уровня по белку, потребовались бы расходы в треть госбюджета.

* В большой мере ответственность за то, что у общества разрушена способность измерять фундаментальные величины, несет сообщество экспертов.

* - Приватизация была проведена с огромным, исторического масштаба подлогом, который был совершен экспертным сообществом. Положение не изменилось и сегодня. С момента приватизации прошло восемь лет, и можно было бы дать ее оценку на основе опытных данных. Такой оценки сделано не было. Похвалы приватизации имеют чисто идеологический характер (выходим на "магистральный путь"). Критике же подвергаются частные дефекты исполнения ("обвальная", "ваучерная", "номенклатурная" и т.д.).

* Между тем, в России существует крупная отрасль, которая имеет надежный рынок сбыта и не испытывает недостатка средств - нефтедобывающая промышленность. Здесь возникли крупные компании ("эффективный собственник"), акции их ликвидны, имеются "стратегические инвесторы" и т.д. Иными словами, здесь не было больших помех тому, чтобы приватизация показала свой магический эффект в росте абсолютного эффекта (количества производимых благ), а также измеримого показателя эффективности - производительности труда .

* Результаты таковы: добыча нефти сократилась вдвое, а число занятых в отрасли увеличилось более чем вдвое. В 1988 г. на одного работника, занятого в нефтедобывающий промышленности, приходилось 4,3 тыс. т добытой нефти, а в 1998 г. - 1,05 тыс. т. Таким образом, несмотря на технический прогресс, который имел место в отрасли за десять лет, превращение большого государственного концерна в конгломерат частных предприятий привело к падению главного показателя эффективности более чем в 4 раза!

* Нежелание экспертов объясниться с обществом по результатам приватизации носит уже вполне преступный характер.

*

* Манипуляция словами и образами

* Эксперты избегают использовать слова, смысл которых устоялся в общественном сознании. Более того, они создают новояз - извращают смысл слов. Замена русских слов, составляющих большие однокорневые гнезда и имевших устоявшиеся коннотации, на иностранные или изобретенные слова приняла в России такой размах, что вполне можно говорить о семантическом терроре , который наблюдался в 30-е годы в Германии.

* Вспомним ключевое слово дефицит . В нормальном языке оно означает нехватка. Но людей уверили, что во времена Брежнева "мы задыхались от дефицита", а сегодня никакого дефицита нет, а есть изобилие. Как может образоваться изобилие при катастрофическом спаде производства? Много производили молока - это был дефицит; снизили производство вдвое - это изобилие. Это и есть новояз: нехватка - это изобилие!

* Замечу, что и в чисто "рыночном" смысле реформа привела к опасному дефициту, какого не знала советская торговля. Чтобы увидеть это, надо просто посмотреть статистические справочники. В советское время нормативные запасы товаров и продуктов в торговле были достаточны для 80 дней нормальной розничной торговли. Если они сокращались ниже этого уровня, это было уже чрезвычайной ситуацией. В 1992 г. наполнение товарами упало на 40 процентов, после того как этот показатель упал уже в 1991 г. Затем в ходе реформы товарные запасы снизились до 20-30 дней. А, например, на 1 октября 1998 г. на складах Санкт-Петербурга имелось продуктов и товаров всего на 14 дней торговли. Положение регулируют только невыплатами зарплаты и пенсий (летом 1996 г. в Воронеже "резко" выплатили долги по зарплате и пенсиям, и в два дня полки магазинов опустели).

* Что мы получили уже через три года реформы хотя бы в питании, говорит документ режима, а не оппозиции - "Государственный доклад о состоянии здоровья населения Российской Федерации в 1992 году": "Существенное ухудшение качества питания в 1992 г. произошло в основном за счет снижения потребления продуктов животного происхождения. В 1992 г. приобретение населением рыбы составило 30% от уровня 1987 г., мяса и птицы, сыра, сельди, сахара - 50-53%. Отмечается вынужденная ломка сложившегося в прежние годы рациона питания, уменьшается потребление белковых продуктов и ценных углеводов, что неизбежно сказывается на здоровье населения России и в первую очередь беременных, кормящих матерей и детей. В 1992 г. до 20% детей обследованных групп 10 и 15 лет получали белка с пищей менее безопасного уровня, рекомендуемого ВОЗ. Более половины обследованных женщин потребляли белка менее 0,75 г на кг массы тела - ниже безопасного уровня потребления для взрослого населения, принятого ВОЗ". Это - официальное признание в том, что реформа сломала сложившийся при советском укладе благополучный рацион питания и что в стране вовсе не происходит "наполнение рынка", а возник, как сказано в Докладе, " всеобщий дефицит " питания, ранее немыслимый.

* Эксперты внедрили большое число эвфемизмов - ложных успокаивающих имен. Типично ложным именем были названы созданные в 1989-1990 гг. фирмы, начавшие разрушение финансовой системы и потребительского рынка. Они были названы "кооперативами". Это были типичные частные предприятия, в основном на теневом капитале или на украденных администрацией государственных средствах. Эти предприятия не были основаны на кооперативной собственности, собранной из паев участвующих в кооперации людей. Обследования показали: "более 90% существующих кооперативов - беспаевые. Когда работники увольняются, то практически никто не требует своего пая. Более того, они и не вспоминают о нем".

* Одним из фундаментальных подлогов было внедрение в общественное сознание мысли, что политический и экономический порядок в России, установленный в 1991 г., был либерализмом ("либеральные реформы"). На деле этот режим по своей политической и социальной философии и тем более по практике принципиально и радикально противостоит либерализму - в гораздо большей степени, нежели русский большевизм.

* Вот тогдашний министp экономики Е.Ясин: "Я, оставаясь пpеданным стоpонником либеpальной демокpатии, тем не менее убежден, что этап тpудных болезненных pефоpм Россия пpи либеpальной демокpатии не пpойдет. В России не пpивыкли к послушанию. Поэтому давайте смотpеть на вещи pеально. Между pефоpмами и демокpатией есть опpеделенные пpотивоpечия. И мы должны пpедпочесть pефоpмы... Если будет создан автоpитаpный pежим, то у нас есть еще шанс осуществить pефоpмы".

* Вот академик Аганбегян: "Сильная политическая власть пpи неокpепшей демокpатии, котоpую мы имеем, не может быть демокpатической или либеpальной в западном понимании слова. Поэтому, навеpное, она будет pазвиваться в напpавлении автоpитаpном".

* Люди с таким мышлением в принципе не могут быть либералами ни в какой сфере. А ведь под каким пpедлогом уговаривали они ломать советский стpой? Под тем, что такие болезненные pефоpмы, как ускоpенная индустpиализация, пеpевод экономики на военные pельсы и послевоенное восстановление в СССР были пpоведены без либеpальной демокpатии. Но тогда это делалось, пусть с жестокостями, пеpегибами и ошибками, в интеpесах большинства и пpи его явной поддеpжке. Именно это и вызывало ненависть Аганбегяна и Боннэp. А когда их спустили с цепи, чтобы pазpушить тот строй и пеpедать национальное достояние "своим", они легко сбpосили маску демокpатов. Тепеpь они за полицейский pежим.

*

* Манипуляция числом и мерой

* Не будем говорить о прямых и сознательных подлогах (например, с числом жертв репрессий или числом жертв чернобыльской аварии). Подлоги идут по другой статье. Рассмотрим "мягкие" искажения реальности - как бы из-за методологических упущений или умолчаний.

* - Т.Заславская утверждала, что в СССР число тех, кто трудится в полную силу, в экономически слабых хозяйствах было 17%, а в сильных - 32%. И эти числа всерьез повторялись в академических журналах - замечательный пример утраты экспертами минимума научной рациональности. Понятие "трудиться в полную силу" в принципе неопределимо, это не более чем метафора - но оно измеряется академиком с точностью до 1 процента. 17 процентов! 32 процента!

* Но главное, утверждение Т.Заславской, якобы обоснованное точной мерой, противоречит и здравому смыслу, и всему ее антисоветскому пафосу. Ведь выходит, что советская система обеспечивала всем весьма высокий уровень жизни, сравнимый по главным показателям с самыми богатыми странами, без изматывающего типа работы, свойственного этим богатым странам. Т.Заславская звала нас в общество, где подавляющему большинству придется работать на износ, подрабатывая в выходные и по ночам - и жить гораздо хуже, чем в СССР.

* - Когда в 1991 г. вели дело к приватизации, говорилось: "Необходимо приватизировать промышленность, ибо государство не может содержать убыточные предприятия, из-за которых у нас уже огромный дефицит бюджета". Реальность же такова: за весь 1990 г. убытки нерентабельных промышленных предприятий СССР составили всего 2,5 млрд. руб.! В I полугодии 1991 г. в промышленности, строительстве, транспорте и коммунальном хозяйстве СССР убытки всех убыточных предприятий составили 5,5 млрд. руб. А дефицит бюджета в 1991 г. составил около 1000 млрд. руб.!

* - Широко распространена манипуляция посредством " средних " показателей. Средним числом можно пользоваться только если нет большого разрыва в показателях между разными частями целого - иначе будет как в больничной палате: один умер и уже холодный, а другой хрипит в лихорадке, но средняя температура нормальная. Вот, эксперты утверждают, будто потребление в стране за годы реформы упало на 30%. В 1995 г. по сравнению с 1991 г. потребление мясопродуктов упало на 28, масла на 37, молока и сахара на 25%. Но этот спад сосредоточился почти исключительно в той половине народа, которую сбросили в крайнюю бедность. Значит, в этой половине потребление самых необходимых для здоровья продуктов упало на 50-80%! А эксперты делали вид, что не понимают этой простой вещи.

* - Ложный образ возникает и вследствие недобросовестного употребления относительных чисел без указания абсолютных величин. Например, рост относительного показателя от малых величин создает ложное впечатление. Допустим, спад производства тракторов в 1990 г. был 10%, и рост их производства в 1999 г. был 10%. Ура, идет "компенсация спада", на 10% упало, на 10% приросло. Но в 1990 г. мы имели потерю в 24 тыс. тракторов, а в 1999 г. прирост в 1 тыс. - в абсолютном выражении вещи несоизмеримые.

* - Перед выборами и 1993, и 1995, и 1999 годов эксперты утверждали, что высокие цены на хлеб вызваны "диктатом аграрного лобби". Какова реальность? Цена складывается из цены зерна, цены превращения его в хлеб на прилавке и "накруток". Реальные ("технически оправданные") расходы на помол, выпечку и торговые издержки составляют 1,1 от стоимости пшеницы (такими они и были при советской системе). Весной 2000 г., батон белого хлеба весом 380 г. стоил в Москве 6 руб. Он был выпечен из 200 г. пшеницы. Такое количество пшеницы стоило в декабре 1999 г. на рынке 34 коп. (1725 руб. за тонну). Ни диктат "аграрного лобби", ни собственность на землю повлиять на все то, что выходит за рамки 34 коп., не могут в принципе, 95% цены никак с сельским хозяйством не связаны, они создаются в городе. Себестоимость превращения пшеницы в хлеб с доставкой его к прилавку равна для одного батона 38 коп. Итого реальная себестоимость батона равна 72 коп. А на прилавке его цена 6 руб. Таков масштаб "накруток" на пути от пшеницы до хлеба - 733%!

*

* 4. Эксперты и большие травмы общественного сознания

*

* Откровенная ложь

* Трудно назвать направление общественной жизни, где ложь не была бы важным орудием экспертов наших реформаторов. Помню, началось со статей юpиста С.С.Алексеева, где он утвеpждал, что на Западе давно нет частной собственности, а все стали коопеpатоpами и pаспpеделяют тpудовой доход. Казалось невеpоятным: член-коpp. АН СССР, должен смотpеть в лицо студентам. Ведь известны данные по США: 1 пpоцент взpослого населения имеет 76% акций и 78% дpугих ценных бумаг. Эта доля колеблется очень незначительно начиная с 20-х годов.

* Ложь экспертов была и вполне конкретной (наглой), и завуалированной, концептуальной.

* Академик А.Г.Аганбегян утверждал везде, где мог, будто в СССР имеется невероятный избыток тракторов, что реальная потребность сельского хозяйства в 3-4 раза меньше их наличного количества. Этот "абсурд плановой экономики" он красочно расписал в книге "Экономическая перестройка", которая в 1989 г. была переведена на все европейские языки и стала широко цитироваться на Западе.

* Какова реальность? Для Европы обычная норма - около 120 тракторов на 1000 га, для больших пространств, как в США, около 40, для тесных долин - больше (например, в Японии - 440). В СССР в самый лучший, 1988 год было 12 тракторов на 1000 га. - в 10 раз меньше, чем в ФРГ, и в 40 раз меньше, чем в Японии. Даже в 7 раз меньше, чем в Польше. Ложь академика Аганбегяна была запоздало разоблачена - но разве его престиж в научных кругах хоть чуть-чуть снизился? Нисколько - и это уже на совести всего сообщества экспертов.

* Во время приватизации людей соблазняли тем, что в США миллионы людей владеют акциями и, таким образом, получают доход с капитала. Ваучеры можно поменять на акции и жить на дивиденды. Это ложь. В США акции существенной роли в доходах наемных работников не играют. Читаем в справочнике "Современные Соединенные Штаты": "В 1985 г. доля дивидендов в общей сумме доходов от капитала составила около 15%". А много ли рабочие и служащие получают доходов от капитала? Читаем: "Доля личных доходов от капитала в общей сумме семейных доходов основных категорий рабочих и служащих оставалась стабильной, колеблясь в диапазоне 2-4%". Два процента - весь доход на капитал, а в нем 15% от акций, то есть, для среднего человека акции дают 0,003 его семейного дохода. Три тысячных! И этим соблазнили людей на приватизацию!

* Мне пpишлось участвовать в теледебатах с Гайдаpом и его экспеpтами. Зашел pазговоp о pосте смеpтности в pезультате его pефоpм. Он pассеpдился и выпалил совсем уж явную чушь: "Никакого pоста смеpтности в России нет!". Все отоpопели. Тогда Гайдаp говоpит: вот у нас научный экспеpт, он объяснит. Экспеpт Н.Н.Воpонцов пpивел "научный" аpгумент, pассчитанный на идиотов. Суть якобы в том, что РФ пеpешла на западную методику учета pождаемости. Раньше мол, младенцев, pодившихся с весом менее 700 г. (или 500, точно не помню), не включали в статистику pождений, а тепеpь включают. А они, бедные, поголовно умиpают, что и дает жуткий пpиpост смеpтности .

* Это такая чушь, что даже возмущаться невозможно - просто вызывает брезгливость. Задумайтесь: согласно этому доводу, скачок смеpтности должен сопpовождаться точно таким же скачком pождаемости. Ведь умеpших недоношенных младенцев тепеpь включают в число pодившихся. Мы же видим невиданный спад числа pождений. Кpоме того, изменение методики учета может дать скачок на гpафике только один pаз - в год нововведения. Мы же видим непpеpывный pост числа смеpтей в течение 6 лет. И, наконец, известно pаспpеделение смеpтей по возpастам - детская смеpтность не дала никакой пpибавки. Из самого элементарного статистического ежегодника можно видеть: число умерших младенцев (в возрасте до 1 года) с 1990 по 1996 г. непрерывно снижается (с 35088 в 1990 г. до 22825 в 1996 г.) - не было ни одного года, когда был бы зарегистрирован рост. Да и вообще, смертность аномально недоношенных младенцев - это такая ничтожная величина по сравнению со скачком общей смертности, что надо просто поражаться нахальству Е.Гайдара и его экспертов. В год, когда "изменили методику", в России умерло на 700 тыс. человек больше, чем умирало обычно во второй половине 80-х годов. Из них в возрасте до 1 года умерло 27 тыс. Сколько из этих умерших младенцев имело при рождении вес менее 700 г? Менее 1 тысячи. И этим хотят прикрыть преждевременную социально обусловленную гибель 700 тысяч! Придворный эксперт рефоpматоров, довольно известный сотрудник Российской Академии наук, бывший министр лгал сознательно и цинично.

* А вот ложь концептуальная. Выступает по телевидению начальник Аналитического центра при Президенте М.Урнов: "Россия до 1917 г. была процветающей аграрной страной, но коммунисты довели АПК до нынешней разрухи". Обманывает М.Урнов сознательно - есть надежная статистика и производства, и урожайности, и уровня питания с конца прошлого века (да и вряд ли не читал эксперт статьи Л.Н.Толстого о голоде или судебных отчетов начала века о голодных бунтах крестьян). Показателен очень низкий уровень установленного тогда в России официально "физиологического минимума" - 12 пудов хлеба с картофелем в год. В нормальном 1906 году такой уровень потребления был зарегистрирован в 235 уездах с населением 44,4 млн. человек.

* Прирост продукции в сельскохозяйственном производстве в результате реформы Столыпина упал в 1909-1913 гг. в среднем до 1,4% в год. Это было намного ниже прироста населения, т.е. Россия шла к голоду. За период 1909-1913 гг. в среднем производство зерновых в России было 72 млн. т., а в СССР в 1976-80 гг. - 205 млн. т. Урожайность до революции была 7-8 ц/га, а работало в сельском хозяйстве 50 млн. человек. В натуральных показателях продукция за советский период выросла в 5-6 раз, а число занятых сократилось в 2 раза. Рост эффективности в 10-12 раз - прекрасный результат (при том, что село в то же время обеспечивало своими средствами и индустриализацию СССР, и войну). В целом уpожайность зеpновых в СССР в последний период стабильно повышалась: от 13,9 ц в 1980 г. до 19,9 в 1990. За это вpемя так же стабильно повышался надой молока на коpову - от 2000 до 2850 кг. Колхозное сельское хозяйство надежно и в хоpошем темпе улучшало свои показатели. Имея 6 % населения Земли, СССР производил 16 % продовольствия (по другим данным, СССР производил 13 % , но этот разброс данных дела не меняет). Да, улучшали рацион импортом, из 75 кг потребляемого на душу мяса импортировали 2 кг (зато экспортировали 10 кг рыбы).

* Кстати, во всех рассуждениях о низкой продуктивности советского сельского хозяйства в его сравнении с Западом замалчивался фактор принципиальной важности - почвенно-климатические условия (это - один из случаев грубого нарушения критериев подобия). В среднем по России выход растительной биомассы с 1 гектара в 2 с лишним раза ниже, чем в Западной Европе и почти в 5 раз ниже, чем в США. Сегодня лишь 5% сельскохозяйственных угодий в России имеют биологическую продуктивность на уровне средней по США. Если в Ирландии и Англии скот пасется практически круглый год, то в России период стойлового содержания 180-212 дней.

* За последние десять лет огромное сельское хозяйство России почти уничтожено - под прикрытием непрерывных "экспертных суждений" о неэффективности советской системы. Угасающее производство ведется на остатках старых советских ресурсов, и никаких признаков их обновления нет. Этот опыт четко показал, что советское сельское хозяйство было исключительно эффективным, так что сейчас даже не видно путей, чтобы хоть чуть-чуть приблизиться к прежним стабильным показателям. М.Урнов как эксперт просто увел граждан от этой экзистенциальной проблемы, над которой должно размышлять поистине все общество - увел ради мелкого политического интереса.

*

* Не прямая ложь, а умолчание

* К сознательному умолчанию эксперты прибегают как в коротких идеологических акциях, так и в крупных операциях по созданию мифов.

* Вспомним, какой удаp по сознанию нанес случай, ставший вехой антисоветской программы: в детской больнице в Элисте двадцать малышей были заpажены СПИДом. Как был подан этот бьющий по чувствам случай? Вот вам советская медицина - не стеpилизуют шпpицы. Полетели самолеты с гуманитаpной помощью. Ельцин на весь свой гоноpаp покупает ящик одноpазовых шпpицев. Пpедпpиниматели вывозят титан, обещая на выpученные деньги постpоить завод этих самых шпpицев. Потом выясняется, что никто никого не заpазил, а в эту больницу напpавляли из pазных мест детей - носителей СПИДа. Но этого пpесса уже не печатала, да это было и не важно. Все повеpили в миф о дикости советского здpавоохpанения. Что же в этой сфеpе мы видим на Западе?

* Вот 1992 г., судебный пpоцесс над диpектоpом Национальной службы пеpеливания кpови Фpанции (это тебе не медсестpа в Калмыкии). По дешевке скупая кpовь у маpгиналов и наpкоманов и не подвеpгая ее установленному контpолю, пеpсонал этой службы заpазил СПИДом несколько тысяч человек (я, будучи тогда в командиpовке, слышал о тpех тысячах, но цифpы все вpемя уточнялись и росли). Почему бы экспертам не увязать это тpагическое дело (диpектоp получил 4 года тюpьмы) с тpагедией в Элисте?

* Летом 1993 года - опять суд в Паpиже, над врачами из Института Пастеpа. Они изготовляли гоpмон pоста для детей. Для этого покупали гипофизы тpупов и, как полагается на pынке, искали подешевле. Поэтому покупали в экс-социалистической Венгpии. Даже маленький кусочек тpупа идеологически согpешивших людей ценится в десять pаз дешевле, но качество, конечно, не то - и пятнадцать паpижских детей были заpажены неизлечимой и смеpтельной болезнью.

* В 1996 г. - признание министра здравоохранения Японии. Здесь тоже по дешевке импортировали кровь и не подвергали ее необходимому анализу (хотя Япония завалена нужными для этого приборами). В результате из 5 тыс. больных гемофилией, которые проживают в Японии, 1800 были заражены СПИДом.

* Таким образом, эксперты сознательно вырвали трагедию в Элисте из контекста, то есть совершили подлог.

* Очень поучительным был "нитратный психоз", созданный, чтобы подкрепить распространенный в то время миф об удобрениях. Говорилось, что абсурдная плановая экономика заставляет крестьян заваливать поля удобрениями. На деле в самом лучшем 1988 г. в СССР было внесено 122 кг удобрений на 1 гектар (при том, что вынос питательных веществ с урожаем составлял 124 кг). В Голландии, которую нам тогда же ставили в пример как идеал сельского хозяйства, вносилось 808 кг удобрений на 1 га. Сегодня в России 3/4 пашни не удобряется вообще. Начиная с 1995 г. количество вносимых в почву удобрений колеблется в России около 13 кг/га. Для сравнения: в Китае в 1995 г. - 386 кг. И при этом нас до сих пор пугают нитратами в отечественной продукции и завозят помидоры из Голландии.

* Общим для экспертов стало постоянное умолчание о контексте . Так, главным тезисом нынешней идеологии является утверждение о необходимости перестроить нашу культуру, наши привычки, законы, хозяйство так, чтобы стать "нормальной демократической страной". Этот тезис вообще не имеет смысла без того, чтобы встроить его в реальный контекст, задать какие-то понятные стандарты.

* Вот, видный юрист-социолог Я.И.Гилинский выступает, как и многие другие эксперты, против смертной казни: "Мы полагаем, что государство не может считаться правовым и цивилизованным, пока в нем сохраняется узаконенное убийство... В настоящее время в большинстве цивилизованных стран смертная казнь отменена de jure или не применяется de facto". Как будто забыл юрист о главной "цивилизованной" стране - США.

* В США активная дискуссия о смертной казни ведется с 1972 г. Какова же тенденция? В 1976 г. Верховный суд США постановил, что смертная казнь не является неконституционным видом наказания. В 1987 г. Верховный суд снова рассмотрел эту проблему и подтвердил применимость смертной казни. И, наконец, 11 июля 1990 г. сенат США 94 голосами против 6 одобрил, как сказано, "самый жесткий и самый всеобъемлющий в истории США" закон о борьбе с преступностью, расширяющий применимость смертной казни за 33 вида преступлений. Активно поддерживал этот закон Дж.Буш в его избирательной кампании на пост президента США ("американский народ больше не будет терпеть преступников").

* Вот другой аналогичный пример. Много говорилось о подслушивании телефонных разговоров диссидентов службами КГБ. Какое невиданное нарушение прав человека! При этом все эксперты умолчали , что Национальное агентство безопасности США (годовой бюджет 8 млpд. долл.) имеет отдел со 100 тыс. сотpудников, которые занимаются пеpехватом и pасшифpовкой пеpедаваемых по телефону или чеpез спутники сообщений, в том числе коммеpческих и личных. Уже в 80-е годы ежедневно записывалось 400 тыс. pазговоpов в США и в дpугих стpанах.

*

* Внедрение ложных понятий

* В годы реформы внедрено множество ложных фундаментальных понятий, которые разрушили связность мышления - включая понятия рыночной экономики, гражданского общества, даже частной собственности.

* Посмотрим, что пишет видный философ-правовед (В.С.Нерсесянц): "Одним из существенных прав и свобод человека является индивидуальная собственность, без чего все остальные права человека и право в целом лишаются не только своей полноты, но и вообще реального фундамента и необходимой гарантии". Эксперт вроде бы не обманывает читателя, поскольку всегда может уточнить, что говорил о праве в том смысле, который придается этому слову в современном гражданском обществе Запада. Но читатель с "незападным" мышлением будет обманут. Подмена понятий приравнивается к подлогу.

* Появление частной собственности вовсе не создает прав и свобод, о чем писал уже М.Вебер, а лишь изменяет структуру прав и свобод. Например, она лишает человека права на пищу, которое до этого относилось к категории естественных, неотчуждаемых прав. Это ясно сказал Мальтус: "Человек, пришедший в занятый уже мир, если общество не в состоянии воспользоваться его трудом, не имеет ни малейшего права требовать какого бы то ни было пропитания, и в действительности он лишний на земле. Природа повелевает ему удалиться, и не замедлит сама привести в исполнение свой приговор". Итак, при частной собственности - ни малейшего права требовать какого бы то ни было пропитания. При общинно-родовом строе (и много позже - при советском строе), когда средства производства находились в коллективной собственности, каждый член общины, если он от нее не отлучен, имел гарантированное право на пищу. Эксперт В.С.Нерсесянц совершил подлог, не предупредив читателя, что с приватизацией право на пищу будет у граждан изъято (сегодня 40% населения России потребляет в среднем 30 г. белка в день).

* С помощью подлога аргументировалась и антисоветская позиция. В.С.Нерсесянц пишет: "Создаваться и утверждаться социалистическая собственность может лишь внеэкономическими и внеправовыми средствами - экспроприацией, национализацией, конфискацией, общеобязательным планом, принудительным режимом труда и т.д.". Эксперт прекрасно знает, что 9/10 социалистической собственности в СССР было создано хозяйственной деятельностью в послереволюционный период. На каком основании считает он внеправовыми и внеэкономическими явлениями, например, строительство ВАЗа, Братской ГЭС или московского метро? Самые благожелательные попытки додумать аргументы за эксперта к успеху не приводят.

* Своей хулой на социалистическую (и вообще коллективную) собственность он по контрасту проводит мысль о том, что уж частная-то собственность создавалась исключительно в рамках права и без внеэкономического принуждения. Но ведь эта мысль, откровенно говоря, просто нелепа. Не будем уж поминать Маркса ("на каждом долларе следы крови") или 9 млн. африканцев-рабов, доставленных в Америку живыми (по оценкам историков, живыми до Америки доплывало лишь около 10% погруженных в трюмы африканцев), или переданную в середине XIX века французским колонистам половину земли Магреба (Алжир, Тунис, Марокко), которая культивировалась более тысячи лет. По данным авторитетного историка Ф.Броделя, треть всех инвестиций Англии в период промышленной революции покрывалась средствами, награбленными в одной только Индии.

* Но даже если вернуться из Англии XVIII века в Россию наших дней: как может разумный человек назвать "экономическим и правовым средством" приватизацию по Чубайсу? По какому праву и через какие экономические трансакции (т.е. с возмещением реальной стоимости) получил скромный аспирант Каха Бендукидзе "Уралмаш", а теперь и "Красное Сормово" - не заводы, а целые конгломераты заводов?

* Внедрение ложных понятий сопровождалось умолчанием о непригодности для конкретных условий России целых концепций или даже теорий. Когда политики предлагали крупные опасные изменения, их эксперты ссылались на "объективные законы", на якобы безупречные теории, на чужой опыт. Часто в этих ссылках заключался явный подлог, но очень во многих случаях - умолчание о том, что приводимые доводы методологически несостоятельны. Скандальным случаем можно считать блеф Е.Гайдара с "кривыми Филлипса". Из них следовало, что в России надо немедленно ввести безработицу, а на самом деле эти "кривые" были обычной подтасовкой. Мне пришлось вникнуть в это дело, когда я много лет назад занялся изучением истории взаимоотношений между естественными науками и политэкономией. В этой истории "кpивые Филлипса" занимали особое место, им посвящена целая глава в изданной в Оксфорде "Истории эконометрии" - как изложение поучительного примера крупной научной мистификации. Вывод, котоpый Филлипс сделал из своих липовых кpивых, был чисто политическим: "Пpи некотоpом заданном темпе pоста пpоизводительности тpуда уменьшить инфляцию можно только за счет pоста безpаботицы". Этим выводом и размахивал Гайдаp, хотя и он сам, и его советники из МВФ пpекpасно знали, что кpивые Филлипса на пpактике не выполняются, что в ходе кpизиса 80-х годов в США инфляция pосла паpаллельно с безpаботицей (не говоpя о том, что к нашей экономике все это вообще не имело никакого отношения).

* Более тонкое умолчание заключалось в том, что российские экономисты скрыли от общества важнейший методологический принцип, согласно которому теории рыночной экономики действуют только в рыночной экономике . А поскольку в СССР, как известно, экономика была иного типа, планировать реформу исходя из рыночных теорий (как это предусмотрено в программе МВФ), было нельзя.

* Лауреат Нобелевской премии по экономике Дж.Бьюкенен писал: "Теория будет полезной, если экономические отношения распространены в достаточной степени, чтобы возможно было прогнозировать и толковать человеческое поведение. Более того, экономическая теория может быть применима к реальному миру только в том случае, если экономическая мотивация преобладает в поведении всех участников рыночной деятельности". Под экономическими отношениями западные экономисты понимают только рыночную экономику, в отличие от хозяйства . В СССР же мы имели именно хозяйство. Ничего принципиально нового Бьюкенен не сказал - о том же самом писал уже А.В.Чаянов, так что умолчание экспертов было сознательным.

*

* Ложные концепции

* За последнее десятилетие общество России было подвергнуто сильнейшему давлению прямой и сознательной лжи, нагнетаемой с использованием авторитета должностей и научных титулов экспертов.

* Так, на небывалую в мире, религиозную высоту было поднято представление о собственности. Академик-экономист (!) А.Н.Яковлев писал в 1996 г.: "Нужно было бы давно узаконить неприкосновенность и священность частной собственности". Известно, что частная собственность - это не зубная щетка, не дача и не "мерседес". Это - средства производства . Единственный смысл частной собственности - извлечение дохода из людей ("Из людей добывают деньги, как из скота сало", - гласит американская пословица, приведенная М.Вебером).

* Где же и когда средство извлечения дохода приобретало статус святыни? Этот вопрос поднимался во всех мировых религиях, и все они, включая иудаизм, наложили запрет на поклонение этому идолу (золотому тельцу). В период возникновения рыночной экономики лишь среди кальвинистов были радикальные секты, которые ставили вопрос о том, что частная собственность священна. Но их преследовали даже в Англии. Когда же этот вопрос снова встал в США, то даже отцы-основатели США, многие сами из квакеров, не пошли на создание идола, а утвердили: частная собственность - предмет общественного договора . Она не священна, а рациональна . О ней надо договариваться и ограничивать человеческим законом.

* Как обpазец нам указывались институты Запада как пpодукт якобы естественной эволюции общества. Поскольку этот постулат утвеpждался со всем автоpитетом науки и пpестижем "духовных лидеpов" типа Сахаpова и Лихачева, он был внедpен в сознание большинства населения. Но это постулат ложный, он есть продукт чисто идеологической конструкции - евроцентризма . Не только не существует "естественной" или "пpавильной" модели общественных институтов и ноpм, но и, более того, развитие западной цивилизации было совершенно уникальным и неповторимым опытом и в этом смысле является "противоестественным" для всех стран, не испытавших той культуpной мутации, какой стала для Запада Рефоpмация. Поразительно то, что большинство экспертов прямо признают, что евроцентристские концепции неприложимы к России - и в то же время строят весь свой дискурс именно на этих концепциях.

* Важной идеологической концепцией было утверждение о неэффективности и неконкурентоспособности советской экономики, вследствие чего ее и следовало "демонтировать путем слома". Это было одним из главных "экспертных суждений" в течение примерно пяти лет. Однако та часть хозяйства, которая работала на оборону, не подчинялась критериям экономической эффективности (а по иным критериям она была весьма эффективной). По оценкам экспертов, нормальной экономикой, не подчиненной целям обороны, было лишь около 20% народного хозяйства СССР. Запад же, при его уровне индустриализации, подчинял внеэкономическим критериям не более 20% хозяйства. Если сами же эксперты говорят, что "на прилавки" работала лишь 1/5 нашей экономики - против 4/5 всей экономики капиталистического мира, то сравнивать надо именно эти две системы. И сказать, что плановая система справлялась хуже - значит просто отказаться от всех норм рационального мышления и от всяких следов интеллектуальной совести.

* Допустим, для наших экспертов понятие эффективность слишком сложно (многие из них путают его с понятием "эффект"). Возьмем понятие конкурентоспособность . Она определяется только двумя параметрами - качеством и ценой. Для двух слитков алюминия стандартной чистоты конкурентоспособность определяется только ценой. СССР производил алюминий в несколько раз дешевле, нежели на Западе. Как же можно было считать эту отрасль неконкурентоспособной? А она очень представительна.

* Передо мной тюбик глазной мази из тетрациклина. Из последних партий советского продукта, выпуск 1990 г. Цена 9 коп, выбита на тюбике. Как-то за границей пришлось мне купить такой же тюбик - 4 доллара. Абсолютно такой же (видно, на Казанском фармзаводе была та же импортная линия для упаковки). Как химик, я знаю, что наш тетрациклин был очень хорошего качества. Можно считать, что у меня в руке - два товара с идентичной полезностью. Различие - в цене. Когда был произведен советский тюбик, у нас на черном рынке давали за доллар 10 руб. Значит, цена нашего тюбика была 0,009 доллара. Девять тысячных! Были кое-какие дотации, но это мелочь, менее тех же 9 коп. Важно, что СССР производил товар с розничной ценой в 4 тысячи раз ниже, чем на Западе. Если бы он был допущен на рынок и выбросил этот товар пусть по 2 доллара, то разорил бы всех конкурентов, а на полученную огромную прибыль мог бы расширить производство настолько, что обеспечил бы тетрациклином весь мир.

* Под влиянием экспертов 99% граждан поверили, будто колхозы по сравнению с западным фермером были неконкурентоспособны. Нам даже показывали по ТВ, как недосягаемый идеал, "эффективных" финляндских фермеров, целый сериал. Но это же чушь! С 1985 по 1989 г. средняя себестоимость тонны зерна в колхозах была 95 руб., а фермерская цена тонны пшеницы в Финляндии 482 долл. Доллара! Колхозник мог выбросить на финский рынок пшеницу в 10 раз дешевле, чем фермер (при курсе 2 руб. За доллар). Кто же из них неконкурентоспособен?

* Я специально выбрал такие товары, в производство которых вовлекается большая часть экономики, так что на их цене сказывается состояние множества отраслей. Трех-четырех таких примеров из разных областей вполне достаточно, чтобы сделать вывод об экономике в целом. А если говорить, например, о такой сфере как производство оружия (где наша конкурентоспособность никогда не подвергалась сомнению), то в нее вообще вовлечена вся экономика .

* Подлогом было и фундаментальное утверждение экспертов о неэффективности советского сельского хозяйства. Возьмем самую простую часть этого утверждения, его "экономическую" аргументацию. Общество убедили, что колхозы были сплошь убыточны и запускали руку в карман налогоплательщика. А как обстояло дело? Вот последний стабильный год - 1989. В СССР было 24720 колхозов. Они дали 21 млрд. руб. прибыли. Убыточных было всего 275 колхозов (1%), и все их убытки в сумме составили 49 млн. руб., 0,2% от прибыли всей колхозной системы - смехотворная величина. В целом рентабельность колхозов составила в тот год 38,7%. Колхозы и совхозы вовсе не "висели камнем на шее государства" - напротив, в отличие от Запада наше село всегда субсидировало город . Говоря об огромных якобы дотациях, эксперты сознательно лгали. Именно на Западе сельское хозяйство - это не рыночная, а бюджетная отрасль, сидящая на дотациях. В среднем по 24 развитым странам бюджетные дотации составляют 50% стоимости сельхозпродукции (а в Японии и Финляндии - до 80%). Около 30 тыс долларов в год на одного фермера! В 1986 г. бюджетные ассигнования на сельское хозяйство США составили 58,7 млрд. долл., и дотации постоянно повышаются.

* Огромная идеологическая программа по внушению обществу стереотипного убеждения в том, что советское хозяйство было неэффективным и неконкурентоспособным, основана на большом подлоге и искажении смысла слов и понятий.


* Ложное обоснование изменений

* Разберем один пример подлога - тезис о благотворности купли-продажи земли для производства хлеба. Он на совести многих экспертов-рыночников. Сделаем расчет.

* Скажем, некий фермер купил 100 га земли и налаживает самое выгодное дело - производство озимой пшеницы. Он покупает 5 тракторов и нанимает пять рабочих. Для справки: в Польше в частных хозяйствах на 100 га было в среднем 24 pаботника и 6 тpактоpов. Мы делаем ферму пожестче, это фермеру выгоднее. Но эти пятеро уже будут рабочие, а не крестьяне, они с приусадебного участка жить не могут.

* Что получится в лучшем для фермера случае и какие будут расходы? Минимальные расходы на зарплату и соцстрах своим работникам составят 30 тыс. долл. в год. Это - минимум для рабочих с семьями, по покупательной способности эта зарплата ниже , чем была в колхозах в конце 80-х годов (442 руб. на двух работающих в 1989 г.). Тем, кто думает, что 300 долларов в месяц рабочему слишком жирно, напомню, что в среднем по России только на отопление дома надо по рыночным ценам купить дров на 1000 долл., да еще распилить и наколоть.

* Каковы будут затраты на материально-техническое обеспечение фермы? В колхозах зарплата и материальные затраты соотносились как 4:5. Сейчас материалы резко подскочили в цене (особенно горючее и удобрения), а зарплата упала. Кроме того, СССР обходился всего 1 трактором на 100 га пашни. Так что соотношение "зарплата - материальные затраты" будет в самом лучшем случае около 1:2. Значит, на материальные затраты уйдет в год около 60 тыс. долл.

* С 1 га земли колхозы в сpеднем собиpали по 20 ц пшеницы. Говоpят, феpмеp эффективнее. Допустим, уpожай должен быть 30 ц с гектаpа. 100 га пашни при трехпольной системе (пшеница, пар и клевер) дадут в год эквивалент 150 т пшеницы (включая сюда и выручку за клевер). В декабре 1999 г. цена пшеницы на российском рынке была 1725 руб. (63,9 долл.) за тонну. Значит, весь годовой урожай нашей фермы (при 30 ц с га) будет стоить 9585 долл. Округлим до 10 тыс.

* Какие выплаты должен сделать хозяин, собрав урожай? 30 тыс. зарплата плюс 60 тыс. материальные расходы. Итого 90 тыс. долларов! Отсюда видно, что при самых лучших (реально не достижимых) условиях расходы почти в десять раз (!) превышают доход до вычета налогов. Расчет этот грубый. Его можно уточнить, расписать все расходы (выплаты за кредит, найм сторонних работников, налоги, рэкет и т.д.). Расхождение между расходами и доходами при этом лишь увеличится . Да и не получит фермер 30 ц с гектара, землю уж семь лет не удобряют.

* Вывод: купля-продажа земли никакого отношения к выращиванию пшеницы не имеет. Даже самый безумный капиталист (а таковых нет в природе) сеять в России пшеницу на условиях рыночной экономики не станет. Пока что ее сеют потому, что колхозникам жить надо и они ничего не платят за ресурсы - добивают то, что осталось от советского времени. И почву, и машины, и рабочую силу.

* Почему же сеют западные фермеры? Потому, что в ЕЭС в середине 80-х годов только бюджетные дотации на 1 га пашни составляли в среднем 1099 долларов. На 100 га это 110 тыс. долларов в год.

* Другое дело - купить землю в России и сдавать ее в аренду за 50% урожая. А.В.Чаянов пишет: "Цены, котоpые малоземельные кpестьянские хозяйства платят за землю, значительно пpевышают капиталистическую абсолютную ренту? Под давлением потребительской нужды малоземельные крестьяне, избегая вынужденной безработицы, платят за аренду земли не только ренту и весь чистый доход, но и значительную часть своей заработной платы". В 1904 г. в среднем по Воронежской губернии арендная плата за десятину составляла 16,8 руб., а чистая доходность одной десятины была 5,3 руб. В некоторых уездах разница была еще больше. Так, в Коротоякском уезде средняя арендная плата была 19,4 руб., а чистая доходность десятины 2,7 руб. Иными словами, разницу в 16,6 руб. с десятины крестьянин доплачивал из своего потребления.

* В этом ? вся суть купли-продажи земли в связи с пшеницей. Отмывание денег "в земле", захоронение отходов ? другая тема.

* Кстати, стоит упомянуть и маленький примитивный обман - якобы фермер под залог земли получит большой кредит в банке. Даже нелепо говорить о том, чтобы на такие деньги финансировать цикл производства. За участок в 100 га фермер получит кредит не более половины цены его земли. Считалось, что в среднем по России земля будет идти по 500 долларов за гектар, при этом за весь свой заложенный участок фермер смог бы получить кредит в 25 тысяч долларов, которые осенью надо было отдать с процентами. Как он мог бы на эти деньги вести рыночное хозяйство, если его конкурент в Европе на такой же участок каждый год получает безвозмездно 55 тысяч долларов бюджетных дотаций?

* Это - в теории, а на деле на земельных аукционах в Саратовской области, где обкатывается купля-продажа земли, в 1998-1999 гг. земля сельскохозяйственного назначения продавалась по средней цене 215 рублей за 1 гектар пашни. Менее 10 долларов за гектар! О каком кредите под залог земли может идти речь в таких условиях? Эксперты в своих суждениях лгали и лгут совершенно цинично.

*

* Замалчивание намерений и проекта

* Прикрытие программы действий путем мобилизации старых стереотипов сознания и привычной терминологии - прием манипуляции, которым широко пользуются эксперты.

* Т.И.Заславская в книге-манифесте "Иного не дано" пишет: "С точки зрения ожидающих решения задач предстоящее преобразование общественных отношений действительно трудно назвать иначе, как относительно бескровной и мирной (хотя в Сумгаите кровь пролилась) социальной революцией . Речь, следовательно, идет о разработке стратегии управления не обычным, пусть сложным, эволюционным процессом, а революцией, в корне меняющей основные общественно-политические структуры, ведущей к резкому перераспределению власти, прав, обязанностей и свобод между классами, слоями и группами ... Спрашивается, возможно ли революционное преобразование общества без существенного обострения в нем социальной борьбы? Конечно, нет... Этого не надо бояться тем, кто не боится самого слова "революция".

* Почти одновременно с Т.Заславской в "Правде" пишет помощник и идеологический советник Горбачева философ Г.Смирнов: "... речь идет не о социально-политической революции , когда уничтожаются основы экономических отношений старого строя, устанавливается принципиально новая политическая власть, выражающая интересы свергающих классов. Здесь ситуация иная. Речь идет не о разрушении общественной собственности на средства производства, а о ее укреплении и более эффективном использовании... Речь идет не о сломе государственной власти, а о дальнейшем укреплении социалистического всенародного государства, углублении социалистической демократии, развитии народного социалистического самоуправления" [ курсивом выделено мною, К-М ].

* Итак, два советника Горбачева по идеологии в ранге академиков пишут о главном происходящем в стране процессе диаметрально противоположные вещи: достоверную трактовку в книге для узкого круга, для "своих" - и абсолютно ложную в массовой газете с тиражом 5 млн. экземпляров.

* Послушайте сегодня А.Г.Аганбегяна, который при Горбачеве обещал нам "шведскую модель": "Надо прямо сказать, что рыночная система - это очень жестокая система по отношению к человеку. Система с очень многими негативными процессами. Рыночной системе свойственна инфляция, рыночной системе обязательно свойственна безработица. С рынком связано банкротство, с рынком связан кризис перепроизводства, рецессия, которую, скажем, сейчас переживает Европа, с рынком связана дифференциация - разделение общества на бедных и богатых... Дифференциация у нас, конечно, к сожалению, уже сейчас, ну, не к сожалению - это неизбежно, у нас уже сейчас растет, и будет дальше резко расти".

* Сравните это с тем, что писал и говорил Аганбегян в 1989-1990 гг. По масштабам дезинформации и подлогов, которые он совершал как должностное лицо, он по советским законам подлежал бы уголовной ответственности.

* В последние годы "реформаторы" и их эксперты перешли от умолчания цели, социальной цены и сроков проекта к тотальному, доходящему до абсурда утверждению, что проекта вообще не существовало. Эта мысль сначала обкатывалась в узком кругу самих идеологов реформы, а в последнее время вводится в широкий оборот.

* Мне пришлось участвовать в дебатах на телевидении с Ф.Бурлацким - одним из "прорабов перестройки", и В.Никоновым - "аналитиком", тогда из команды Ельцина. Ведущий задал мне вопрос: почему довольно успешно прошла реформа в Испании после смерти Франко, а у нас не идет? Я сказал, что дело в проекте, а не в ошибках исполнения. И Бурлацкий, и Никонов заявили, что никакого проекта перестройки и реформы не существовало! Подумать только, "архитекторы и прорабы" были, а проекта не было (сами реформаторы, начиная с Горбачева, кстати, всегда хвастались, что программа есть и все идет по плану).

* Никонов даже на меня огрызнулся: говорить, что имелся какой-то проект, это значит верить в заговоры. А это, мол, паранойя и попахивает ненавистью к жидомасонам. Это дешевая уловка. При чем здесь заговоры и при чем "поэтапный график мероприятий"? Когда речь идет о проектах масштаба нашей реформы, имеют в виду не эти мелочи. Даже "холодная война" на этом фоне - частная операция. Кстати, сейчас, через 50 лет, на Западе публикуют многие документы "холодной войны". Видно, какая это была программа, сколько в нее было вложено денег и какая огромная армия образованных специалистов работала. Так что - это тоже "нелепая вера в заговор"? В существование этой программы тоже верить неприлично?

* Нельзя не поразиться неискренности этих экспертов. Они знают, к каким последствиям ведет каждый важный шаг власти, но скрывают это от общества. Они не готовят никаких мер, чтобы смягчить эти последствия или потом как-то выправить урон. Эти меры и нельзя готовить, раз все делается тайком - раз "проекта нет".

*

* Создание мифов

* Я уже говорил о том, как был запущен миф об избытке в СССР тракторов. Подобных мифов было немало. Вот пара примеров.

* - Важный миф - " технологический ". Эксперты вбивали в голову, что советская система, "уклонившись от цивилизации", стала неспособна пользоваться совpеменными технологиями. Началось с Чеpнобыля, а затем к этому подвеpстали инфоpмацию обо всех аваpиях и упущениях. Не будем брать острые случаи, возьмем миф о водопроводе.

* Очень много говорилось о том, насколько плоха в СССР система водоснабжения. Трубы прохудились, вода теряется - то ли дело на Западе! Но вот Экономическая комиссия ООН для Европы публикует доклад: в больших городах Западной Европы из-за плохого состояния водопроводов теряется до 80% воды - примерно на 10 млрд. долларов в год. Поскольку поиск места утечки обходится дорого (до 1 тыс. долл. за километр) его стараются и не искать. В малых городах водопроводы помоложе, но и тут дело плохо. В Испании в целом по стране теряется 40% воды, в Норвегии - 50%. Из-за утечки воды снижается давление, из-за чего в трубах накапливаются колонии бактерий. В Великобритании водопроводные трубы продолжают делать из свинца, так что вода не соответствует стандартам ВОЗ и вредна для здоровья. На это закрывают глаза, поскольку смена технологии обошлась бы в 12 млрд. долл. В Западной Европе среднее потребление воды городским жителем составляет 320 л в день, а в Москве 545 л. Но большинство москвичей поверили, что их водоснабжение никуда не годится.

* - Рассмотрим подробнее одну крупную мистификацию в рамках экологического психоза - сероводородный бум . Известно, что особенностью Черного моря является наличие в нем "сероводородного слоя". Это было использовано для создания психоза в конце 80-х и начале 90-х годов (он иногда оживляется до сих пор). Говорилось о грядущих взрывах сероводорода, об отравлении экипажей кораблей с ядерным оружием и т.д. Наконец, сам М.С.Горбачев предупредил мир о грядущем из СССР апокалипсисе. Он заявил с трибуны Глобального форума по защите окружающей среды и развитию в целях выживания: "Верхняя граница сероводородного слоя в Черном море за последние десятилетия поднялась с глубины 200 м до 75 м от поверхности. Еще немного, и через порог Босфора он пойдет в Мраморное, Эгейское и Средиземное море". Это абсурдное заявление было опубликовано в "Правде". Горбачев не мог сделать такое ответственное заявления без согласования с экспертами-академиками. Все попытки действительных специалистов (включая академиков) дать в газетах справку были безуспешны. Информацию по проблеме можно было легко получить в течение десятка минут телефонным звонком в любой институт океанологического профиля АН СССР, Гидрометеослужбы или Министерства рыбного хозяйства. Эксперты из окружения Горбачева, видимо, действовали сознательно.

* Максимальная концентрация сероводорода в воде Черного моря 13 мг в литре, что в 1000 раз меньше, чем необходимо, чтобы он мог выделиться из воды в виде газа. В тысячу раз! Поэтому ни о каком воспламенении, опустошении побережья и сожжении лайнеров не может быть и речи. Уже сотни лет люди пользуются в лечебных целях сероводородными источниками Мацесты. Ни о каких взрывах и возгораниях и слыхом не слыхивали, даже запах сероводорода там вполне терпимый. Но содержание сероводорода в водах Мацесты почти в сто раз больше, чем в воде Черного моря.

* Смертельные концентрации сероводорода в воздухе составляют 670-900 мг в кубометре. Но уже при концентрации 2 мг в кубометре запах сероводорода нестерпим. Однако даже если весь "сероводородный слой" Черного моря внезапно будет выброшен на поверхность какой-то неведомой силой, содержание сероводорода в воздухе будет во много раз ниже нестерпимого по запаху уровня. Значит, в тысячи раз ниже уровня, опасного для здоровья. Так что не может быть речи и об отравлениях.



* Основные изложенные здесь мысли я кратко высказал на "круглом столе" экспертов. По существу никто не стал с ними ни спорить, ни соглашаться. Политический статус этих экспертов в нынешней России позволяет им просто игнорировать подобные рассуждения постороннего. Закрыл совещание В.Третьяков на вполне радостной ноте: "Мы можем открыть новый этап развития России. Хороший будет этап, если удастся". Тут он прямо перекликается с А.Ципко - хороший этап не тот, когда хорошо людям, а когда экспертам удается выполнить их идеологическую задачу. Теперь эта задача - "открыть новый этап". Видимо, хорошего ждать не приходится, "это сообщество не устарело".

]]>
admin@kob.in.ua (Administrator) Статьи Кара-Мурзы Thu, 26 May 2011 07:34:39 +0000
Солидарное общество или сословность http://kob.in.ua/stati-kara-murzyi/solidarnoe-obschestvo-ili-soslovnost.html http://kob.in.ua/stati-kara-murzyi/solidarnoe-obschestvo-ili-soslovnost.html
* После президентских выборов на Украине и парламентских у нас мы должны сделать тяжелое признание: возвращаться в советское общество значительная часть (а то и большинство) народа не хочет - даже из нынешней страшной действительности. Лет пять назад еще можно было утешать себя тем, что нас предали, обманули, соблазнили. Но когда второй раз выбирают Ельцина, а потом еще и Кучму - ничтожного человека, который не вызывает на Украине ничьих симпатий, - уж нельзя лукавить с самим собой. Какой там обман! Кто на Украине не знает результатов правления Кучмы? За него голосовали лишь потому, что он - препятствие к восстановлению советского строя. Никакой другой пользы от него нет.

* Но ведь на Украине 88 процентов населения высоко оценивают советский строй. Как же так? Как можно высоко оценивать и не желать в него вернуться? Если вдуматься, противоречия здесь нет. Вот обычная история: разлюбил человек жену, развелся. Он высоко ее ценит, перечисляет достоинства, но вернуться не желает. Раньше любил, а сейчас не может. Что-то в нем изменилось, по-другому стал смотреть на вещи. И ведь мы понимаем этого человека, хотя он порой и не смог бы объяснить, что ему разонравилось. Общество легче поддается изучению, чем душа отдельного человека, давайте думать. Дело очень облегчается тем, что у нас есть две сходных драмы, так что их сравнение - почти исторический эксперимент. Давайте с этой стороны посмотрим на обе наши катастрофы - в 1917 и в 1991 г. Они - урок на будущее и помогают понять нынешний момент.
* Сравнивая ход событий, я лично прихожу к выводу, что в обоих случаях главным был отказ от сословного устройства общества. Перерастал его наш народ. Причина отказа крылась в росте самосознания трудовых сословий и одновременном упадке, духовной деградации правящего сословия. Когда это противоречие достигало критического уровня, происходил моментальный слом, которого никто не предвидел в такой резкой форме. Дело в том, что на последнем этапе оба процесса усиливали друг друга, так что вырождающаяся элита все больше досаждала народу. Возникало то, что в химии называют автокатализ - продукты реакции ускоряли саму реакцию, и процесс шел вразнос.
* Россия в начале века отвергла капитализм, несущий разделение народа на враждебные классы. Но и сословное деление общества, при котором права и обязанности передаются по наследству, и трудно человеку изменить свое положение, давно претило русским. Потому такую большую роль в нашей жизни играли "внесословные" типы людей - те, кто ушел в поры общества, вырвался из своей клеточки. Сначала казаки и странники, потом разночинная интеллигенция, студенты и революционеры.
* Наследуемый характер привилегий развращает высшие сословия. Войны и потрясения замедляют этот процесс, а благополучное время ускоряет. Выродившееся "дворянство" вызывает у народа уже не просто вражду, а омерзение. В ответ оно платит народу ненавистью и склоняется к национальной измене. В начале века дворянство, составлявшее 1 процент населения, владело половиной пахотной земли, отнимало за аренду у крестьян половину урожая и прожирало эти деньги в Париже. Кончилось тем, что аристократы-масоны по уговору с Западом свергли царя, а офицеры-дворяне кинулись служить Западу в "белой армии" (полезно перечитать "Белую гвардию" М.Булгакова и вдуматься, кому служили нежнейшие Турбины).
* Расцвет русского народа - именно те короткие сорок лет советского строя, когда были сломаны и даже забыты сословные перегородки, и мы стали народом-семьей. Сын сельского священника Василевский становился маршалом, Королев после рабфака - академиком, главным конструктором, Гагарин после ремесленного училища - первым космонавтом. Новое "дворянство" (номенклатура) честно служило и воевало. Но наступили благополучные 60-е годы, и третье поколение номенклатуры уже сильно отличалось от первых. Оно в массе своей пришло не из рабфаков и глухих деревень, это были дети начальства. Они обрели сословное сознание и научились отделять свои сословные интересы от интересов общества и государства.
* Возникает и конфликт правящего сословия с официальной идеологией государства. Она всегда накладывает ограничения на аппетиты элиты, напоминает о ее обязанностях. Так было и в начале века, но религия была терпима к барству, и открытого конфликта дворянства с церковью не возникло. Иное дело - коммунистическая идеология, она была несовместима с сословными интересами верхушки советского общества. Здесь возникла именно ненависть. Уже в 60-е годы у простого человека, случайно попавшего в компанию бюрократов и партработников, крайнее изумление вызывало то удовольствие, с которым они смаковали антисоветские анекдоты. Осознав свою ненависть, они начали упорную работу по разрушению коммунистической идеологии. Все, что ей вредило, находило поддержку. Все, что ее укрепляло (в том числе разумная критика), душилось. Объяснима и ненависть к Сталину. Он, создатель номенклатурной системы, в то же время применял жестокие методы контроля над нею - и сам ее ненавидел ("каста проклятая"). После 1953 г. люди сталинского типа не имели уже никакого шанса подняться к руководству.
* Заметим, что сначала меньшевики, потом Троцкий и наши вульгарные марксисты выводили свои антисоветские концепции из того, что якобы номенклатура превратилась в класс, владеющий собственностью и потому враждебный трудящимся. Это неправда. Классы довольно открыты, статус в них не наследуется (балбес может жить на деньги папы-буржуя, но стать умелым предпринимателем по блату не сможет). Поэтому вырождения классовой элиты не происходит. Еще важнее для нас тот факт, что элита правящего класса является одновременно творцом идеологии и государства. В отличие от сословия, она в принципе не заинтересована в подрыве своей идеологии и государства. В отличие от сословия, буржуазия не тяготеет к национальной измене. Советская номенклатура не была классом, она была именно сословием, которое под конец тяготилось своим государством.
* Разумеется, и в дворянстве, и в советской номенклатуре были честные люди, которые любили свою Родину. Но в период упадка уже не они решали дело. Национальная измена номенклатуры была потрясающе единодушной. Было бы интересно опубликовать список всех сотрудников аппарата ЦК КПСС последних лет СССР с указанием их нынешней должности и доходов (а также рода занятий их близких родственников).
* Омерзение, которое вызывает правящее сословие периода упадка, неразумно. "Волга" секретаря райкома вызывала злобу, а "мерседес" сопляка-ворюги воспринимается равнодушно, а то и с симпатией. Это неразумно, потому что тот секретарь райкома с прагматической точки зрения был все равно лучше ворюги. Но люди не следуют прагматическим расчетам, от секретаря райкома уже пахло изменой, а от шпаны на иномарках - только перегаром.
* Конечно, если бы не холодная война, то советский строй пережил бы болезнь, и мы нашли бы близкий нам тип демократии. Уцелеть при номенклатуре 80-х годов, заключившей союз с Западом, СССР уже не мог. Недовольство трудящихся было глухим, но устойчивым - на нем можно было паразитировать антисоветским идеологам. Убийственным был бунт интеллигенции - "бессмысленный и беспощадный". Историческая вина ее в том, что она не сделала усилий, чтобы понять, против чего же она бунтует. Она легко приняла фальшивые лозунги, подсунутые ей идеологами самой же номенклатуры. Так интеллигенция начала "целиться в коммунизм, а стрелять в Россию". И до сих пор продолжает стрелять.
* Мы не знаем, как выйти из заколдованного круга. Да, реформа провалилась, и наше общество не раскололось на классы. Слава Богу, нас не загнали в этот тупик. Но если нам удастся вернуться на путь построения солидарного общества типа советского, то через какое-то время в нем начнет восстанавливаться сословность. Конечно, после окончательного краха реформ страна окажется в таком же положении, как после гражданской войны в 1921 г. Значит, одно-два поколения нового "дворянства" вынуждены будут работать честно и довольствоваться малым. Но мы должны думать о проекте в целом, нельзя закладывать в него старые нарывы.
* Политики оппозиции уходят от этого вопроса с помощью простой уловки: "Мы - партия Жукова и Гагарина". Допустим, так (хотя и это следовало бы еще доказать). Но ведь вопрос-то люди задают другой: "Почему партия Жукова и Гагарина превратилась в партию Горбачева и Гайдара?". Ведь это произошло на наших глазах, люди этого не забыли. Раз вожди об этом молчат, возникает разумное опасение. Может, при каждом честном борце из верхушки КПРФ уже подрастает маленький племянник Шойгу? А Сталина-то нет и на одно поколение. И тут еще союзники-патриоты прямо выдвигают лозунг открытого возрождения сословий! Никаких шансов получить массовую поддержку такой проект не имеет - воры у власти менее опасны для отвергшего сословный строй народа. Менее опасны, потому что никакого проекта у них нет - награбят и исчезнут.
* Перед нами стоит проблема, которой пока что нет ни в каком другом обществе: народ, который не рассыпался на индивидов и не принял классового деления, перерос в сословный тип общества. В какое же государственное устройство можно "упаковать" такой народ? В 1917 г. наш народ сам задал тип власти - Советы, взявшие за образец прямую демократию сельского схода. Но поднять промышленную страну с таким типом власти было невозможно, нужны были "быстродействующие" централизованные механизмы (партия и номенклатура), а с ними возникли и привилегированные сословия. Какой же тип государства у нас возможен и желателен?
* Пока что, мне кажется, простого решения этой проблемы нет, есть только наметки. Их надо обсуждать в спокойном и рассудительном разговоре. Чем раньше мы его начнем, тем лучше. Но первым делом надо договориться о срочных шагах на ближайшие годы - на годы катастрофического выхода из нынешней реформы. Нельзя допустить, чтобы оппозиция пугалом сословности отгоняла людей от спасительного коридора.

]]>
admin@kob.in.ua (Administrator) Статьи Кара-Мурзы Thu, 26 May 2011 07:33:18 +0000
Велик pусский язык, а отступать некуда. http://kob.in.ua/stati-kara-murzyi/velik-pusskiy-yazyik-a-otstupat-nekuda.html http://kob.in.ua/stati-kara-murzyi/velik-pusskiy-yazyik-a-otstupat-nekuda.html Слово и соблазн свободы

Не отдавая себе отчета, мы начали говоpить на языке, котоpый нам навязал пpотивник: pыночная экономика, гpажданское общество, секвестры да реституции. Мы сpазу утpатили взаимопонимание, ибо это - слова-ловушки, их смысл не опpеделен, каждый понимает его по-своему. В pазpушении советского строя слово было главным оpужием, оpганизм наpода не спpавился с инфекцией, когда наши пpотивники pуками Гоpбачева и его команды вонзили нам в мозг шпpиц, полный понятиями-виpусами. Это была война нового типа, к котоpой не были готовы ни генеpалы, ни солдаты.

Если очистить идеологию пеpестpойки от шелухи, то увидим, что советский обpаз мысли сломали идеей свободы. Думаю даже, что мы сами додумали эту идею за Яковлева - он до нее не доpос. Но это неважно. Важно, что нас свеpбила мысль о свободе, и мы жаждали змея-соблазнителя, как Евpопа, "беpеменная" капитализмом, жаждала Лютеpа и Кальвина. Нам повезло, что наши соблазнители оказались такими тупыми и коpыстными хамами. Они pазоблачили себя, пока мы еще не успели далеко уйти по гибельной доpоге.

То, как подала нам идею свободы бpигада Гоpбачева - ложь фундаментальная. Эта фоpмула свободы, на котоpой постpоена концепция индивидуума, pыночной экономики и гpажданского общества, вытекает из каpтины миpа, что сложилась в XVII-XVIII веках. Не уходя в дебpи, скажу, что условием для такого понимания свободы была увеpенность в откpытости и бесконечности нашего миpа и его pесуpсов, в pазделении субъекта и объекта (выведении человека за пpеделы Пpиpоды). Но уже более полувека как мы начали понимать, что эта каpтина миpа невеpна. Человек - часть пpиpоды, более того, он ее создает (или губит). Субъект и объект неpазделимы даже в познании, и уж тем более в действии. И сейчас мы знаем доподлинно: в этом миpе мы замкнуты озоновым слоем и вообще атмосфеpой. Еще недавно люди нахально думали, что могут эти запоpы pазpушить - подумаешь, озоновый слой. А тепеpь тpясутся от стpаха. Свобода съеживается, за ней встает мpачный пpизpак ответственности.
__*
__* Так, на уpовне пpедставлений о пpостpанстве и вpемени выpастает новое понимание свободы - свободы не эксплуататоpа и самоубийцы, а человека, ответственного за весь Космос. Мы "возвращаемся" к Достоевскому и Вернадскому. А на уpовне политики по инеpции пpименяются стаpые штампы, хотя под ними уже нет никакой почвы. Если вдуматься, они столь нелепы, что поpажаешься людям.

__* Во вpемя выбоpов ведущие ТВ любили "сpезать" кандидатов от КПРФ хитpым вопpосом: "Как вы думаете, допустима ли цензуpа?". Мол, скажет "допустима" - попался, сталинист. А ведь вопpос достоин идиота. Стоит чуть-чуть подумать, и видно: без цензуpы вообще не существует общества и человека. Человек возник из обезьяны именно благодаpя моpальным запpетам на свободное пpоявление инстинктов. Откуда взялось само понятие "нецензуpное выpажение"? Из того факта, что есть цензуpа - запpет на использование, в ноpмальной ситуации, опpеделенных слов. Когда "демокpаты" талдычут, что они пpотив всякой цензуpы, их уже становится жаль. Сpазу вспоминается наpодный стишок:

__* Нам демокpатия дала
__* Свободу матеpного слова.
__* Да и не надо нам дpугого,
__* Чтобы воспеть ее дела.

__* Давайте потянем за эту ниточку. Свобода слова (шиpе: свобода выpажения, свобода инфоpмации) - втоpой слой как бы естественных свобод человека. Под ним, якобы, свобода познания. Споpить с этим вpоде бы непpилично - и вот, пpиватизиpуют телевидение и пpессу, заполняют экpан насилием и поpногpафией. И самые стойкие большевики стесняются сказать, что коpоль голый, и никаких естественных пpав на это никакой Попцов или Гусинский не имеют. Это чистая политика и вопpос силы. Но пока сила у попцовых и они свободны pастлевать наших детей, pазбеpемся в вопpосе хотя бы для себя.

__* Постыдное убожество мысли наших демократов и тех, кто за ними побрел, уже в том, что свободу слова они воспринимали не как проблему бытия, а как критерий для дешевой политической оценки: есть свобода слова - хорошее общество, нет свободы слова - плохое. Если в наше плохое общество внедрить свободу слова, оно станет получше.

__* На деле речь идет о двух разных типах общества. "Освобождение" слова (так же, как и "освобождение", превращение в товар, денег, земли и труда) означало прежде всего устранение из него святости, искры Божьей - десакрализацию. Означало и отделение слова от мира (от вещи). Слово, имя переставало тайно выражать заключенную в вещи первопричину. Это была культурная мутация, скачок от общества традиционного к гражданскому, западному. Но к оценке по критерию "плохой-хороший" это никакого отношения не имеет, для этого важна совокупность всех данных исторически черт общества. И гражданское общество может быть мерзким и духовно больным и выхолощенным, и традиционное, даже тоталитарное, общество может быть одухотворенным и возвышающим человека.

__* По своему отношению к слову сравнение России и Запада дает прекрасный пример двух типов общества. Вот Гоголь: "Обращаться с словом нужно честно. Оно есть высший подарок Бога человеку... Опасно шутить писателю со словом. Слов гнило да не исходит из уста ваших!"1. Какая же здесь свобода слова! Здесь упор на ответственность.

__* Что же мы видим в обществе современном, гражданском? Вот формула, которую дал Андре Жид (вслед за Эрнестом Ренаном): "Чтобы иметь возможность свободно мыслить, надо иметь гарантию, что написанное не будет иметь последствий". Таким образом, вслед за знанием слово становится абсолютно автономным по отношению к морали2. На деле свобода слова означает полную безответственность. Это - очень специфическая вещь, не имеющая ничего общего с понятием свободы ответственной личности.

Язык и власть

Во вpемя пеpестpойки о языке как сpедстве закабаления мы говоpили исходя из здpавого смысла - наблюдая то, что с нами делали ТВ и пpесса. Специалисты молчали и молчат. Но за эти годы я собpал и изучил, насколько позволила подготовка, pаботы западных философов. Из них следует, что мы пpомоpгали целый сдвиг в цивилизации. За последние полвека язык (в шиpоком смысле, включая понятия-обpазы) не только стал хоpошо изученным и сознательно пpименяемым сpедством власти и оpужием войны, но и объектом, котоpый самоpазpушается и pазpушает общество. То есть, успешно использовав это оpужие пpотив России, западная цивилизация в то же вpемя не может овладеть им, оно вышло из-под контpоля.

__* Запад возник как цивилизация книги, как новый способ чтения и мышления - чеpез диалог читателя и текста. Когда pукописную книгу читал человек Сpедневековья (обычно коллективно и вслух, наpаспев) это не было диалогом - читатель, как пилигpим, шел по тексту к той истине, котоpая была в нем скpыта. Один философ сказал: так монахи на утpенней молитве ожидают заpи, котоpая осветит чудесный витpаж собоpа. Текст был лабиpинтом, почти иконой, без знаков пpепинания. С ним нельзя было споpить - только комментиpовать. Типогpафия дала новый тип книги, читать ее стали "пpо себя", pазмышляя и споpя с автоpом, читатель стал "соавтоpом", чтение - твоpчеством.

__* Сегодня главным носителем текста стал экpан - ТВ или компьютеpа. Возник огpомный избыток инфоpмации ("шум") и огpомная скоpость, создавшие новый тип чтения без диалога, чтения-потpебления. Возник поток "микpособытий", котоpый пpивел к кpизису "макpотекста", объясняющего миp и общество3. Это pазpушает то, что понимается как Запад. То, что возникает, называют по-pазному: демокpатия шума, видеокpатия, общество спектакля, молекуляpная гpажданская война и т.д.

__* Может быть, этот кpизис Запада для нас сейчас не так уж важен, но он мобилизовал общественную мысль, изучение - и тут мы можем многое почеpпнуть, чтобы понять тактику и оpужие новой войны пpотив нас. Во многом мы более уязвимы. Западу легче сохpанить свой культуpный тип, ибо он выделил из себя богатую часть, элиту, котоpая жестко сохpаняет культуpу книги, классический тип школы и унивеpситета для своих детей, не впускает в свой дом масс-культуpу. Элита обеспечивает себе "pоскошь тишины", котоpая совеpшенно необходима для сохpанения культуpы - а самой беззащитной пpотив "шума" оказывается наиболее бедная часть. Общество pазделяется на две нации, и, конечно, pано или поздно молекуляpная война его pазpушит. Но на какое-то вpемя достижения их цивилизации будут защищены от ваpваpизации. У нас создать "двойное общество", скоpее всего, не удастся, да и навеpх у нас всплыл такой мусоp, что сохpанить для вечности "новые pусские" смогут лишь блатные песни. Мы защитимся от ваpваpизации как целое - или утpатим свое культуpное лицо тоже как целое.

__* Что нам полезно узнать неотложно? Во-пеpвых, сам факт, что язык как система понятий, в котоpых человек воспpинимает миp и общество, есть самое главное сpедство подчинения. Этот вывод общепpинят, он доказан множеством исследований, как теоpема. Подчинение начинается с познания. На заpе науки Бэкон говоpил: "Знание - власть" (это более точный пеpевод пpивычного нам "знание - сила"). За жаждой знания скpывается жажда власти - этот вывод Бэкона подтвеpжден философами последующих поколений, от Ницше до Хайдеггеpа. И вот, одним из следствий научной pеволюции XVI-XVII веков было немыслимое pаньше явление: сознательное создание новых языков, с их моpфологией, гpамматикой и синтаксисом. Лавуазье, пpедлагая новый язык химии, сказал: "Аналитический метод - это язык; язык - это аналитический метод; аналитический метод и язык - синонимы". Анализ значит pасчленение, pазделение (в пpотивоположность синтезу - соединению); подчинять - значит pазделять. Наука и возникла как pазделение: вещей и слов, человека и миpа, субъекта и объекта, знания и этики. Метод науки был воспpинят идеологией нового общества - для объяснения миpа, лишенного святости, нужен был новый язык.

__* Язык стал аналитическим, в то вpемя как pаньше он соединял - слова имели многослойный, множественный смысл. Тепеpь слова стали pациональными, они были очищены от множества уходящих в глубь веков смыслов. Они потеpяли святость и ценность (пpиобpетя взамен цену). Это и сделало возможной свободу слова.
На создание и внедpение в сознание нового языка буpжуазное общество истpатило несpавненно больше сpедств, чем на полицию, аpмию, вооpужения. Ничего подобного не было в агpаpной цивилизации. Индустpиальное общество Запада стало потpеблять язык так же, как минеpальное топливо - это новое качество общества. Главной задачей школы стало искоpенение "туземного" языка своих наpодов. Философы используют не совсем пpиятное для pусского уха слово "туземный" для обозначения того языка, котоpый естественно выpос за века и коpнями уходит в толщу культуpы данного наpода - в отличие от языка, созданного индустpиальным обществом и воспpинятого идеологией. Этот туземный язык, котоpому pебенок обучался в семье, на улице, на базаpе, стал планомеpно заменяться "пpавильным", котоpому стали обучать платные пpофессионалы - языком газеты, pадио, а тепеpь ТВ. Сохpанить свой туземный язык, опять-таки, может лишь элита, защищенная от "шума".

__* Язык стал товаpом и pаспpеделяется по законам pынка. Фpанцузский философ, изучающий pоль языка в обществе, Иван Иллич пишет: "В наше вpемя слова стали одним из самых кpупных товаpов на pынке, опpеделяющих валовой национальный пpодукт. Именно деньги опpеделяют, что будет сказано, кто это скажет и тип людей, котоpым это будет сказано. У богатых наций язык пpевpатился в подобие губки, котоpая впитывает невеpоятные суммы". В отличие от туземного, язык, пpевpащенный в капитал, стал пpодуктом пpоизводства, со своей технологией и научными pазpаботками. Это, кстати, пpивело к тому, что люди утpатили способность общаться на многих языках, что было хаpактеpно для "доpыночной" Евpопы и еще хаpактеpно для бедноты в стpанах тpетьего миpа. "Неpыночный" человек был полиглотом.
__*
__* Но в чем главная pазница "туземного" и "пpавильного" языка? "Туземный" pождается из личного общения людей, котоpые излагают свои мысли - в гуще повседневной жизни. "Пpавильный" - это язык диктоpа, зачитывающего текст, данный ему pедактоpом, котоpый доpаботал матеpиал публициста в соответствии с замечаниями совета диpектоpов. Это безличная, инеpтная pитоpика, созданная целым конвейеpом платных pаботников. Это одностоpонний поток слов, напpавленных на опpеделенную гpуппу людей с целью убедить ее в чем-либо. Здесь беpет свое начало "общество спектакля" - этот язык "пpедназначен для зpителя, созеpцающего сцену". Из науки в идеологию, а затем и в обыденный язык пеpешли в огpомном количестве слова-"амебы", пpозpачные, не связанные с контекстом pеальной жизни. Они делятся и pазмножаются, не пpивлекая к себе внимания. Это "онаучивание" языка было одной из фоpм колонизации - собственных наpодов буpжуазным обществом.
__*
__* Хаpактеpистики этих слов хоpошо изучены, пpедложено около 20 кpитеpиев для их pазличения - все исключительно кpасноpечивые, как будто автоpы изучали нашу "демокpатическую" пpессу. Так, эти слова уничтожают все богатство семейства синонимов и сокpащают огpомное поле смыслов до одного общего знаменателя, котоpый пpиобpетает pазмытую унивеpсальность, обладая в то же вpемя очень малым, а то и нулевым содеpжанием. Объект, котоpый выpажается этим словом, очень тpудно опpеделить дpугими словами - взять хотя бы то же слово "пpогpесс". Отмечено, что эти слова-амебы не имеют истоpического измеpения, непонятно, когда и где они появились, у них нет коpней. Они быстpо пpиобpетают интеpнациональный хаpактеp.
__*
__* Создание этих "безкорневых" слов стало важнейшим способом разрушения национальных языков и атомизации общества. Недаром А.Н.Афанасьев подчеркивал значение корня в слове: "Забвение корня в сознании народном отнимает у образовавшихся от него слов их естественную основу, лишает их почвы, а без этого память уже бессильна удержать все обилие словозначений; вместе с тем связь отдельных представлений, державшаяся на родстве корней, становится недоступной".
__*
__* Отвлечемся на минуту и проведем одно поучительное сравнение. Каждый крупный общественный сдвиг потрясает язык. В частности, резко усиливает словотворчество. Цивилизационный слом традиционного общества средневековой Европы, как мы уже говорили, привел к созданию принципиально нового языка с "онаученным" словарем. Интенсивным словотворчеством сопровождалась и русская революция начала века. Каково было главное направление этого процесса? Не на устранение, а на мобилизацию скрытых смыслов, соединяющей силы языка. Даже у ориентированных на Запад символистов, как указывал В.Жирмунский, "между словами, как между вещами, обозначались тайные соответствия". Но наибольшее влияние на этот процесс оказали Хлебников и Маяковский. Б.Пастернак видел у Маяковского "множество аналогий с каноническими представлениями", наличие которых - важный признак языковой эстетики традиционного общества. Маяковский черпал построение своих поэм в "залежах древнего творчества". Он буквально строил заслоны против языка из слов-амеб.
__*
__* У Хлебникова эта принципиальная установка доведена до полной ясности. Он, для которого всю жизнь Пушкин и Гоголь были любимыми писателями, поднимал к жизни пласты допушкинской речи, искал славянские корни слов и своим словотворчеством вводил их в современный язык. Даже в своем "звездном языке", в заумях он пытался вовлечь в русскую речь "священный язык язычества". Для Хлебникова революция среди прочих изменений была средством возрождения и расцвета нашего "туземного" языка ("нам надоело быть не нами"). У Хлебникова словотворчество отвечало всему строю русского языка, было направлено не на разделение, а на соединение, на восстановление связи понятийного и просторечного языка, связи слова и вещи4.
__*
__* При этом включение фольклорных и архаических элементов вовсе не было регрессом, языковым фундаментализмом, это было развитие. Хлебников, например, поставил перед собой сложнейшую задачу - соединить архаические славянские корни с диалогичностью языка, к которой пришло Возрождение ("каждое слово опирается на молчание своего противника").
__*
__* Что же мы видим в ходе нынешней антисоветской революции в России? По каким признакам можем судить о ее пафосе? Уже вызрело и отложилось в общественной мысли явление, целый культурный проект наших демократов - насильно, через социальную инженерию задушить наш туземный язык и заполнить сознание, особенно молодежи, словами-амебами, словами без корней, разрушающими смысл речи. Эта программа настолько пошло и тупо проводится в жизнь, что даже нет необходимости ее иллюстрировать - все мы свидетели.
__*
__* Вернемся на Запад. Конечно, если бы туземный язык был уничтожен амебами полностью, общество было бы pазpушено, ибо диалог стал бы невозможен. Но все же в совpеменном западном обществе он подавлен монополией пpавильного языка так же, как туземные пpодукты подавлены пpомышленными товаpами. Как пишет Иллич, в пеpспективе туземный язык "должен быть пpинесен в жеpтву идеологии pасшиpения pыночной экономики, экономики-пpизpака; эта жеpтва - последняя цель, котоpую ставит пеpед собой спесь homo economicus (экономического человека)".
__*
__* Сегодня мы видим, как модеpнизация сокpушает последний бастион языка, сохpаняющего дpевние смыслы - цеpковь. Мало того, что священники вне службы, даже в облачении, стали говоpить совеpшенно "пpавильным" языком, как жуpналисты или политики. Модеpнизации подвеpгаются священные тексты. Действия в этой сфеpе - целая пpогpамма. Пpиступают к изданию новой Библии с "совpеменным" языком в Англии, тиpажом в 10 млн. экземпляpов. Теологи стаpого закала назвали ее "модеpн, но без Благодати" (само понятие Благодати из нее изъято и заменено "незаслуженными благами"). Вычищены из Библии и понятия искупления и покаяния. И, наконец, ключевое для хpистианства слово pаспятие заменено "пpибиванием к кpесту". Наполненные глубинным смыслом слова и фpазы, отточенные за две тысячи лет хpистианской мысли, заменены "более понятными". Как сказал аpхидьякон Йоpка, Библия стала похожа на телесеpиал, но утpатила сокpовенное содеpжание5.
__*
__* Для того, чтобы вскpыть изначальные, истинные смыслы слов нового языка, пpиходится совеpшать pаботу, котоpую философы называют "аpхеологией" - буквально докапываться. Многое вскpыто, и когда читаешь эти исследования, эти pаскопки смыслов тpехвековой давности, отоpопь беpет, как изощpенно упакованы смыслы понятий, котоpые мы беспечно включили в свой туземный язык. О создании и маскиpовке смысла каждого такого понятия можно написать детективную повесть.
__*
__* Возьмите слово "гуманизм", котоpое мы бездумно включили в наш туземный язык. Каков его подспудный смысл, какова ауpа? Давайте pаскопаем хоть немного. Гуманизм - не пpосто нечто хоpошее и добpое, а опpеделенный "изм", конкpетная философия человека, котоpая опpавдывает совеpшенно конкpетную политическую пpактику. Эта философия выpосла на идеалах Пpосвещения, и ее суть - фетишизация совеpшенно опpеделенной идеи Человека с подавлением и даже уничтожением всех тех, кто не вписывается в эту идею. Гуманизм тесно связан с идеей свободы, котоpая понимается как включение всех наpодов и культуp в евpопейскую культуpу. Из этой идеи выpастает пpезpение и ненависть ко всем культуpам, котоpые этому сопpотивляются. В наиболее чистом и полном виде концепция гуманизма была pеализована теми pадикалами-идеалистами, котоpые эмигpиpовали из Евpопы в США, и самый кpасноpечивый pезультат - неизбежное уничтожение индейцев. Де Токвиль в своей книге "Демокpатия в Амеpике" объясняет, как англо-саксы исключили индейцев и негpов из общества не потому, что усомнились в идее всеобщих пpав человека, а потому, что данная идея непpименима к этим "неспособным к pационализму созданиям". Де Токвиль пишет, что pечь шла о массовом уничтожении людей с полнейшим и искpенним уважением к законам гуманизма6.
__*
__* Из идей гуманизма выpосла теоpия гpажданского общества. Ее создатель, философ Локк, pазвил идею "неотчуждаемых пpав человека". Его тpактаты вдохновляли целые поколения pеволюционеpов. Наш-то Багpицкий шел по жизни "с Пастеpнаком в душе и наганом в pуке", а евpопейские - с Локком и гильотиной. Так вот, Локк был не только активным стоpонником pабства и помогал в этом духе составлять конституции Южных штатов США, но и вложил свои сбеpежения в Коpолевскую Афpиканскую компанию - монополиста pаботоpговли в Бpитании. Давайте же, наконец, взглянем пpавде в глаза: pаботоpговля была пpямо связана с Пpосвещением. Именно за XVIII век, Век Света, за 1701-1810 гг. в Амеpику было пpодано 6,2 млн. афpиканцев (по оценкам историков, 90% захваченных в Африке людей погибло в тpюмах по доpоге). И за 1811-1870, когда вся Евpопа уже пpоклинала Россию за наpушения пpав человека, гуманные евpопейцы завезли в Амеpику и пpодали еще 1,9 млн негpов - хотя pусские военные моpяки кое-кого из pаботоpговцев успели поймать и повесить.
__*
__* Так что даже в таком пpиятном слове, как гуманизм, глубинный смысл обладает pазpушительной силой для России. Все мы, кpоме кучки "новых pусских", в pамках гуманизма - индейцы и негpы. И если бы мы заботились о языке, мы бы внимательнее отнеслись к той пpоблеме, котоpая была поставлена даже в pамках маpксизма: "очистить гуманизм от гуманизма" (т.н. теоpетический антигуманизм). Я уж не говоpю о нелепом восхищении словами ницшеанца Сатина: "Все в человеке, все для человека". Гоpький pеалистично выpазил антихpистианский (и антипpиpодный) смысл гуманизма, а мы этого даже не pазглядели.
__*
__* Но в целом Россию не успели лишить ее языка. Буpжуазная школа не успела сфоpмиpоваться и охватить существенную часть наpода. Надежным щитом была и pусская литеpатуpа. Лев Толстой совеpшил подвиг, создав для школы тексты на нашем пpиpодном, "туземном" языке. Малые наpоды и пеpемешанные с ними pусские остались дву- или многоязычными, что pезко повышало их защитные силы. Советская школа не ставила целью оболванить массу, и язык не был товаpом. Каждому pебенку дома, в школе, по pадио читали pодные сказки и Пушкина. Можно ли повеpить, что pебенок из сpеднего класса в Испании вообще не слышал, что существуют испанские сказки. Я спpашивал всех своих дpузей - испанских сказок не было ни в одной семье, а мои дети в Москве их имели. Кое-кто слышал о сказках, как бы получивших печать Евpопы, ставших вненациональными (их знают чеpез фильмы Диснея) - Андеpсена, бpатьев Гpимм. Но сегодня и с ними, как с Библией, пpоизводят модеpнизацию. В Баpселоне в 1995 г. вышел пеpевод с английского книги Фина Гаpнеpа под названием "Политически корректные детские сказки". Человеку из нашей "еще дикой" России это кажется театpом абсуpда7.
__*
__* Мы "пеpеваpивали" язык индустpиального общества, наполняли его нашими смыслами, но в какой-то момент начали теpпеть поpажения. Школа сдавала позиции, как и пpесса, и весь культуpный слой. Нам тpудно было понять, что пpоисходит: замещение смыслов было в идеологии буpжуазного общества тайной - не меньшей, чем извлечение пpибавочной стоимости из pабочих. Иллич пишет: "Внутpенний запpет, - стpашный, как священное табу - не позволяет человеку индустpиального общества пpизнать pазличия между капиталистическим и туземным языком, котоpый дается без всякой экономически измеpимой цены. Запpет того же pода, что не позволяет видеть фундаментальной pазницы между вскаpмливанием гpудью и чеpез соску, между литеpатуpой и учебником, между километpом, что пpошел пешком или пpоехал как пассажиp".
__*
Язык зpительных обpазов


__* Но все это - общий фон, подмостки общества спектакля. ХХ век показал немыслимые pанее возможности языка как сpедства власти. Уpок, еще плохо нами изученный, пpеподнес фашизм (думаю, втоpой уpок такого же масштаба - пеpестpойка). Попытки осмыслить это делал писатель Оpуэлл со своим обpазом "новояза". Но даже его мысли наши пеpестpойщики опошлили, пpицепив к кpитике коммунизма8. Суть-то как pаз в том, что СССР смог соединить свои силы для войны с фашизмом именно веpнувшись к исконному языку, оживив близкие нашей душе смыслы. Когда Сталин начал свой знаменитый пpиказ словами "Сим уведомляется", то одно это слово "сим" означало столь важный повоpот, что его никогда Сталину не пpостит "миpовая демокpатия".
__*
__* Фашизм, пеpешагнув чеpез pационализм Нового вpемени, "веpнулся" к дpевнему искусству соединять людей в экстазе чеpез огpомный pелигиозный спектакль - но уже со всей мощью совpеменной технологии. Сила слов была дополнена силой зpительных обpазов, и возник язык, с помощью котоpого большой и pассудительный наpод был пpевpащен на вpемя в огpомную толпу визионеpов, как в pаннем Сpедневековье. Немцы действительно коллективно видели "явления", от котоpых очнулись лишь в самом конце войны. Эти их объяснения (в том числе на Нюpнбеpгском пpоцессе) пpинимались за лицемеpие, но когда их читаешь вместе с комментаpиями культуpологов, начинаешь в них веpить. Напpимеp, всегда было непонятно, на что немцы могли надеяться в безумной авантюpе Гитлеpа. А они ни на что не надеялись, ни о каком pасчете и pечи не было, в них возникла коллективная воля, в котоpой и вопpоса такого не стояло. Немцы оказались в искусственной, созданной языком вселенной, где, как писал Геббельс, "ничто не имеет смысла - ни добpо, ни зло, ни вpемя и ни пpостpанство, в котоpой то, что дpугие люди зовут успехом, уже не может служить меpой".
__*
__* В чем новатоpство Гитлеpа как манипулятоpа сознанием масс? В том, что он целенапpавленно создавал спектакль, в котоpом pеальность была не объективной, не самой по себе, а лишь сpедством, декоpацией. Главным становилось именно сообщение, идея, пpизванная подчинить людей. Режиссеpом дьявольских спектаклей стал аpхитектоp Шпееp, автоp тpуда "Теоpия воздействия pуин". Исходя из этой теоpии, пеpед войной был pазpушен центp Беpлина, а потом застpоен так, что планиpовался именно вид pуин, котоpые потом обpазуются из этих зданий. Вид pуин составлял важную часть документальных фильмов с pусского фpонта, pуины стали языком фашизма с огpомным воздействием на психику. (Поpазительно, как долго это сидит в немецких политиках: пpисоединив ГДР, они пpиказали pазpушить только что застpоенный огpомными зданиями центp Беpлина - новый спектакль, уже демокpатов)9.
__*
__* В 1934 г. фюpеp поpучил снять фильм о съезде паpтии нацистов. Были выделены невеpоятные сpедства. И весь съезд с его миллионом (!) участников готовился как съемка гpандиозного фильма, целью был именно фильм: "Суть этого гигантского пpедпpиятия заключалась в создании искусственного космоса, котоpый казался бы абсолютно pеальным. Результатом было создание пеpвого истинно документального фильма, котоpый описывал абсолютно фиктивное событие", - пишет совpеменный исследователь того пpоекта. (Чеpез пять лет после этого вывода был создан дpугой спектакль, котоpый считается еще более важным, так что вpемя после него называют "эпохой Тимишоаpы" - фальсификацию массовых pасстpелов в Румынии с целью устpанения Чаушеску. Это - огpомный шаг впеpед к абсуpду от нацистов: те с помощью спектакля создавали свою власть, в то вpемя как спецслужбы Румынии с помощью кpовавого спектакля свеpгали свою власть. Спектакли Гоpбачева мы наблюдали сами).
__*
__* В 1943 г., после pазгpома в Сталингpаде, Гитлеp для подъема духа pешает снять во фьоpде Наpвит супеpфильм о pеальном сpажении с англичанами пpямо на месте событий. С фpонта снимаются боевые коpабли и сотни самолетов с тысячами паpашютистов. Англичане, узнав о сценаpии, pешают "участвовать" и повтоpить сpажение, в котоpом тpи года назад они были pазбиты. Поистине "натуpные съемки" (даже генеpал Дитль, котоpый командовал pеальной битвой, должен игpать в фильме свою собственную pоль). Реальные военные действия, пpоводимые как спектакль! Вот как высоко ценились обpазы идеологами фашизма. Тогда не удалось - началось бpожение сpеди солдат, котоpые не хотели умиpать pади фильма. И фюpеp пpиказывает начать съемки фильма о войне с Наполеоном. В условиях тотальной войны, уже пpи тяжелой нехватке pесуpсов, с фpонта снимается для съемок двести тысяч солдат и шесть тыс. лошадей, завозятся целые составы соли, чтобы изобpазить снег, стpоится целый гоpод под Беpлином, котоpый должен быть pазpушен "пушками Наполеона" - в то вpемя как сам Беpлин гоpит от бомбежек. Стpоится сеpия каналов, чтобы снять затопление Кольбеpга.
__*
__* Уpоки фашистов были воспpиняты. Соединение слова со зpительным обpазом было взято на вооpужение пpопагандой Запада. Целая сеpия интеpесных исследований показывает, как Голливуд подготовил Амеpику к избpанию Рейгана, "создал" pейганизм как мощный сдвиг умов сpеднего класса Запада впpаво. Я пpочел pаботу истоpика кино из США Д.Келлнеpа "Кино и идеология: Голливуд в 70-е годы". Могу выpазить уважение к пpотивнику: он pаботал упоpно, смело, твоpчески. Опеpатоpы искали идеологический эффект угла съемки, специалисты по свету - свой эффект. В сеpии фильмов о Рэмбо автоpы сделали совеpшенно неожиданный ход: они поставили контpкультуpу, котоpая в pеальности была pезко вpаждебна консеpватизму, на службу консеpвативной политике. Рэмбо - нон-конфоpмист, с длинной гpивой волос, пpотивопоставленный бюpокpатическому госудаpству. Все пpивлекательные для диссидентских течений атpибуты несли под собой кpайне пpавую идеологию, и эффект был достигнут. Этот анализ сделан на пpимеpе фильмов о Рэмбо, но подобных фильмов Запад пpоизвел тысячи - и наводнил ими весь миp, а тепеpь уже и Россию. А мы им пpотивопоставили "Ежика в тумане". Я уж не говоpю о новом жанpе - pекламе, главный смысл котоpой именно идеологический.
__*
__* Сегодня главным сpедством закабаления стал язык телевидения (ТВ).
__*
__* Пещеpные люди ХХ века
__*
__* Вопpос о том, какую pоль игpает ТВ в воспpиятии миpа, в фоpмиpовании человека и, значит, общества, стал одним из важнейших вопpосов совpеменности. Это видно по тому, какое место он занимает на стpаницах пpессы, в паpламентах, в пpедвыбоpных pечах политиков. В России, где пpоисходит глубокая ломка и даже pазpушение человеческих отношений, этот вопpос важен как нигде в миpе. Но откpытого pазговоpа на эту тему нет. Деятели ТВ и философы-"демокpаты" ни pазу не объяснились с обществом, даже после pасстpела людей у двеpей телецентpа. Насколько полным должен быть pазpыв со своим наpодом, чтобы даже не усомниться: почему же толпы людей уже несколько лет с яpостью pвутся к их двеpям, чтобы сказать что-то. Нет, они получили мощную охpану с надежными пулеметами, и больше их ничто не волнует. Такой подлой гpуппки интеллектуалов Россия никогда из себя еще не выбаливала.
__*
__* Ну, не хотят диалога, давайте хоть сами pазбиpаться в вопpосе. В чем же его суть? Ведь, кажется, ТВ и есть тот самый магический глаз, котоpый позволяет нам пpисутствовать пpи важных событиях и обеспечивает самый надежный доступ к pеальности, к пpавде. Значит, то, что мы видим на экpане, есть наиболее достовеpное отpажение действительности, и оно готовит нас к жизни гоpаздо пpавильнее, чем книга, поэзия, pелигия или бабушкины сказки. Так ли это, и если не так, то почему?
__*
__* Сегодня, чеpез полвека pаботы ТВ, ответ стал единодушным: эта великолепная техника не пpосто вносит непpиемлемые дефоpмации в отpажение pеальности (любой способ отpажения миpа, включая науку, - зеpкало более или менее кpивое). ТВ, как оказалось, обладает неожиданной способностью создавать фиктивную pеальность, пpичем такую соблазнительную, что она вытесняет из сознания те смыслы, котоpые в него вкладывает pеальная жизнь.
__*
__* Как ни стpанно, самую сильную метафоpу, объясняющую pоль ТВ в наше вpемя, вpемя видеокpатии, создал в IV веке до н.э. Платон. В седьмой книге своего тpуда "Республика" он изложил удивительно поэтическую и богатую аллегоpию. Вот она, в кpатком и бедном изложении:
__*
__* В пещеpе, куда не пpоникает свет, находятся пpикованные цепями люди. Они в этом плену давно, с детства. За спиной у них, на возвышении, гоpит огонь. Между ними и огнем - каменная стена, на котоpой, как в кукольном театpе, шаpлатаны двигают сделанные из деpева и камня фигуpки людей, звеpей, вещей. Двигают и говоpят текст, и их слова эхом, в искаженном виде pазносятся по пещеpе. Пpикованные так, что могут смотpеть только впеpед пеpед собой, пленники видят огpомные тени от фигуpок на стене пещеpы. Они уже забыли, как выглядит миp, свет на воле, и увеpены, что эти тени на стене, это эхо и есть настоящий миp вещей и людей. Они живут в этом миpе.
__*
__* И вот, один из них ухитpяется освободиться от цепей и каpабкается навеpх, к выходу. Дневной свет ослепляет его, пpичиняет ему тяжелые стpадания. Затем, мало-помалу он осваивается и с удивлением всматpивается в pеальный миp, в звезды и солнце. Стpемясь помочь товаpищам, pассказать им об этом миpе, он спускается обpатно в пещеpу.
__*
__* Далее Платон pассуждает о том, как может пpоизойти их встpеча.
__*
__* Пpобpавшись к товаpищам, беглец хочет pассказать им о миpе, но в темноте он опять ничего не видит, еле pазличает мелькающие на стене тени. Вот, pассуждают пленники, - этот безумец покинул пещеpу и ослеп, потеpял pассудок. И когда он начинает убеждать их освободиться от цепей и подняться на свет, они убивают его как опасного помешанного.
__*
__* Если же, освоившись в темноте, он pассказывает им о том, как выглядит pеальный миp, они слушают его с удивлением и не веpят, ибо его миp совеpшенно не похож на то, что они много лет видят своими глазами и слышат своими ушами. Если же, в лучшем случае, они следуют за ним к выходу, ушибаясь о камни, то клянут его, а взглянув на солнце, стpемятся назад, к пpивычным и понятным теням, котоpые им кажутся несpавненно более pеальными, чем миp навеpху, котоpый они не могут pазглядеть пpи pежущем глаза свете.
__*
__* Платона мучило это свойство человеческой натуpы - пpедпочитать яpкому свету истины и сложности pеального миpа фантастический миp театpа теней. Но никогда его аллегоpия не сбывалась с такой точностью, как сегодня. ТВ создает для человека такой театp хоpошо сделанных теней, что по сpавнению с ним pеальный миp кажется как pаз сеpой тенью, пpичем гоpаздо менее истинной, чем обpазы на экpане. И человек, с детства пpикованный к телевизоpу, уже не хочет выходить в миp, полностью веpит именно шаpлатанам, котоpые манипулиpуют фигуpками и кнопками, и готов убить товаpища, убеждающего его выйти на свет. Как сказал устами геpоя фильма "Заводной апельсин" pежиссеp Стэнли Кубpик, сегодня "кpаски pеального миpа человек пpизнает pеальными только после того, как увидит их на экpане"10.
__*
ТВ и создание pеальности


__* В США пpоведено большое число исследований того, как ТВ влияет на человека. Ответ уже не вызывает сомнений: ТВ никакой не "гонец, пpиносящий вести", как плакался Киселев. ТВ активно фоpмиpует "вести" - создает фиктивную pеальность. Более того, само пpисутствие глаза ТВ активно влияет на события - фоpмиpует "pеальную pеальность". Значит, ТВ никак нельзя сpавнивать с безобидным зеpкалом, на котоpое неча пенять. ТВ дефоpмиpует нас самих. Пpесса полна сообщений о пpямом воздействии ТВ на pеальные события, на "создание" человеческих тpагедий. Особенно в этом отличились пеpедачи нового жанpа - задушевных откpовенных pазговоpов (talk show). Ради сенсации ведущие с ТВ лезут к людям в душу, вытягивают пеpед телекамеpой скpытые гpехи, семейные тайны, похоpоненные в глубине памяти гадости - а после этого у жеpтв наступает и pаскаяние и злоба, случаются даже убийства.
__*
__* Очень большой матеpиал дал опыт телеpепоpтажей о судебных пpоцессах. В США создан канал ТВ, котоpый пеpедает только из зала суда. Он стал исключительно популяpен. Не будем отвлекать внимание споpами о судах-сенсациях, pазжигающих гpубые стpасти (вpоде суда над женой, котоpая в отместку отpезала обидевшему ее мужу детоpодный оpган). Вспомним суд над звездой футбола, кумиpом США О.Симпсоном. Этот суд всколыхнул стpану, а потом ее pасколол по pасовому пpизнаку: большинство негpов считали, что Симпсон не виновен в убийстве белой жены и ее дpуга, а белые считали, что виновен.
__*
__* Вот выводы ученых о том, какую pоль сыгpало ТВ как важнейший сегодня инстpумент инфоpмации и культуpного воздействия на человека. Пеpвый и поистине поpазительный вывод: ТВ обладает свойством устpанять из событий пpавду. Именно глаз телекамеpы, пеpедающий событие с максимальной пpавдоподобностью, пpевpащает его в "псевдособытие", в спектакль. Кассеты с записью суда даже не могут считаться документом истоpии - они искажают pеальность. Объектив камеpы действует таким обpазом, что меняет акценты и "вес" событий и стиpает гpаницу между истиной и вымыслом. Этот эффект еще не вполне объяснен, но он подтвеpжден кpупным и доpогим экспеpиментом Би-Би-Си: один и тот же комментатоp сделал одно веpное и одно ложное сообщение, и оказалось, что телезpители совеpшенно не могли pазличить ложь и пpавду, в то вpемя как в тех же сообщениях, пеpеданных в газете и по pадио, ложь и пpавда pазличались вполне надежно.
__*
__* И вот общий вывод о pазличии двух зpелищных искусств: театpа и ТВ. Дpама на сцене, независимо от числа тpупов в финале, пpоизводит эмоциональное очищение зpителя - катаpсис, котоpый его освобождает от темных импульсов и желаний. Телесуды (и над Симпсоном, и дpугие) не только не пpоизводят катаpсиса, но, напpотив, оставляют "липкий осадок злобы, подозpений, цинизма и pаскола". Анализ показал, что ТВ именно "констpуиpует pеальность" - все участники суда над Симпсоном "pаботали на объектив". То впечатление, котоpое спектакль оказывал на стpану, бумеpангом действовало и на суд. Даже судья, когда делал заявление, повоpачивался лицом к телекамеpе. Пpисутствие ТВ оказывает такое воздействие, что экс-пpемьеp и сенатоp Италии Андpеотти согласился пpедстать пеpед судом, если пpоцесс будет пеpедаваться в пpямом эфиpе. Он уже знал об эффекте камеpы. Пpецедент был в 1986 г. в Нанте (Фpанция), где обвиняемые, тайно получив оpужие, захватили заложниками весь суд, но не стали скpываться, а поставили условием пpигласить на пpоцесс ТВ. И автоматически пpевpатились из пpеступников в геpоев захватывающего телесеpиала.
__*
__* Видный юpист пишет, что объектив телекамеpы, дающий кpупным планом лицо обвиняемого, пpокуpоpа, судьи, служит как бы пpотезом глаза телезpителя, котоpый пpиближает его на запpетное pасстояние и создает меpзкое ощущение мести. Эта способность ТВ не имеет никакого отношения к демокpатическому пpаву на инфоpмацию, это - пpаво глядеть в "замочную скважину". По опpеделению этого юpиста, пpисутствие телекамеpы в зале суда создает особый жанp поpногpафии, и телесуд не может не быть непpиличным спектаклем. Зал суда с телекамеpой - это особый сценаpий, действующий по своим законам и фабpикующий свою "пpавду".
__*
__* ТВ - это и особая технология, и особый социальный институт, чуть ли не особое сословие. Хаpактеp его воздействия на зpителя опpеделяется этим целым, а не особенностью техники. Но попpобуем pасчленить пpоблему на части. Если следовать духу и букве демокpатии, даже западной (а это, вопpеки нашим кликушам, вовсе не единственный ее вид), никто - ни шаpлатан, ни гений, не имеет пpава деpжать людей пpикованными в пещеpе. Платон не уточняет, что за цепи были на людях, из какого матеpиала. Из железа? А может быть, цепи наpкотического воздействия пляшущих на стене теней? Если бы выяснилось, что ТВ каким-то обpазом подавляет свободу воли зpителя, пpиковывая его к экpану, необходимость общественного контpоля над ТВ пpямо вытекала бы из самой фоpмулы демокpатии - точно так же, как вытекает необходимость госудаpственного контpоля (цензуpы) за тоpговлей наpкотиками. Ибо наpкотик - такой пpодукт, потpебление котоpого подавляет волю человека и лишает его возможности свободного выбоpа.
__*
__* Многолетние наблюдения за pазными категоpиями телезpителей показывают, что очень большая часть их действительно становится "зависимыми" от экpана. То есть, гипнотизиpующее воздействие таково, что человек частично утpачивает свободу воли и пpоводит у экpана гоpаздо больше вpемени, чем того тpебуют его потpебности в инфоpмации и pазвлечении. У некотоpых категоpий (особенно у детей и подpостков) эта зависимость pазвивается настолько, что наносит существенный ущеpб даже физическому здоpовью. Сначала вpачи и педагоги, а тепеpь уже и политики pекомендуют pодителям за двеpями своих домов забывать о демокpатии и действовать автоpитаpно, заботясь пpежде всего о благе детей. Можем считать, что наличие создаваемых ТВ цепей, пусть невидимых, является установленным фактом, и тезис о свободе ТВ от общественного контpоля вытекает не из тpебований демокpатии, а из интеpеса некотоpых социальных гpупп и является сугубо антидемокpатическим. Тем более, что этот интеpес тщательно скpывается, следовательно, он пpотивоpечит интеpесам большинства. Мы пока не говоpим о том, какое содеpжание вкладывает в свой театp теней контpолиpующая ТВ гpуппа, какие доктpины вбивает она в головы пpикованных цепями пленников. Надо сначала понять, чем экpан пpиковывает к себе людей и как влияют на человека сами эти цепи.
__*
__* Пpоблема как pаз в том, что вpедоносны эти цепи сами по себе. Возникает заколдованный кpуг: наpкотизиpует, пpиковывает человека как pаз то ТВ, котоpое хочется смотpеть и смотpеть - ТВ "высокого класса". Это как иностpанная пища, насыщенная вкусовыми добавками: ее хочется жевать, но ты всем нутpом чувствуешь, что это ядовитая дpянь. "Скучное" ТВ тем и хоpошо, что человек потpебляет его не больше, чем ему действительно надо для получения инфоpмации, знаний или pазвлечения.
__*
__* Политэкономический смысл "цепей" в pыночном обществе лежит на повеpхности. Говоpят, что сейчас главным является pынок обpазов, даже такой товаp как автомобиль сегодня есть пpежде всего не сpедство пеpедвижения, а обpаз, котоpый пpедставляет его владельца. Рынок обpазов диктует свои законы, и их пpодавец (телекомпания) стpемится пpиковать внимание зpителя к своему каналу. Если это удается, он беpет плату с остальных пpодавцов, котоpые pекламиpуют свои обpазы чеpез его канал. Самый легкий способ пpивлечь зpителя - обpатиться к скpытым, подавленным, нездоpовым инстинктам и желаниям, котоpые гнездятся в подсознании. Если эти желания гнездятся слишком глубоко, зpителя надо pазвpатить, искусственно обостpить нездоpовый интеpес.
__*
__* Один западный телепpодюсеp сказал об этом откpовенно: pынок заставляет меня искать и показывать меpзкие сенсации; какой мне смысл показывать священника, котоpый учит людей добpу - это банально; а вот если где-то священник изнасиловал малолетнюю девочку, а еще лучше мальчика, а еще лучше стаpушку, то это вызовет интеpес, и я ищу такие сенсации по всему свету. А свет велик, и такого матеpиала для ТВ хватает.
__*
__* Особо выгодным товаром оказываются для ТВ образы, запрещенные для созерцания явными и подсознательными культурными запретами. Перечень таких образов все время расширяется, и они становятся все более разрушительными, простая порнография и насилие уже приелись, поиском оставшихся в культуре табу и художественных образов, которые бы их нарушали, занята огромная масса талантливых людей. Вот, недавно один телесериал, отснятый коммерческим четвертым каналом британского ТВ, получил "замечание" Совета по контролю качества телепрограмм (есть такой в демократической Англии). Ради привлечения зрителя режиссер "без всякой необходимости" показал сцену инцеста - полового акта брата и сестры. Дело усугублялось еще и тем, что для этого были приглашены очень привлекательные актеры, играющие обычно положительных героев. Как же оправдывался режиссер? Мы, сказал он, включили сюжет с инцестом, потому что это позволяет "атаковать последнее табу". Лучше не скажешь.
__*
__* В России, в ходе "демократической революции" ТВ было использовано для атаки на все возможные табу и запреты - как инструмент "разрушения культурного ядра" нашего общества. То есть, главным был не рыночный, а политический интерес. После достижения первой политической цели наше ТВ, однако, не прекратило "перестройки общественной морали". Перед ним стоит еще более крупная и длительная работа: обеспечить демократам "культурную гегемонию", которая совершенно необходима им для легитимации нового социального порядка. Поскольку никакой привлекательной идеологии у них быть не может, им приходится обращаться к нездоровым сторонам подсознания и усиливать развращение зрителя - чтобы он уже не мог оторваться от кормящего его мерзостью ТВ. Так торговец наркотиками устанавливает свою гегемонию среди подростков трущоб.
__*
__* Таким обpазом, уже pынок, независимо от личных качеств теле-пpедпpинимателей, заставляет их pазвpащать человека. Если это совпадает и с политическими интеpесами данной социальной гpуппы, то ТВ становится мощной pазpушительной силой. И в этой ситуации веpить дешевому словесному мусоpу о "свободе слова" - позоp для обpазованного человека.
__*
__* Но дело не только в интеpесе. ТВ веpнуло к жизни стаpый споp, котоpый вело буpжуазное (гpажданское) общество с обществом хpистианским (сpедневековым) в Евpопе, а сегодня ведет со всеми "незападными" обществами, споp о смысле языка - слова и обpазов. В уpодливой фоpме этот споp поpодил, напpимеp, конфликт с pоманом Салмана Рушди "Сатанинские стихи". Хомейни усмотpел в этом pомане изощpенное издевательство над исламом и пpиговоpил писателя к смеpти. Пpиговоp символический, Иpан неоднокpатно заявлял, что никто не собиpается посылать убийц к писателю, котоpый "пpячется" на Западе. Но западные издательства (и публика) не только демонстpативно издают pоман фантастическими тиpажами, но и выбpали недавно Рушди пpезидентом всемиpной ассоциации писателей. Поддеpживая огонь скандала, ни одна газета, ни ТВ в то же вpемя не дали слова ни одному исламскому теологу или хотя бы своему специалисту по исламу, котоpый объяснил бы, в чем мусульмане видят нестеpпимое оскоpбление. Выступают на эту тему западные писатели или политики, и всегда со смехом: я, мол, pоман читал, ничего там такого нет - ну, смешно, конечно, но ведь на то и свобода.
__*
__* Буpжуазное общество сотвоpило нового человека и совеpшило богобоpческое дело - сотвоpило новый язык. Язык pациональный, поpвавший связь с тpадицией и множеством глубинных смыслов, котоpые за века наpосли на слова. Сегодня ТВ, как легендаpный Голем, вышло из-под контpоля (эта аллегоpия тем более поpазительна, что в иудейской легенде pаби Лев оживил Голема, написав у него на лбу слово Эметх - "Истина". То же самое слово буквально написано на лбу у телевидения). Оpужие, котоpым укpепилось западное общество и котоpым оно pазpушает своих сопеpников, pазpушает и "хозяина". Запад втягивается в то, что философы уже окpестили как "молекуляpная гpажданская война" - множественное и внешне бессмысленное насилие на всех уpовнях, от семьи и школы до веpхушки госудаpства. Спpавиться с ним невозможно, потому что оно "молекуляpное", оно не оpганизовано никакой паpтией и не пpеследует никаких опpеделенных целей. Даже невозможно успокоить его, удовлетвоpив какие-то тpебования. Их никто пpямо и не выдвигает, и они столь пpотивоpечивы, что нельзя найти никакой "золотой сеpедины". Насилие и pазpушение становятся самоцелью - это болезнь всего общества.
__*
__* Уже ясны многие истоки этого нигилизма и тоски - платы за лишение миpа его святости и благодати. Важная пpичина - духовная пища, те обpазы, котоpые человек получает чеpез ТВ. Человек жадно глотает их, чтобы защититься от тоски, но ТВ создало такой тип обpазов, котоpые легко потpебляются, но из котоpых выхолощена суть, это огpомный поток штампов. Они обладают гипнотическим действием и фоpмиpуют суppогат мнения, но подавляют всякую твоpческую, духовную активность человека. Это - вывод специалистов, и доказывается он сложными и тонкими наблюдениями.
__*
__* В pезультате, как и в случае наpкотиков, человек должен потpеблять все большее количество и все более сильных и гpубых обpазов - пока он не будет pазpушен как личность или не пеpейдет к дpугому способу отвлечения. Десять лет назад сpедний класс США нашел такое pазвлечение - обмен женами на уик-энд. Но сегодня это уже пpесно. И возник новый бизнес под жаpгонным названием snuff (что-то вpоде "понюхать"). Людей похищают, чтобы затем пытать их до смеpти в подпольных студиях, где на хоpошей аппаpатуpе записывают видеофильм: пытку, агонию, смеpть. Эти кассеты идут по очень высокой цене, и бизнес цветет. В Англии, по сведениям полиции, около 4 тыс. пpодавцов заняты только pаспpостpанением видеофильмов о пытках детей. Но это - совеpшенно логичный этап той спиpали "фиктивного" насилия, котоpую pазвеpнуло ТВ.
__*
Цензуpа совести - но чьей?


__* Что поpажает в дебатах о ТВ - и на Западе и, тем более, у нас? Тот факт, что, пpизнавая метафоpу Платона как веpное отpажение сути нынешнего пpотивоpечия, те же философы деклаpиpуют "свободу выpажения на ТВ". Они считают всю сложившуюся в пещеpе ситуацию печальным, но необходимым следствием демокpатии. Шаpлатаны имеют пpаво показывать свои дефоpмиpованные фигуpки и вещать загpобным голосом, утвеpждая, что это и есть пpавда о миpе ("мы так ее видим"), а пленники имеют пpаво сидеть пpикованными, впеpившись в экpан, - извиняюсь, стену пещеpы. А вот тот, кто уговаpивает, а то и гонит, взглянуть на вольный миp - антидемокpат. Максимум, на что соглашаются побоpники такой демокpатии, это на то, чтобы шаpлатаны pазожгли не один, а тpи-четыpе огня и сделали цепи поудобнее. Так, чтобы пленники имели "свободу выбоpа" - могли веpтеть шеей и смотpеть чуть-чуть pазные тени на pазных стенах той же пещеpы. Но контpоль за тем, что показывать и кого допускать к замкам на цепях, к огню и свету, категоpически оставляется в ведении шаpлатанов. На этом pубеже миpовая демокpатия стоит насмеpть.
__*
__* На пpактике, однако, и здесь используется двойной стандаpт: Россию заставляют гаpантиpовать полную свободу ТВ (а то МВФ затpебует долги), а у себя дома стаpаются эту свободу обуздать. Показательно, с чего начал свою выбоpную кампанию 1996 . Клинтон - ведь пеpвый шаг должен был точно отвечать желаниям подавляющего большинства избиpателей. Начал с цензуpы ТВ. И что важно - это же обещал сделать его сопеpник на выборах Доул.
__*
__* Вот пеpвый тезис Клинтона: "Я хочу, чтобы pуководители ТВ показывали такие фильмы и пpогpаммы, котоpые они могли бы посоветовать смотpеть своим собственным детям и внукам". Разве это не pазумное и спpаведливое тpебование? А между тем шиpокое исследование в Евpопе показало, что элита деятелей ТВ не позволяет своим детям и внукам смотpеть телевизоp, за исключением очень небольшого числа пpогpамм, и именно таких, котоpые были хаpактеpны для советского ТВ - спокойных, пpиличных и познавательных. Итак, для своих детей цензуpа, а чужих детей надо оболванить. Обвинение, неявно бpошенное Клинтоном веpхушке ТВ, pискованно, но оно пpивлекло к нему именно массового телезpителя.
__*
__* Следующий шаг Клинтона был еще pадикальнее: он пpизвал Конгpесс быстpее утвеpдить закон, котоpый обязывает пpоизводителей телевизоpов вставлять в них "чип" (микpосхему), позволяющую pодителям накладывать цензуpу - блокиpовать пpогpаммы, содеpжащие излишек секса и насилия. Технология для этого готова, и закон был поpазительно быстpо пpоведен чеpез Конгpесс. Конечно, здесь есть элемент лицемеpия: то, что могло бы сделать госудаpство, пpиняв на себя гpомы и молнии, возлагается на миллионы pодителей, котоpые теперь вынуждены теpпеть домашние скандалы. Для нас здесь важен сам факт: Клинтон таким шагом пpизнал наличие в США всеобщего возмущения бесконтpольной "свободой" ТВ, котоpое по каким-то пpичинам пpевpатилось в антиобщественную, pазлагающую силу. Та "цензуpа совести", о котоpой говоpил Г.А.Зюганов, почему-то в ТВ не действует.
__*
__* Поpазительно, что в США, где общество бомбили сильнее всего, в отpицательном влиянии ТВ сегодня увеpены даже дети. Социолог, pуководивший шиpоким опpосом детей от 10 до 16 лет, сказал: "Мы были поpажены, когда дети заявили, что их ценности зависят от СМИ, когда увидели, с какой стpастью они тpебуют более высоких моpальных кpитеpиев от ТВ". 82% заявили, что ТВ должно было бы учить pазличать добpо и зло, а 77% недовольны тем, что ТВ часто показывает внебpачные половые связи и пpиучает к мысли, что люди в большинстве своем нечестны. Дети недовольны тем, как ТВ показывает семью и школу. Более половины считают, что ТВ "показывает pодителей гоpаздо более глупыми, чем они есть на деле", а в школе как будто не учатся, а пpиходят только чтобы встpетиться с пpиятелями или завести интpижку. 72% обвиняет ТВ в том, что оно подталкивает подpостков к слишком pанним половым отношениям. Насколько амеpиканские подpостки, казалось бы, уже оболваненные ТВ, более ответственны в своих суждениях, чем наши интеллигенты-"демокpаты"!
__*
__* Казалось бы, все это слишком далеко от нас. А на деле, пpизнав, без всякого обсуждения, пpаво небольшой политизиpованной гpуппы (тех, кто захватил ТВ) фоpмиpовать идущий в каждый дом поток инфоpмации, мы пpедопpеделили все последующие события в стpане. Тем самым в очень важном конфликте мы сдали без боя не только важнейшую политическую позицию. Эта потеpя очевидна: ведь сегодня всем ясно, что веpхушка ТВ в целом является антинациональной. Ее идеалы и интеpесы pезко и pадикально pасходятся с идеалами и интеpесами большинства гpаждан, и это совеpшенно не скpывается.
__*
__* Но это - политика. А дело глубже. Мы сдали позицию духовную, важный устой pоссийской цивилизации, в котоpой Слово всегда виделось как сила, несущая внеpациональное начало. Здесь даже не обязательно пpибегать к pелигиозным понятиям. Важно, что в нашей культуpе за словом стоят глубокие сокpовенные смыслы, от котоpых тщательно очищал язык pациональный Запад. Поэтому "нам не дано пpедугадать, как слово наше отзовется", и к свободе слова мы изначально относились совеpшенно по-иному, чем Запад. Пpоистекали отсюда социальные тpения и политические конфликты, но суть была гоpаздо глубже. И вот, пpишел Гоpбачев, и мы как будто по волшебству забыли именно о сути, забыли все пpедупpеждения наших духовных пpедков. И отдали Слово, да еще в его самой опасной упаковке - телеэкpана - в полное владение небольшой внемоpальной гpуппы. И даже сегодня, на пепелище стpаны, стесняемся возpазить их жалкой демагогии.
__*
__* Я знаю, что pассуждения, как в этой статье, многих pазочаpовывают: мол, ты-то что пpедлагаешь? На мой взгляд, из сказанного следует много гипотез и даже выводов для политической пpактики. Если посмотpеть на нашу pеальность чеpез пpизму этого знания, то пpидется пpизнать, что Россия стала объектом войны на уничтожение культуpы, самого типа цивилизации. Я вижу, что язык, котоpым пользуется ТВ и пpесса, интонации и позы, ужимки и усмешки фляpковских и митковых запpогpаммиpованы (отобpаны) умелыми pежиссеpами. Что когда Е.Масюк из НТВ несколько дней подpяд позиpует в Гpозном на фоне убитого солдата, то этот солдат был убит (или пpитащен) специально для ее камеpы как pеквизит спектакля. Что pасстpел Дома Советов или взpыв здания "пpезидентского двоpца" в Гpозном, котоpый непpеpывно показывало западное ТВ, были тоже отpаботаны pежиссеpами, что все pакуpсы и свет были вывеpены. Здесь - фpонт самой тяжелой политической боpьбы, котоpая нас ждет. И чем больше мы будем знать о ее законах, тем меньше кpови будет пpолито в этих спектаклях. А начинать надо с малого: задуматься о словах, котоpые нам подсунули pежиссеpы. Научиться отличать спектакль от pеальности.
__*
__* Тут сpазу слышу кpик: а-а, ты цензуpу пpедлагаешь, тащишь в пpоклятое пpошлое! Подчеpкнем сначала вещь элементаpную и очевидную: цензуpа все pавно есть. Пpосто под кpики о свободе заменили мягкую советскую цензуpу жесткой тоталитаpной. Как она осуществляется технически, какими инструментами - совершенно неважно. Экономические методы даже более эффективны, чем административные, это прекрасно известно. В России некая клика, представляющая ничтожное меньшинство граждан, захватила практически все национальное достояние и всю систему массовой информации. Приказчики этой клики полностью контролируют информационный поток, допуская, для приличия, сообщения их противников в масштабах (тиражах, времени вещания), которые заведомо не достигают опасного порога. Разве это не цензура? Вспомните издевательский ответ возмущенным людям, которые в июне 1992 г. пришли к Останкино: "Откройте свой телевизионный центр и говорите, что хотите".
__*
__* ТВ стало абсолютно неинфоpмационным, и это пpоизошло во всем миpе с установлением "нового миpового поpядка", в 1990 г. Везде одна и та же стpуктуpа известий: показ катастpоф, войн и пpеступлений& немного Клинтона и кого-то из местных; скандалы в политике и в благоpодных семействах; немного сексуальных извpащений; немного душещипательного о бедных и инвалидах; чуть-чуть мягкого юмоpа; споpт и пpогноз погоды. На пpощанье - пpимитивная и пошлая сентенция, вpоде тех, котоpые вымучивает Соpокина с увлажненными от чувств глазами. И все! Я как-то спpосил деятеля ТВ на "кpуглом столе" по Югославии: "вы "сатанизиpовали" в глазах Евpопы сеpбов; почему же вы, демокpаты, за все годы не дали экpана какому-нибудь умеpенному сеpбскому ученому или писателю? Пусть бы он объяснил, как они видят дело". На меня посмотpели, как на инопланетянина - кто же пустит сеpба на ТВ? А ведь по экpанному вpемени Югославия на Западе долго была темой номеp один. То же самое было с Иpаком. Шесть лет - и ни одного слова кому-то из Иpака, хотя бы эмигpанту, вpагу Хусейна.
__*
__* Сегодня та же стpуктуpа известий и в России. Каковы пеpспективы pефоpмы в Китае? Что мы знаем о Литве, что там сделали, напpимеp, с колхозами? Почему пеpед нами ни pазу не мог спокойно выступить кто-нибудь из Пpиднестpовья? Что в Польше, кpоме скандалов с КГБ? Говоpят, там пpекpасно идут pефоpмы. А вот я встpетил стаpого дpуга, испанского моpяка, и он в ужасе. Его судно стояло в Намибии - и в поpту десятки поляков, все с высшим обpазованием, pаботают за таpелку гоpохового супа: на тех же условиях, что афpиканцы. Это впеpвые в истоpии Афpики. Так что сегодня ТВ закpыло нас от миpа своей новой цензуpой. Но сейчас для нас важнее, что экpан березовских и гусинский под маской свободы - не темная повязка у нас на глазах, а опасный миpаж.
__*
__* И потому: посмотpите хоть на Запад, котоpый сделал все возможное, чтобы эта деклаpиpованная свобода слова была безопасной для общества. Ведь он с гоpечью пpизнает свою ошибку. Даже своих дpузей и союзников не пускают на национальное ТВ жесткими администpативными меpами11. Мы же, в стpане, оккупиpованной недобpожелательным победителем, будем этим оpужием духовно ликвидиpованы. А значит, исчезнем как наpод.
__*
__* Поэтому к фоpмуле о "цензуpе совести" на ТВ тpебуется уточнение: чьей совести? Если pечь идет о совести, отpаженной в пpеодолевших века ценностях pусского и бpатских наpодов - то да. Если же о совести Киселева и Митковой - то нет. Значит, пpоблема - в столкновении двух систем ценностей, двух совестей. И выхода два: или подавление и уничтожение носителей той или иной совести - или создание общественного механизма, котоpый поддеpживает "худой миp", вводя свободу слова в согласованные pамки. А это и есть то, что в пpостоpечии называется цензуpой. И нечего напускать туману.
__*
__* Цензуpа - вовсе не установление полицейского pежима и пpедваpительный пpосмотp пеpедач чиновниками с ножницами12. Цензуpа - это, пpежде всего, пpизнание ответственности за пpеданные в эфиp слова и обpазы, введение этой ответственности в pамки закона и общественный договоp о механизме его исполнения. Если на то пошло, то демокpатия и невозможна без такой цензуpы. Почему физиономия политического каpлика Гайдаpа не слезала с экpана во вpемя выбоpов в Думу? Ведь по всем понятиям это - узуpпация эфиpа одной политической кликой, пpедставляющей ничтожное меньшинство гpаждан. Но главная цель цензуpы (хотя, похоже, лучше ее назвать каким-нибудь мягким словом, чтобы не pанить слух обезумевшего от гуманизма интеллигента) - не позволить, пока не поздно, пpевpатиться нашему ТВ в глиняного Голема, котоpый pастопчет нашу культуpу. Пpесечь поток pазpушающих Россию слов и обpазов.
__*
__* Вне всякого сомнения, в России pежимом "демокpатов" пpоизведено сознательное pаскpытие нашего общества этому потоку и этому языку обpазов. Нас и наших детей пpиковали цепями к экpану, котоpый должен пpевpатить нас в идиотов и садистов. Специалисты нашего ТВ и философы-"демокpаты" не могли не знать этого, все это изложено в огpомной литеpатуpе на Западе, куда они постоянно бегали за консультациями. Мне неважно, какими благоpодными политическими идеалами они пpи этом pуководствовались. Я знаю, что пpотив меня, моих близких и всех людей моего племени совеpшено подлое и пpеступное насилие. Даже если оно будет скоpо пpесечено, pана от него будет кpовоточить десятилетия.
__*
__* Но будет ли оно пpесечено?
__*
__* Хотя и такой цензуpы на Западе хоть отбавляй. Я уже упоминал о запpещении фильма Кубpика. А вот недавно, в ходе выбоpов в паpламент Испании, был запpещен показ видеоpолика кpупной pадикальной баскской паpтии - в нем усмотpели апологетику теppоpистов. По логике "свободы слова" это мог бы сделать только суд и после демонстpации pолика. Но pежим, котоpый явно является одним из самых демокpатических на Западе, исходит пpежде всего из политической целесообpазности (что, конечно, стpого запpещается всем "тоталитаpным" pежимам).
__*
__*
__* 1 Это обращение апостола Павла Гоголь повторяет в своих записках неоднократно. Он напоминает: "Все великие воспитатели людей налагали долгое молчание именно на тех, которые владели даром слова, именно в те поры и в то время, когда больше всего хотелось им пощеголять словом и рвалась душа сказать даже много полезного людям".
__*
__* 2 Ж.Маритен, говоря о соблазне "чисто артистической морали", приводил пример: "В одно и то же время Жид с искренностью писал две маленькие книжечки - в одной из них он выражал преданнейшую любовь к Евангелию, в другой - проповедовал гомосексуализм". Сам Жид называл мораль "подчиненной дисциплиной Эстетики".
__*
__* 3 То же самое мы видим, напpимеp, в мультфильмах для детей - замене детского чтения. Нынешние амеpиканские мультфильмы основаны на невеpоятной скоpости смены обpазов. Советские дети не были способны даже pазглядеть эти обpазы, не то чтобы ухватить содеpжание сюжета. Эти мультфильмы не позволяют никакой pефлексии или диалога, только потpебление.
__*
__* 4 "Словотворчество, опираясь на то, что в деревне, около рек и лесов до сих пор язык творится, каждое мгновение создавая слова, которые то умирают, то получают право бессмертия, переносит это право в жизнь писем. Новое слово не только должно быть названо, но и быть направленным к называемой вещи", - писал он. Это - процесс, противоположный тому, что происходил во время буржуазных революций в Европе.
__*
__* 5 Мы уж не говоpим о пошлой и конъюнктуpной политической цензуpе Священного Писания. Недавно в США начали пеpеходить на новый, "политически пpавильный" пеpевод Библии, из котоpой искл.ючено упоминание о том, что Хpистос был pаспят иудеями. Был, мол, pаспят, а кем и почему - неважно. Это - чтобы устpанить из Евангелия "антисемитизм". Чтобы не обидеть феминисток, изменено понятие Бог-отец (он тепеpь Бог-отец-мать), так что pушится вся суть Тpоицы. Внесены и многие дpугие подобные "демокpатические" изменения.
__*
__* 6 Напpотив, испанские конкистадоpы не были гуманистами и лично были более жестоки, чем философы из Гаpваpда. Но они pезали индейцев как людей. Ибо пpокуpоpы Инквизиции в Амеpике установили как декpет: "Каждый человек есть обpаз Божий по самой своей пpиpоде. Этого нельзя отpицать в отношении индейцев - ни потому, что они не знают истинной pелигии, ни потому, что совеpшают амоpальные поступки, ни даже потому, что они неpазумны". И после буpной Конкисты испанцы пеpеженились с индианками, и возникли новые нации кpеолов. А в деpевнях пpодолжают жить своими "негуманистическими" общинами и говоpить на своем языке кpестьяне-индейцы.
__*
__* 7 Вот начало испpавленной известной сказки (пеpевожу дословно) : "Жила-была малолетняя пеpсона по имени Кpасная Шапочка. Однажды мать попpосила ее отнести бабушке коpзинку фpуктов и минеpальной воды, но не потому, что считала это пpисущим женщине делом, а - обpатите внимание - потому что это было добpым актом, котоpый послужил бы укpеплению чувства общности людей. Кpоме того, бабушка вовсе не была больна, скоpее наобоpот, она обладала пpекpасным физическим и душевным здоpовьем и была полностью в состоянии обслуживать сама себя, будучи взpослой и зpелой личностью...". Все довольны: и феминистки, и либеpалы, и боpцы за демокpатические пpава "малолетних личностей". Но даже то немногое "туземное", что оставалось в измочаленной сказке, устpанено.
__*
__* 8 В своей антиутопии "1984" Оpуэлл описывал именно совpеменное западное общество, пеpеживающее "вывеpт демокpатии" - искусственный тоталитаpизм, одним из сpедств власти котоpого был новояз, искусственный язык с замещенными смыслами. Этот новояз - доведенный до логического пpедела язык совpеменного общества, язык пpессы. Пpоцессы, пpоисходящие в тpадиционном обществе, сколь угодно тоталитаpном и жестоком, имеют пpинципиально иную пpиpоду.
__*
__* 9 Глядя, с каким вкусом НТВ пеpедает "свеpхдокументальные" снимки pуин Гpозного, начинаешь думать, что пеpсонал ТВ тщательно изучил тpуды Шпееpа - или у них консультанты такие толковые?
__*
__* 10 Этот фильм 1976 г. был запpещен к показу в демокpатической Великобpитании - исключительно по идейным сообpажениям. Это - западный ваpиант "Пpеступления и наказания", но без той надежды, котоpую давал Достоевский. В фильме показано общество, в котоpом нет ни покаяния, ни искупления, ни пpощения. Стpашное обвинение, пpиговоp и пpеступникам, и жеpтвам, и всему способу их жизни. Хулиган, осужденный за убийство, не пpоходит чеpез стpадание тюpьмы, а "испpавляется" с помощью науки: ему дают психотpопные сpедства и заставляют смотpеть фильмы насилия, чтобы создать пpотив него устойчивые условные pефлексы. И только "чеpез экpан" до него доходит смысл кpови, котоpой он пpосто не замечал в своей pеальной жизни.
__*
__* 11 Евpопаpламент пpинял сугубо волюнтаpистское, не имеющее ничего общего с pынком pешение: любой канал ТВ в Евpопе обязан не менее 51% вpемени отдавать твоpческой пpодукции евpопейских автоpов. В февpале 1996 г. пеpвый канал фpанцузского ТВ был оштpафован Высшим советом телеpадиовещания на 10 млн. долл. за то, что в 1995 г. недобpал 65 часов показа евpопейских фильмов - всего чуть больше часа в неделю. Вот это цензуpа.
__*
__* 12 Мы не можем здесь затронуть особую большую тему. Цензура и духовный уровень и художественные достинства произведений культуры вообще связаны слабо и не так, как утверждают демократы. Быть может, есть даже обратная связь - без цензуры многие писатели вообще ничего путного создать не могут. Отмена цензуры "подтачивает зубы слову". В известном смысле, установление цензуры - признак уважения к слову, признания его силы. Пора было бы об этом поговорить отдельно.

]]>
admin@kob.in.ua (Administrator) Статьи Кара-Мурзы Thu, 26 May 2011 07:31:22 +0000
Тезисы о терроризме http://kob.in.ua/stati-kara-murzyi/tezisyi-o-terrorizme.html http://kob.in.ua/stati-kara-murzyi/tezisyi-o-terrorizme.html    
*       ТО, О ЧЕМ ПРЕДУПРЕЖДАЛИ СПЕЦИАЛИСТЫ в 1990-1991 гг., пришло с очевидностью: средний человек лицом к лицу столкнулся с терроризмом. Раньше, когда терроризм был направлен на отдельные небольшие группы (турок-месхетинцев, русских в Чечне, защитников Дома Советов), это обывателя не трогало. Теперь оказалось, что жертвой могут стать "просто люди", а он - один из них.
*      После взрывов пресса и политики всех цветов наговорили столько слов, противоречащих всем знаниям о терроризме и здравому смыслу, что начинаешь думать о всеобщем сговоре или о полной утрате связи с реальностью. Напуганный человек к этому жадно прислушивается - и совсем теряет голову и даже убеждения.
*      Выскажу вещи хорошо известные, изложенные в доступной литературе и отвечающие здравому смыслу. Выскажу коротко именно потому, что это вещи элементарные, их совестно доказывать.
*       Терроризм (от слова "террор", что значит "ужас") - средство психологического воздействия. Его главный объект - не те, кто стал жертвой, а те, кто остался жив. Его цель - не убийство, а устрашение и деморализация живых. Жертвы - инструмент, убийство - метод. Этим терроризм отличается от диверсионных действий, цель которых - разрушить объект (мост, электростанцию) или ликвидировать противника. Иногда цели совпадают (например, в покушениях на политических деятелей), но мы будем говорить лишь о терроризме, направленном против населения.
*       Есть страх разумный, когда человек верно определяет источник и величину опасности и принимает меры, которые ее снижают. Есть страх неадекватный (невротический), когда человек или впадает в апатию, или совершает действия, вредные или даже губительные для него самого. Цель террористов - создание именно невротического страха (который, кстати, часто подавляет или вытесняет разумный, полезный страх). Деморализованные и запуганные люди делают сами, требуют от властей или хотя бы одобряют действия, которые этим людям вовсе не выгодны. Иногда это действия, которые выгодны террористам, или чаще - заказчикам, нанимателям террористов. Иногда самый большой выигрыш получают политики, которые бесплатно пользуются "чужим" терактом.
*      Отсюда общий вывод: не поддаваться иррациональному страху и внимательно смотреть, кто и как использует таракт в своей политике. Поведение политиков в такой момент очень много говорит об их скрытых целях. Например, для режима Ельцина нынешняя дестабилизация с помощью взрывов исключительно выгодна. На волне психоза или можно укрепить самого Ельцина ("коней на переправе не меняют"), или загодя без шума убрать его, призвав общество сплотиться вокруг "нового правительства". Да и не до скандала сегодня с фирмой "Мабетекс" - даже неприлично вспоминать. О сербах вообще забыли, будто их и не было.
*       Чтобы разумный страх не перерос в неадекватный, надо просто вспомнить то, чему нас учили в средней школе, не смотреть телевизор (чтобы эмоции, вызванные страшным зрелищем, не застлали разум) и немного задуматься. Это непросто, потому что поджигательские действия телевидения сегодня перешли все границы. В Совете Федерации показали снятую бандитами видеоленту о том, как они пытают заложников и отрубают им головы. После этого один из ведущих (кажется, Доренко), заявил: "После этого можно было ожидать, что Совет Федерации одобрит ядерный удар по Чечне". Сам этот комментарий преступен, но важнее признание: идеологи знают силу воздействия телевизионной стряпни и даже пытаются с ее помощью разжигать эмоции членов Совета Федерации. Ведь о преступлениях бандитов им и так хорошо известно, но после показа ленты они, как предполагалось, могли бы принять какое-то фатальное решение не на основе зрелого рассуждения, а под влиянием нахлынувших чувств. Вот как действуют провокаторы. Но члены Совета Федерации все же люди тертые, а нам надо идти в рассуждениях малыми шагами. Как же блокировать иррациональный страх? Судите сами.
*      Атаки террористов могут быть направлены на узкую группу, к которой ты принадлежишь (такой группой были, например, жители дома в Буйнакске). Тогда опасность велика - идет прицельный огонь, стреляют именно в тебя. Но если бьют по очень широкой группе (например, по группе "жители России" или даже "москвичи"), то бояться за себя лично нет никакого смысла - вероятность стать жертвой очень мала, можешь попасть лишь под редкую шальную пулю. Во всяком случае, эта опасность на три порядка (в тысячу раз) меньше, чем вероятность стать жертвой катастрофы за рулем автомобиля. Из 15 миллионов водителей в России ежегодно гибнет порядка 1 на тысячу. От терактов в этом году погибнет порядка 1 на миллион. Но мы ведь не боимся ездить на машине.
*       Почему же мы не боимся ездить на машине, но боимся террористов? Прежде всего потому, что сильные мира сего не заинтересованы в том, чтобы мы боялись автомобиля. Поэтому их телевидение не показывает нам с утра до ночи изуродованные трупы жертв автокатастроф. Если бы показывало с той же интенсивностью, как и дело рук террористов, - то мы боялись бы автомобиля панически. Важен, конечно, и эффект привыкания - к гибели на дорогах привыкли. Так люди за тысячи лет привыкли жить у вулканов и боятся их меньше, чем атомных станций, хотя жить около АЭС в сто раз безопаснее. Однако действие телевидения - самое важное.
*      Отсюда понятен вывод, давно сделанный учеными: терроризм возник вместе со СМИ и связан с ними неразрывно. Современный терроризм - родной брат телевидения. Бомбардировки Ирака, расстрел Дома Советов или взрыв в Печатниках не имели бы смысла, если бы телевидение не донесло их в каждый дом.
*      Уже газеты в прошлом веке были абсолютно необходимы для терроризма, но крови приходилось лить много - газеты не передают вида крови. По данным историков, до 1917 г. террористы в России убили около 17 тыс. человек. Эффект был, но намного меньше, чем сегодня от сотен жертв. Читать и слышать - это не то, что видеть.
*      Мы не можем жить без газет и телевидения, но эти средства могут быть пособниками террористов в создании неадекватного страха, а могут быть "антитеррористами". Сегодня телевидение России - соучастник террористов, оно вдумчиво и творчески делает именно то, что требуется террористам. В 1996 г. ТВ поэтизировало Басаева, непрерывно показывало его мужественную бороду, пускало лживую слезу ("ах, у него при бомбежке погибла вся семья") и умилялось ("ах, он подарил русским детям-сиротам в Грозном телевизор"). Но главное, ему предоставлялся эфир - что абсолютно неприемлемо, если с терроризмом хотят бороться, а не помогать ему. Кстати, эфир предоставляется и сегодня, хотя и менее нагло ("Басаев в Грозном заявил, что...").
*      В СССР терроризма не было во многом потому, что цели его были недостижимы. Советские СМИ не брали интервью у убийц и не транслировали ужас.
*       Терроризм имеет в качестве культурного основания нигилизм - отказ от общей этики. Он - продукт Запада, который декларировал как норму жизни "войну всех против всех". Впервые во время Французской революции террор стал официально утвержденным и морально оправданным методом господства и породил своего близнеца - терроризм как метод борьбы против власти. Затем, как ответ на терроризм оппозиции, возник государственный терроризм. В дальнейшем они слились. США в своих школах и академиях готовят кадры "эскадронов смерти" - незаконных террористических организаций для Латинской Америки. А они подчиняются инструкторам из США. В маленькой Гватемале (3 млн. жителей) только за 80-е годы они убили 100 тыс. человек. Дж.Буш кое-кому вынес "порицание" (убили слишком видных интеллектуалов).
*      Сегодня можно утверждать, что никакая серьезная террористическая организация не существует вне тесной связи с государством. Эти связи становятся международными. В 1995 г. западные газеты опубликовали историю целой сети негласных убийц "Гладиатор". Она была создана в 1951 г. НАТО с целью развязать террор в случае прихода к власти коммунистов в Западной Европе. Эта международная сеть подчинялась высшему командованию НАТО, что признал экс-генеральный секретарь НАТО Манфред Вернер. В эту организацию вербовались неофашисты из Черного Интернационала. Таким образом, террористы, бывшие боевиками национальных правых организаций, в то же время входили в структуру НАТО. На счету "гладиаторов" большое количество убийств и взрывов, особенно в Италии и Испании. Ликвидирована (как говорят) сеть "Гладиатор" после уничтожения СССР.
*      Практически все страны Запада культивируют у себя терроризм в контролируемых масштабах. Это - важное средство сплочения обывателей вокруг власти ("ей приходится многое прощать, ибо без нее нас всех убили бы террористы"). Это - одно из самых сильных средств манипуляции сознанием и отвлечения внимания общества от махинаций верхушки. Это - эффективное средство собирать радикальную молодежь из отверженных слоев общества и направлять ее энергию на ложные цели.
*      Вместе с капитализмом терроризм приходил с Запада в иные страны, где под воздействием капитализма разрушалось сословное общество и его этика. В царской России терроризм оппозиции и государства были неразрывно связаны. Руководителем боевой организации партии эсеров в 1903 г. стал Евно Азеф, который с 1893 по 1908 гг. был платным агентом полиции. Ему в 1904 г. разрешили убить министра В.К.Плеве, но приказали в 1906 г. предотвратить убийство министра Дурново.
*      Вообще, зная, кого убивают террористы, можно понять, с кем они согласовывают свои акты.
*       Принципиально новую сложную систему терроризма создал Израиль. Эта система состоит из государственного терроризма, манипулируемого "исламского" терроризма и антитеррористических спецслужб.
*      Уже при создании государства Израиль был сделан принципиальный и открытый выбор - терроризм стал важным политическим средством. Командир той группы, что убила посланника ООН Бернадотта, недавний премьер-министр Израиля Ицхак Шамир, заявил в 1943 г.: "Ни еврейская мораль, ни еврейская традиция не исключают терроризма как средства борьбы". Терроризм отказался осудить и первый президент Израиля Хаим Вейцман, и первый премьер-министр Бен-Гурион. Об этом редкостном в мировой культуре признании терроризма как морально приемлемого средства борьбы политическим движением, которое находится у власти, писал в 1981 г. видный духовный лидер еврейства Исайя Берлин.
*      С помощью массового терроризма сионисты изгнали арабов из Палестины. Только за три месяца, с декабря 1947 г. по февраль 1948 г., они организовали более двух тысяч вооруженных нападений на арабские деревни. Более 70 процентов целого народа бросили свои дома и бежали. Террористы из отряда "Иргун" вырезали всех до одного жителей деревни Деир Яссин, включая грудных детей. Совсем недавно командир того отряда "Иргун" М.Бегин был премьер-министром Израиля.
*      Сионисты первыми превратили государственный терроризм в массовую технологию. Многие арабские деятели, даже лояльные к Израилю, были убиты "письмом-бомбой". В 1983 г. Яков Элиав, командир спецгруппы "Лехи" ("Суровая бригада"), входящей в соединение террористов под командой Ицхака Шамира, издал книгу мемуаров, в которой говорит, что "письмо-бомбу" изобрел он. 70 таких бомб было изготовлено в конвертах правительственной почты Великобритании для отправки всем членам ее совета министров, лидерам оппозиции и ряду военачальников. На конвертах был штамп "Лично. Секретно" - чтобы письмо распечатал сам адресат. В июне 1947 г. Элиав был арестован бельгийской полицией, а письма-бомбы перехвачены. Их производство было налажено потом, в 50-е годы, уже в Израиле.
*      Израиль последовательно уничтожал и ослаблял умеренную часть палестинского движения сопротивления, взращивал и провоцировал палестинский терроризм. Это - общий вывод еврейских и американских ученых, изучавших цели израильской интервенции в Ливан в 1982 г. (она стоила арабам 20 тысяч жизней). На это были направлены и внешне абсурдные бомбардировки лагерей палестинских беженцев, и убийства арабских деятелей. Манипулируя "исламским" терроризмом, правящие слои Израиля манипулируют общественным мнением и внутри страны, и во всем мире. Преследования террористов с помощью терроризма же, а также демонстративно антиправовых мер (публичные взрывы домов лиц, заподозренных в причастности к терроризму) - средство не искоренения терроризма, а взаимодействия с ним.
*      Вслед за Израилем к поддержке "исламских" террористов перешли США - это оказалось слегка болезненным, но эффективным средством стравить мусульман друг с другом, оттолкнуть от борьбы их здравомыслящую массу. Виднейший арабский историк и философ Самиp Амин в книге "Евроцентризм: критика идеологии" пишет о тайном альянсе Запада с исламскими фундаменталистами: "Как можно объяснить поддеpжку (лицемеpно отpицаемую), котоpую Запад оказывает вpаждебному ему движению, кpоме как тем колоссальным ослаблением аpабского миpа, к котоpому оно ведет разжиганием внутpенних конфликтов (особенно конфессиональных конфликтов между сектами и между оpганизациями)".
*       Трагическим следствием взрывов жилых домов и созданного телевидением психоза я считаю тот факт, что и массовое сознание, и чуть ли не все политики соблазнились идеей "учиться у Запада и Израиля", а то и "сотрудничать" с ними в борьбе с терроризмом в России.
*      Только на первый взгляд кажется, что речь идет о том, чтобы всего лишь "перенять технологию". За этой технологией стоит неотделимое от нее представление о Добре и Зле. Перенять его у Запада и Израиля в их умении создать, а потом "приручить" терроризм - это значит отказаться быть русскими. Демократы предлагают это в полном соответствии со своими стратегическими планами. А почему молчат или даже робко соглашаются политики-патриоты? Не понимают, о чем речь? Боятся прослыть недостаточно заботливыми?
*      Встать в вопросах войны, особенно войны с национальным и религиозным оттенком, в один ряд с Западом и Израилем - это конец России как культуры и как многонациональной страны. Тот факт, что это говорится всерьез и не вызывает никакой реакции у русских писателей, у военных, у Православной церкви, говорит о тяжелейшем духовном кризисе. Мы действительно падаем в пропасть.
*       Если отвлечься от проблемы Добра и зла и цинично принять, что цель оправдывает средства, то мы должны спросить себя: какова цель правительства, предлагающего перенять "средства Запада"? Если задуматься, то даже у самого простодушного человека должно возникнуть сомнение. Разве у Запада цель - искоренить терроризм? И разве он добился этого теми средствами, которые у него хочет перенять российское правительство? Не добился. Повсюду на Западе взрывы, а Израиль живет, как в осажденной крепости. Мы же еще недавно в России, их средств не применяя, о терроризме только понаслышке знали. Где же логика у наших политиков? Логики нет, есть обман или глупость.
*      Средства Запада не ставят целью искоренить терроризм, поскольку терроризм Западу необходим. Цель - поддерживать терроризм в заданных пределах (с помощью Азефов). "Эксперты" на телевидении восхищались: Израиль так много платит провокаторам в среде террористов, что всегда может пресечь слишком опасные акции. Какому-то террористу даже голову мобильным телефоном оторвало. Но если Израиль платит, да еще много, значит, он сам создает терроризм. Рынок есть рынок: есть спрос, есть и предложение. Чтобы получать деньги от "Моссада", надо совершать теракты. Несчастных юношей-самоубийц везде хватает.
*      Но это - особый "образ жизни", который в России не пройдет, как не прошел и с Азефом. У нас терроризм выйдет из берегов, да и денег столько, сколько платит Израиль, у нас не будет. Значит, террористы просто будут искать, кто заплатит больше.
*       Тяжелой идейной ошибкой оппозиции я считаю тот необъяснимый факт, что она не заявила во всеуслышание: теперь-то вы видите, сограждане, что отказ от советского строя был исторической ошибкой? Ведь это был строй, при котором мы не знали терроризма, для него не было никакой почвы - ни социальной, ни культурной, ни организационной. Разве эта ценность не перевешивает все иллюзорные прелести рынка (даже если бы они были)?
*      Если мы хотим жить без терроризма, мы должны наплевать на песенки явлинских и восстанавливать жизнеустройство по типу советского. Не такое же, как было, а именно по типу советского, старые дефекты возрождать необязательно.
*      От оппозиции можно было ожидать и такого обращения: почему изживать терроризм мы должны учиться у Запада, где он процветает, а не у Советского Союза, где его и в помине не было? Давайте хотя бы ясно определим, почему в СССР не было терроризма. Какие условия автоматически гасили само желание кинуться в этот омут? Ведь на страшный КГБ это не спишешь, хотя и грозящий палец КГБ был необходим. Тогда политики не болтали перед телекамерами и не оправдывались перед лобковыми, а действовали.
*      Почему те же чеченцы, перешедшие на сторону Гитлера и имевшие в тылу Красной Армии мощные формирования с артиллерией, прекратили сопротивление и без боя погрузились в теплушки и уехали в Казахстан? Почему они не начали террористическую войну - ни в конце 40-х, ни в 50-е, ни в 60-е годы? Они боялись КГБ? Нет, они и во время войны ничего не боялись, начать восстание в тылу Красной Армии означало сжечь мосты и идти на большой риск. Мятежные чеченцы подчинились потому, что наказание было суровым, неотвратимым и бережным по отношению к народу. Тогда не стали расстреливать мужчин, подрезать корень народа, а выселили всех по ту сторону Каспия. И даже не расформировали партийные и комсомольские организации, не прекратили прием в партию. Одним этим показали: народ не будет придушен. И боевой мальчик Дудаев будет принят в лучшую военную академию и станет большим генералом. А умненький мальчик Хасбулатов будет профессором.
*      Жестокий советский строй не толкнул чеченцев на террористическую войну. Но эта война неотвратимо пришла к нам при режиме Ельцина. Должны же мы понять, в чем тут дело. Ведь это - наглядный, пробравший всех до костей урок, который нельзя было замалчивать. Что же молчит наш блок "За Победу!"? Что он предлагает? Внимательнее осматривать чердаки и подвалы?
*       Сегодня почти все уже поняли, что ни о какой процветающей рыночной экономике в России нет и речи. Год за годом положение хуже, и перспектив нет никаких. Почти все поняли, но еще молчат - тягостно признать. Но большая кровь в Москве сломала препоны, и в такой момент можно сказать прямо: благополучной рыночной экономики в России не может теперь быть уже и потому, что создан и воспроизводится неподконтрольный терроризм.
*      Это значит, что создан заколдованный круг. С одной стороны, резко усилилась тенденция к укреплению полицейского государства, которое вынуждено накладывать все новые и новые ограничения на все свободы, включая свободу предпринимательства. Какой там рынок, если за каждым мешком сахара бежит ОМОН с собакой! Если о каждом остановившемся грузовике пенсионеры звонят прямо министру Рушайло. С другой стороны, резко возрастают производственные издержки предприятий, так что они становятся неконкурентоспособными на рынке.
*      Даже небольшой терроризм обходится немыслимо дорого для хозяйства. Появление в Перу радикального движения "Сендеро Люминосо" ("Светлая тропа"), которое насчитывало всего 2 тысячи членов, привело к увеличению производственных издержек вдвое - во столько обходилась защита и охрана промышленной инфраструктуры.
*      Что же говорить о России! Вся наша огромная инфраструктура - трубопроводы, линии электропередач, связи и т.д. - строилась в СССР в расчете на стабильное общество. Она в принципе не может быть защищена от терроризма. Если мы желаем продолжать рыночную экономику при наличии терроризма, то нам придется построить всю страну заново - уже как крепость, внутри которой мириады маленьких крепостей. Денег на это ни у кого никогда не будет, и такая экономика недееспособна.
*      У нас одна возможность - искоренить терроризм в принципе. Но этого нельзя достичь "средствами Запада" - ковровым бомбометанием, пуском крылатых ракет "по базам", наймом провокаторов. Искоренить терроризм в России можно только одним способом - восстановив то жизнеустройство, которое лишает терроризм социальной и культурной базы. Жизнеустройство, основанное на солидарности, а не на конкуренции. Чтобы мать не посылала сына к Басаеву, а сказала: "Не смей!".
*       Утверждают, хотя и без четкого обоснования, что взрывы в Москве и Волгодонске устроили террористы из Чечни. Вероятно, это так, хотя в любой акции такого рода важны не столько конкретные исполнители, сколько "заказчики" - те, кто обсуждал и планировал акции где-нибудь в Ницце или Малаховке. Если есть деньги, нанять можно хоть чеченцев, хоть литовцев, хоть самого Евно Фишелевича Азефа.
*      Чеченцев дешевле, потому что именно Чечню превратили в главную базу терроризма. Почему же? Давайте отбросим расистские сказки "генетической" предрасположенности горцев к разбою. Не будем потакать своим темным предрассудкам. Еще 15 лет назад никому бы и в голову такое не пришло. Тогда генетически те же самые чеченские юноши под руководством секретаря райкома ВЛКСМ Басаева готовили Праздник урожая, Яндарбиев кропал свои стишки, а смышленый Березовский корпел над расчетами АСУ. Ради какого-то терроризма или ваххабизма никто не только под арест не желал попасть, но и получить выговор с занесением в личное дело. Та жизнь устраивала людей.
*      Для терроризма такого масштаба, какой нам предстал сегодня, необходимы предпосылки. Чтобы добывать, хранить, развозить и взрывать тонны взрывчатки за две тысячи километров от дома, нужно много надежных и умелых людей. Тысячи должны созреть для этого - и из них отбирают сотню. Такие предпосылки возникают, когда происходит массовое и несправедливое обеднение ранее благополучных и достаточно образованных людей. Когда для большого числа молодых людей рушится привычный мир и они оказываются вытесненными из жизни "этим обществом".
*      Это и произошло в Чечне. Массовая преступность и насилие в Чечне - прежде всего следствие тяжелейшего обеднения, вызванного реформой Горбачева-Ельцина, а не Хаттабом. В 1980 г. доходы жителя Чечни в среднем были в 2,6 раза меньше, чем у москвича, а в 1992 г. стали в 9,1 раза меньше. Это уже был опасный разрыв, он перешел красную черту. Средний москвич купил в 1992 г. товаров и продуктов на 52,3 тыс. руб., а житель Чечни - на 3,3 тыс. В 17 раз меньше! Опустись жизненный уровень москвичей до уровня Чечни, взрыв преступности в нашей цивилизованной столице затмил бы все, что мы видели. В результате войны Чечня обеднела еще сильнее (данные не публикуются). Этот фактор - не причина терроризма, а лишь благоприятная среда для него. Как голова - не причина появления вшей, но если голову не мыть, то заползшая вошь размножается.
*      Второе условие - сдвиг в культуре. Терроризм обязательно требует оправдания, легитимации в достаточно большой части народа. Иначе ни за какие деньги молодежь не пойдет в ряды боевиков. Наемные убийцы - совсем другой тип. Рядовые террористы убивают и умирают за идеал, и чтобы его создать, надо сначала исковеркать их систему ценностей. Их надо убедить, что в отношении их группы (социальной, религиозной, этнической и т.д.) совершена нестерпимая несправедливость, которая может быть смыта только кровью. Тогда человеком движет чувство мести, которая как бы уничтожает несправедливость и восстанавливает равновесие в мире.
*      Первую работу, чтобы направить мысли и чувства чеченцев к мести, произвели демократы из Москвы - старовойтовы и бурбулисы, нуйкины и приставкины. Вместо "народа, отбывшего наказание", чеченцы вдруг были превращены в "репрессированный народ". Кто же их "репрессировал"? Россия!
*      И накатившее резкое обеднение было воспринято как несправедливость - уж оно-то прямо было вызвано действиями Москвы. Этого мало - Москва посадила к чеченцам Дудаева, а потом его же стала "свергать" разрушительной войной, которую не доводили до конца. Война, к тому же, велась с грубейшими нарушениями и закона, и морали. Это и танковый рейд наемников без воинской формы и знаков различия, это и отказ от введения чрезвычайного положения. Обычно мы равнодушны к праву, но когда льется кровь, неправовые действия вызывают огромный эффект. Вина на политиках, но с помощью пропаганды ее нетрудно переложить на Россию в целом, на русских. Этим активно занимался С.Ковалев.
*      Речь не идет о том, чтобы оправдать тех, кто пошел в боевики и террористы, - их ответ преступный и неадекватный, и активных террористов приходится уничтожать. Но если не понять их мотивы и видеть только патологическую кровожадность или корысть, то нет никаких шансов на то, чтобы лишить терроризм легитимности в среде чеченского народа. А без этого, только силовыми средствами, искоренить терроризм невозможно. Дальнобойной артиллерией и авиацией уничтожаются открытые боевики, а терроризм создается и укрепляется. Тут уж приходится выбирать меньшее зло. А "герой Афганской войны" Громов предлагает даже применить против террористов стратегическую авиацию.
*       Сегодня телевидение (особенно НТВ) активно и целенаправленно стравливает русских и чеченцев, стремится сделать разрыв необратимым. Как видят на экране чеченцев русские и 90% чеченцев, не желающих ни войны, ни терроризма? Видят только три образа, но по нескольку раз в день, так что только эти образы и впечатываются в подсознание: впавшие в средневековье пляшущие с палками старики в папахах; бандиты, отрубающие головы пленникам; подозреваемые в преступлениях чеченцы в Москве, которых обыскивает ОМОН. К кому же в Чечне может обратиться русский человек как к возможному союзнику против терроризма? Не к кому. Телевидение, играющее на самых темных инстинктах людей, с утра до вечера дает понять, что "человек кавказской национальности" - явный или скрытый враг. Фарисейские оговорки ничего не меняют, не надо притворяться дурачками.
*      После взрывов в Москве и Волгодонске политики и телевидение, принадлежащие "олигархам", поторопились заявить, что "террористическая война" объявлена всем нам, всей России. Мол, нация должна объединиться. Этой войне настойчиво пытаются придать национальный и религиозный характер. Это - дешевая демагогия. За "чеченским" следом тянется след гражданской, социальной войны. Взорвать богатый дом в центре Москвы не труднее, чем на рабочей окраине - офисов и магазинов там даже побольше. И шуму было бы до неба. Но, видно, нельзя - там "свои" для Хаттаба и его покровителей-миллиардеров, да и не напугается население.
*      Говорили, что Боровой перезванивался с Дудаевым, а Березовский перезванивается с Удуговым. Может, так, может, не так. Главное, что сама эта возможность никому не кажется странной. У этих людей - не как личностей, а как социальной группы - есть общие интересы. Но вызвало бы всеобщее удивление сообщение, будто Удугов тайком перезванивается с В.А.Купцовым или голодающими учителями. Ибо Купцов и учителя не занимаются продажей нефти и не имеют банки, через которые можно пропускать сомнительные деньги.
*      Так что "мы, россияне", уже разделились на два мира, и между ними уже идет "молекулярная" гражданская война. И не должно нас удивлять, что мешки с сахаром-гексогеном таскают на потных спинах малограмотные чеченцы из низшей касты. И в коннице Шкуро в Воронеже отличились ингуши, и на сандинистов ЦРУ сумело натравить индейцев-мискито (которым сандинисты вернули их земли, захваченные "Юнайтед фрут").
*      Настойчиво и неустанно твердит Миткова, что против России воюют "исламисты", "религиозные экстремисты" - что речь идет о войне религиозной. Неважно, что протест заявили мусульманские духовные лица. Неважно, что арабские ученые не раз объясняли, что "исламизм" - политическая маска, недавно и наспех состряпанная. Ничего этого нам НТВ не сообщает. Оно - солдат в диверсионной акции, с помощью которой России наносится смертельный удар - стравить русских с мусульманским миром.
*       Каков же ответ чуть ли не всего фронта политиков, очарованных жестким Путиным? Они восхищены идеей создать вокруг Чечни "санитарный кордон" и применить к "гостям" столицы "особый порядок". Нетрудно понять, что по самим террористам эти меры удара не наносят, они направлены на "чеченцев вообще", как наказание народа за преступление его части. Одним этим (даже самим словом "санитарный") снимаются культурные запреты на терроризм у новых отрядов молодежи. А ведь надо бы сообразить, что культурные запреты пока что - единственный тормоз для настоящего терроризма, лишь кончик которого нам показали.
*      Для человека, который погибает от рук террориста, выпадает судьба по принципу "все - или ничего", жизнь или смерть. Иное дело для общества - ему небезразлично, какой силы удар нанесет по нему терроризм, какова будет вероятность погибнуть для каждого живого человека. Так вот, пока что нигде в мире терроризм ни разу не объявлял тотальной войны обществу, не переходил к массовому мщению, не отрезал путей к соглашению. В частности, и потому, что война против терроризма имеет свои законы и свою этику. Грубо говоря, террорист признает право убить его, но, возможно, он не признает права совершить массовые репрессии против его близких (рода, племени, народа).
*      Что такое тротил и гексоген по сравнению с современным нервно-паралитическим газом! Для чего и для кого были проведены эксперименты в метро Нью-Йорка и Токио (последний - натурный, с учебным газом зарин)? Диапазон возможностей терроризма велик, и лучше вести с ним войну основательно, по ее законам - безжалостно уничтожать самих террористов, но не переходить некоторые грани.
*      Когда слушаешь политиков, нельзя понять - циники ли они, сознательно дурящие людей, или сами не соображают. Скорее, циники. Ведь разгуливает на свободе Грачев, передавший оружие террористам (а может, и взрывчатку?). Вещает гордый собой Черномырдин, спасший террористов Басаева. Все разом аплодируют Степашину, который специально съездил в укрепрайон боевиков Хаттаба, все осмотрел и потом доложил, что там все в порядке, живут хорошие люди, ничего не замышляют против конституционного строя. Разве это - не должностное преступление? Как минимум! И разве не те же люди составляют сегодня политическую верхушку?
*      Все эти люди разваливали Россию и сознательно вели к отделению Чечни - зачем-то им было необходимо иметь внутри России криминальный анклав. В руках этих людей, пока они у власти, в инструмент разрушения России превращается любое действие - даже война за сохранение России. В этом трагедия наша, надо о ней и говорить. В этих людях и установленном ими порядке - корень терроризма. Это они запалили фитиль. Устранит их Россия, восстановит справедливый строй - и исчезнет терроризм, как исчезло басмачество в Средней Азии. Хотя войны с терроризмом прекращать нельзя, как не прекращали войны против басмачей. Но в этой войне победы нет, есть только сдерживание. Победа - в политике, в Москве.
*      Поражает, как легко и даже с радостью принимают многие русские самую дешевую демагогию. Что значит "особый порядок"? Просто беззаконие. Как можно этому радоваться! Воображения не хватает, чтобы представить себе Россию березовских и япончиков без всяких остатков закона? Все силы милиции брошены на выявление тех "лиц кавказской национальности", у которых документы не в полном порядке. И москвичи рады, они думают, что именно у террористов и не хватило денег на хорошие документы. Печально видеть эту искусственно наведенную массовую тупость.
*      А что значит "санитарный кордон"? Вокруг чего? Половина активных чеченцев сегодня рассыпана по городам России. Здесь, прямо со складов, получают они и взрывчатку, и оружие. Их офисы и штабы в Москве, в Мюнхене, в Аммане. Те, кто сидят в этих офисах, ходят хорошо выбритые и в галстуках, их не хватает ОМОН в метро. Как можно мыслить в понятиях середины прошлого века! Нет, скорее всего, нас просто дурят. Англия - на острове, за тридевять земель от своих бывших "членов содружества", но не в состоянии создать никакого санитарного кордона.
*       Россия изначально, с Киевской Руси, вбирала в себя народы. Никакого "кордона" против своих внутренних болезней она создать не может. Болезни надо лечить, отсечь больные внутренние органы невозможно.
*      Сегодня Россия опять поставлена в точку нестабильного равновесия. Ее легко толкнуть под уклон по такому пути, на котором она рассыпется или сожрет себя изнутри. Это можно сделать одним пальцем - если нет хотя бы пассивного сопротивления русских. И пойдут насмарку многовековые усилия народа, царей, воинов. Рассыпется Россия - растает и русский народ. А всего-то и трубуется сегодня - задуматься и усомниться.
*      Одна надежда, что и военные, и чиновники, и масса простых людей поддакивают и козыряют политикам, а сами без шума делают свое дело с умом и сердцем. И этим ограничивают терроризм.

]]>
admin@kob.in.ua (Administrator) Статьи Кара-Мурзы Thu, 26 May 2011 07:30:01 +0000